20 августа 2017, воскресенье

Кабаре и кости

комментировать
Почему в Киеве попытались сорвать спектакль «Холокост Кабаре» и действительно ли он являлся провокацией?

На днях произошло совершенно беспрецедентное для нашего демократического общества событие. Название будущей театральной премьеры «Холокост Кабаре» вызвало общественный бунт и достаточно радикальные попытки сорвать показ спектакля. Самое большое сопротивление последовало от еврейской общины. С одной стороны и неудивительно, огромная вывеска появилась в 200 метрах от синагоги, да еще и в дни памяти жертв холокоста. За отмену спектакля выступили многие лидеры мнений, включая главного раввина, сочтя спектакль оскорбительным.

В то же время, нужно сказать, что постановку ни один из протестующих против нее не видел. Судя по всему, и мало кто поинтересовался историей проекта и драматургией, например, что пьеса канадца еврейского происхождения с успехом прошла в Германии, Франции, была участницей многих фестивалей.

В прессе подхватили волну, запестрев заголовками о запрете спектакля. Но у нас в стране – нет цензуры, а значит, запретить ничего нельзя, но вот сделать все, чтобы культурное событие не состоялось – не так уж и сложно. Накануне показа спектакля «Холокост Кабаре» площадка, где планировалось мероприятие, отказала в показе, объяснив его невнятно, «звонком сверху».

Автор, приехавший на премьеру в Украину был удивлен и обескуражен, организаторы судорожно пытались спасти показ, обзванивая все возможные сцены, но их ждал отказ как частных, так и муниципальных площадок.

Естественно, не заставила себя ждать и реакция независимых театров, которые вечером устроили пикет с плакатами «Стоп Цензуре».

Анонсы проекта появились давно. Но раньше никто не обращал внимания ни на название, ни на тематику

Недавно в Нью-Йорк Таймс вышла статья социолога Евы Л. Юинг  с названием Why Authoritarians Attack the Arts, где автор проводит четкую параллель между попытками давить на деятелей искусства и становлением авторитаризма. Так делали Гитлер, Сталин и Пиночет. Статья не касалась Украины, но ассоциации начали возникать сами по себе.

«Нам нужно искусство, потому что оно делает нас полноценными людьми. Но мы также должны искусству в качестве защитного фактора против авторитаризма. Спасая искусство, мы спасаем себя от общества, в котором творческое производство допустимо лишь постольку, поскольку это служит инструменты власти», – пишет Ева.

И в такие моменты хочется копнуть глубже: кто и зачем решил сорвать спектакль, и действительно ли в нем заложена провокация, которую нужно остановить?

Буквально за два часа до начала театр «Мизанроп» нашел небольшое пространство галереи, раз в 10 меньше того, где собирались играть изначально, и премьера состоялась. Поэтому мне удалось своими глазами увидеть «запрещенный театр» и проверить свои догадки. Но об этом – позже.

Анонсы проекта появились давно. Но раньше никто не обращал внимания ни на название, ни на тематику. Поскольку я знакома лично с организаторами, ждала премьеру с нетерпением и страхом.

Во-первых, заведомо сложная тема спектакля, связанная с Холокостом. Об этом тяжело говорить, нужна смелость. И делать это нужно аккуратно. «Холокост Кабаре» рассказывает историю Ивана Демьянюка, которого обвиняли в уничтожении почти 30 000 евреев в лагере смерти. Судовой процесс, длившийся почти 30 лет, так и не поставил точку в истории, был Демьянюк палачом Иваном Грозным или же дело фальсифицировали.

Ожидание премьеры было напряженным, для меня было важно, каким авторы покажут Демьянюка: жертвой или убийцей? Важно и потому, что Демьянюк был украинцем. Важно и потому, что режиссер спектакля Илья Мощицкий, как и актеры, из Питера. Единственной украинской составляющей проекта был сооснователь театра Мизантроп, композитор спектакля Дмитрий Саратский и админгруппа.

Спектакль состоит из хроники жизни Демьянюка, которую нам рассказывают во время судебного процесса. На сцене сам Демьянюк в инвалидном кресле, его альтер эго Иван Грозный, ну и судейско-прокурорский состав.

Актеры настолько хороши, что после каждого номера (напомню, спектакль в жанре кабаре) хочется вскочить и кричать «браво». Но поют они о таких страшных вещах, что все зрители практически без движения сидят почти два часа, втиснувшись в кресло. Ужас и восторг. Потрясающе техничные артисты демонстрируют огромнейший диапазон мастерства, невероятная музыка Дмитрия Саратского в сочетании с энергетикой исполнения, кажется, вот-вот разорвет сцены галереи. Им тут мало места. Я мысленно переношу спектакль на большую сцену.

Но вернемся к Демьянюку, история его проста и ужасна, и чем дальше, тем больше похожа на замкнутый круг. С первой сцены мы видим убийцу, и сомнения в том, что он таков – нет ни малейшего. Авторы не дают персонажу психологически оправдаться. Все многочисленные суды, которые мы видим, флэшбеки о семье, детстве, плене, пережитом Голодоморе – кажутся фальшивыми. Как в принципе и все герои. Карикатурный прокурор, адвокат, который стремится выиграть дело, т.к. не умеет проигрывать. Все они прикрываются текстами о справедливости, Израиле, Холокосте. Но лишь прикрываются. Автор пьесы бросает зрителей по годам и судам, бросает очень хаотично, документально, но достаточно схематично, не глубоко. У его героев нет человеческого лица.

Было в спектакле несколько моментов, которые откровенно раздражали, в основном в тех частях, что касались украинской истории героя. Например, сцена из детства Демьянюка, где мать (во время Голодомора) приносит  кусок мяса и произносит очень пафосно (в стиле худшего украинского традиционного театра) монолог о том, что сыну есть нужно и расти. Мясом оказывается домашняя собачка, которую Демьянюк очень любил. Страшный момент. И факт, что во время голодомора люди ели не только животных, но и других людей – неоспорим.  Но вот тот нарочитый пафос, под «вербовую дощечку» с которым актриса играет мать – возмущает. Это было похоже на сцену в кино, где американцы с плохим акцентом играют украинцев, и это слышно. Возможно, случайно?

Нет, здесь нет провокации против кого-либо, на первый взгляд. Тема сама по себе очень острая и щепетильная, а в формате «кабаре» вызывает смешанные чувства. Все участники процесса и евреи, и немцы, и американцы, и украинец  Демьянюк – просто люди с червоточинкой, или просто люди, которым свойственно разное.

Нужно сказать, что накануне премьера спектакля прошла в Питере. И вот, я закрываю глаза, и представляю, как этот спектакль смотрит обычный российский зритель. И тут как раз и проявляется агитационная составляющая. Ведь среди персонажей – нет россиян. А общий политический курс страны по отношению к американцам/украинцам/евреям – предельно ясен…и кажется мне, что в Питере, спектакль прошел при полном восторге.

Нет, тут нет никакого злого умысла и сговора. Просто по большому счету, не важно, о ком писал автор. Спектакль получается при встрече со зрителем, когда последний начинает реагировать. И никто из нас не любит смотреть в зеркало, если оно отображает наши плохие стороны.

В искусстве часто происходят случайности, потому что оно интуитивно и ситуативно. Часто, готовя проект, мы не знаем, какую болевую точку он зацепит.

 «Холокост Кабаре». Чем был бы этот спектакль, если бы его не попытались сорвать? Что хотел украинцам рассказать киевский театр «Мизантроп»?

Стоит ли расценивать сложившуюся ситуацию как предупреждение? Почему международный резонанс, остался без официальных комментариев от минкульта или управления культуры? Куда, в конце концов, движется наше общество – в сторону полной свободы творчества или авторитарного контроля, будь то «общественное возмущение» или «звонок сверху»?

«Мизантроп» дал повод подумать о многом, но меньше всего об истории Демьянюка.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.