3 декабря 2016, суббота

К традициям через инновации. Путь е-демократии для Украины

комментировать
У нас достаточно инструментария, чтобы строить прогрессивную форму прямой демократии в стране

На северо-востоке Швейцарии, недалеко от границы с Германией, есть два небольших кантона. Называются они Гларус и Аппенцель-Иннероден.

Интересны они тем, что там до сих пор сохранилась средневековая форма принятия политических решений под названием «ландсгемайнде» (дословно – земельная община). В условленный день жители кантона собираются на главной площади, чтобы проголосовать за ряд предложений местного правительства.

И голосуют они руками.

Когда много говоришь о необходимости внедрять инструменты прямой демократии в Украине, сталкиваешься с волной критики. Опирается она, в основном, на главные столпы украинского народа: благосостояние и сознательность. Или же на «неблагосостояние» и «несознательность».

А я так или иначе касаюсь швейцарского демократического феномена, поэтому разница между нашими странами выглядит рельефной. Хотя я восхищаюсь примером Швейцарии, но закрывать глаза на ряд странностей было бы несправедливо. Даже при всех ее политико-экономических достижениях.

Взять «ландсгемайнде» – у нас эта форма в лучшем случае вызовет недоуменную улыбку. Однако в упомянутых швейцарских кантонах она имеет серьезнейшее историко-социальное значение. Именно таким способом в 1291-м году была утверждена «Союзная грамота», которая стала формальным правовым фундаментом для создания Швейцарского клятвенного союза – первой "версии" современной Швейцарской Конфедерации.

При этом долгое время сохранялась и вовсе парадоксальная ситуация. Снова-таки исторически «ландсгемайнде» по определению являлось «собранием вооруженного населения, куда не допускались лица женского пола». В итоге, в продвинутой Швейцарии до 1971 года женщины были лишены избирательного права. А в некоторых кантонах – вообще до 1990, и отмена запрета наступила только после решения Федерального суда.

Инновации не противостоят традициям – напротив, в XXI веке мы можем успешно комбинировать их

Однако, будучи внешне похожим на городской карнавал, «ландсгемайнде» всё же законодательно остается главным инструментом прямой демократии в Гларусе и Аппенцеле-Иннероден. Вопросы, которые выносятся на обсуждение, касаются внутренней экономики кантона, повышения или понижения налогов, сферы банковского управления, выборов местных исполнительных органов. Серьезность повестки дня сомнений не вызывает.

Невозможно представить, что украинцы выходят даже небольшим селом на подобную затею и, принимая бюджет, голосуют руками, сельский голова подсчитывает согласных «на глазок», а ему при этом еще и верят. Для нас, как и в принципе для современного мира, это дикость. Во-первых, нарушена тайна голосования. Во-вторых, невозможно говорить о точных цифрах. Об этом твердят скептики: именно пребывание в толпе голосующих вызывает такое единодушие швейцарцев в решениях, а вовсе не хорошие решения местных чиновников.

Хотя здесь есть и объективные факторы: кантоны невелики, не являются важными политико-экономическими центрами, как Цюрих или Женева, и жители, практически зная друг друга в лицо, исторически пришли к консенсусу между собой и доверию к избираемым ими управленцам. Им это комфортно, поэтому кому какое дело? Но архаичности процесса это не уменьшает. Да и у нас, живущих в эпоху тотальных подтасовок («не важно, как проголосовал - важно, как посчитали»), такое попросту не реализуемо.

Давайте посмотрим на другой полюс.

Эстония – классическая парламентская республика. О прямой демократии здесь упоминают редко и вскользь, иногда вздыхая, что ее идеи провалились. Однако с 2000-го года Эстония планомерно переводит в онлайн все контакты гражданина с государством. Это помогло уменьшить чиновничий аппарат, из-за чего снизился уровень коррупции и повысилась прозрачность государства.

Мало тех, кто не слышал о знаменитых эстонских ID-картах, которые полностью заменили внутренний и заграничный паспорт, водительские права, а также являются инструментом для того, чтобы получать государственные услуги, подписывать документы и оплачивать налоги, не отходя от монитора. С их помощью страна налаживает и электронное голосование – в 2005-м году она первой в мире предоставила возможность гражданам выбирать представителей местной власти через интернет. Уже в 2015-м на эстонских парламентских выборах таким способом поступило более 30% голосов. И этот рекорд наверняка будет побит уже в следующей кампании.

Чем можем похвастаться мы? Разве что не очень успешными тестами сервиса электронных петиций. Чувствуем недоработки и попытки государства просто «замылить» глаза населению. Несистемный подход к реализации сервиса дискредитирует его изнутри.

Кстати, опытные швейцарцы тоже не впереди планеты всей. Уже четырнадцать лет они озабочены проблемой перевода своей знаменитой референдумной системы в онлайн. Система E-Voting, которая позволяет голосовать через интернет, используя серию идентификационных и верификационных ключей, все время сталкивается с техническими и правовыми сложностями. Поэтому жители лишь отдельных кантонов (и их граждане за границей) получили возможность выразить свое мнение онлайн. Процесс расширения пока тормозится.

У эстонцев же наблюдается обратный процесс: они начали с интенсивной информатизации страны и, в первую очередь, дали своим гражданам электронные инструменты взаимодействия. А уже на них можно при необходимости постепенно наслаивать элементы прямой демократии и редактировать правовую базу. Ведь так же, как и мы, эстонцы исторически привыкли к опосредованным формам госуправления, и конституционная переориентация еще впереди.

Инновации помогают маленькой постсоветской Эстонии не только бежать рядом с экономическими гигантами. Чем проще гражданину достучаться до государства, тем прозрачнее он воспринимает систему. Доступность и простота электронных услуг сможет обеспечить высокую "явку" на выборах и рано или поздно сформировать понимание коллективной ответственности. А это в сути своей и является признаком построения прямой демократии. Потому что просто отдать голос в удаленном режиме – это еще не е-демократия, а всего лишь удобный сервис.

Сейчас там зарождается новый тип государства, черты которого пока встречают сопротивление у таких традиционалистов, как Великобритания, Франция, Испания или Швейцария. Они на разных полюсах, но все же движутся в одну сторону.

Почему я взял такие выпуклые и непохожие друг на друга примеры?

Потому что на самом деле они не противоречат друг другу. Инновации не противостоят традициям – напротив, в XXI веке мы можем успешно комбинировать их. Избавляя суть прямой демократии от реликтовой формы, мы дарим ей новую жизнь в электронных сервисах.

Учитывая интенсивную интернетизацию страны и количество наших талантливых IT-специалистов, ProZorro и iGov, электронные реестры и биометрические паспорта, у нас достаточно инструментария, чтобы строить прогрессивную форму прямой демократии в Украине.

Остается лишь действовать.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.