19 октября 2017, четверг

Что же сделала Великобритания?

комментировать
Вне зависимости от результатов референдум – новый прецедент для мировой политики

В макрополитическом смысле Британия чувствует себя некомфортно.

Как жесткие традиционалисты, они привыкли к своему островному (а, значит, минимально зависимому от внешних территорий) положению. Но при этом – и к агрессивной экспансии или хотя бы влиянию на политическую жизнь мира. Brexit позволил актуализировать эту роль – показать, насколько заинтересован в Британии ЕС и как сильно заволновался остальной мир. В том числе, и Украина.

Сейчас многие скептики говорят о том, что прошедший референдум был не обязывающим, а рекомендательным, что перевес мизерный, поэтому власти могут извернуться и пойти против прямого волеизъявления народа. К тому же, голоса спорно распределились и по странам Королевства, и по возрастным категориям. Уже собраны миллионы подписей за проведение повторного референдума. Все это наводит на мысль, что Великобритания показательно «вильнула хвостом» перед ЕС, чтобы выбить себе максимум преференций.

Возможно. Но статистика и последовательность британской политики играет против скептиков. Несмотря на то, что сам премьер-министр и множество парламентариев являются сторонниками евроинтеграции, свою волю народу они навязывать не смеют. Что и подтверждает Дэвид Кэмерон своим заявлением об отставке. Пообещали власти юридически оформить результаты референдума, значит, так и будет. Представляете себе такую политическую ответственность в нашей стране?

В Британии растут волнения, но и Евросоюз рискует затрещать по швам

Великобритания всем миром воспринимается, как родина сильного консервативного парламентаризма. Сравнить хотя бы ту дикость, периодически творящуюся в Верховной Раде, и жесткий регламент поведения в британских палатах лордов и общин (вспомните апрельский случай выдворения депутата Скиннера за сленг). Но при сохранении традиций и причудливых правил за последние шестнадцать лет в законодательном поле Британии произошло несколько важных изменений.

Это закон 2000-го года о политических партиях, выборах и референдумах, предоставивший правовую основу для современного Brexit. Согласно нему, общегосударственный референдум назначается парламентом, а проект с «формулой» – непосредственно вопросом, на который будут отвечать граждане – вносят те, кто обладает законодательной инициативой.

Или закон 2007-го года о выборности палаты лордов, вообще разрушивший один из столпов британского парламентаризма. До этого момента члены палаты не избирались в принципе – их пожизненно назначал премьер-министр за заслуги перед государством.

То есть, британская система, несмотря на стремление к традициям, не может не стряхивать пыль веков со своей политической системы. Да, в британских академических кругах много приверженцев идеи «верховенства парламента» и сторонников жесткой представительной демократии, но постепенно референдумы и опросы населения становятся трендом и здесь. Если раньше такие формы считались посягательством едва ли не на разумное существование государства (необразованный люд не должен принимать решения – он умеет только ломать), то сейчас говорить о невежестве британского электората нельзя.

В монархии де-юре Brexit де-факто – уже третий референдум за последние пять лет. Все они – по серьезным государственным вопросам, и каждый демонстрирует высокую явку. В 2011-м британцы решали, обновлять ли систему выборов в палату общин. В 2014-м Шотландия выбирала, становиться ли независимой (сейчас этот вопрос снова поднимается). Теперь – выход из ЕС. И это не предел.

Вне зависимости от результатов референдум – новый прецедент для мировой политики.

В Британии растут волнения, но и Евросоюз рискует затрещать по швам. Еще непонятно, выдержит ли он или сможет провести адаптационные реформы, чтобы успокоить страны-участницы. Тем временем Украина продолжает сложный пути евроинтеграции. Мы сами подвели страну к тому, что без эффективного союзничества вряд ли справимся. Но это не отменяет необходимости параллельно наращивать собственную самодостаточность. И если уж даже консервативная Британия «прогибается под изменчивый мир» и все активнее внедряет формы непосредственной демократии, то почему нам не перестать жаловаться и не принять прогрессивные (хотя, на самом деле, хорошо забытые старые) варианты управления государством?

Это не самый безболезненный способ. Невозможно в один момент научить население принимать взвешенные решения, направленные в будущее. На этом пути ожидают ошибки и жесткое столкновение с реальностью: ответственность – это не пустотная категория, а сложный выбор и его последствия. Однако он – хорошая возможность постепенно обрести настоящую сознательность и самостоятельность, о которой сейчас говорят миллионы, а проявляют, в лучшем случае, сотни.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.