8 декабря 2016, четверг

Отравленный воздух. Мир превращается в минное поле

комментировать
Победить терроризм и вернуть на землю мир и спокойствие — это важнее любого запуска космического корабля

Победить терроризм и вернуть на землю мир и спокойствие — это важнее любого запуска космического корабля

После трагедии в Мюнхене я еще сильнее почувствовал, что страх и террор проникают в каждого, независимо от того, где он живет. Мир превращается в минное поле, на котором мы азартно пытаемся жить по‑старому

Терроризм объединяет народы. Как слезы объединяют малознакомых людей на похоронах близкого друга.

Иногда мне кажется, что в последние годы изменился состав воздуха, которым мы дышим. Из-за другого, не технологического загрязнения окружающей среды. Соотношение кислорода и углекислого газа, возможно, осталось почти таким, как и было, но добавились элементы, попадающие в человеческий мозг и нарушающие восприятие мира: страх и террор.

После трагедии в Мюнхене я еще сильнее почувствовал это глобальное загрязнение воздуха. Дело не только в том, что Мюнхен — дорогая часть моей личной географии, город, куда я приезжаю ежегодно уже два десятка лет, город, в котором я знаю десятки улиц, кафе и площадей. Дело не только в том, что Мюнхен — побратим Киева. Дело в том, что страх и террор проникают в личную географию каждого, независимо от того, где он живет: в Китае или Эквадоре.

Террористы превращают мир в минное поле, а живущие в нем начинают казаться этим самым террористам азартными игроками. Азартными, потому что хотят выжить, хотят жить по‑старому, мирно, несмотря ни на что. Точно так, как в Киеве во время расстрела снайперами протестующих на Майдане тысячи не­участников протестов сидели в кафе, шли на работу или планировали семейный отдых в офисе турагентства. Карусель жизни крутилась, не останавливаясь. Только мертвые не могли удержаться на ее игрушечных лошадках и оленях.

Карусель жизни крутилась, не останавливаясь. Только мертвые не могли удержаться на ее игрушечных лошадках и оленях

Но украинская революция или турецкий военный путч — это другие трагедии. Их участники знали, на что идут. А вот когда в пятую годовщину страшного теракта в Норвегии, совершенного незаметным ранее Андерсом Брейвиком, незаметный выходец из Ирана целенаправленно расстреливает детей в Мюнхене — время и мысли останавливаются. В голове сам себя объявляет траур, и ты больше не понимаешь: как жить дальше и во что верить? В то, что человечество движется к светлому будущему? К научному прогрессу и финансовой стабильности?

Нет, человечеству хватит мечтать. Победить терроризм и вернуть на землю мир и спокойствие — это важнее любого запуска космического корабля и ценнее любого научного открытия. Только как это сделать теперь, когда распылением террора и страха в мире занимаются территории, соразмерные большим государствам? Да и некоторые государства, словно их политики надышались тем же отравленным воздухом, начинают вести себя, как террористы?

Несколько дней назад в трехстах метрах от моего дома, на соседней улице рано утром прозвучал взрыв. “Я его слышала!” — сказала мне жена, когда час спустя я узнал, что взорвалась машина и в ней погиб знакомый журналист, с которым совсем недавно мы ужинали за одним столом.

Потом в интернете появились записи с камер видео­наблюдения, где видно, каким маршрутом двое — он и она — с бомбой в сумке шли к припаркованной на улице машине. На этих кадрах я увидел соседний дом и понял, что они проходили и мимо моего дома, мимо нас, мимо нашей жизни.

Террор постепенно становится наукой. Его уже можно разделять на спонтанный и организованный, на целенаправленный и слепой, на точечный и массовый. Но я не хочу его понимать, не хочу автоматически определять, к какому виду террора нужно отнести этот взрыв, или то убийство, или стрельбу по прохожим в Мюнхене.

Я хочу, чтобы этого не было, чтобы человечество не стремилось куда‑то “вперед”, а вернулось назад, к стабильности и спокойствию. Если виноват воздух, которым мы дышим в последнее время, то следует найти источники его загрязнения или включить особые фильтры. Не для того, чтобы мы жили дольше, а для того, чтобы мы жили.

Киев оплакивал убитого журналиста Павла Шеремета. А теперь оплакивает невинных жертв Мюнхена. Террор нас действительно объединил, как раньше объединяли телемосты и культурные акции. Но хочется верить, что время страха и террора пройдет. Какое время наступит потом? Это во многом зависит и от нас, и от наших политиков.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 29 июля 2016 года. Републикация полной версии текста запрещена

Больше мнений здесь

ПОДПИШИТЕСЬ НА РАССЫЛКУ   Андрей Курков   И ЧИТАЙТЕ ТЕКСТЫ ИЗБРАННЫХ АВТОРОВ КАЖДЫЙ ВЕЧЕР В 21:00
     
Андрей Курков
Андрей Курков

Писатель

Другие мнения автора
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.