4 декабря 2016, воскресенье

За что травят россиян, переехавших в Украину

комментировать
Москва болезненно отреигировала на решение Марии Гайдар присоединиться к команде Михаила Саакашвили

Россия на меня наехала. Я не имею в виду страну, где родился и вырос, где прошли лучшие годы моей жизни, где остались родные и друзья, дорогие мне воспоминания, могилы моих родителей. Страну, которую люблю и куда обязательно вернусь.

Нет, я имею в виду другую Россию: орудие главного калибра кремлевской пропаганды — телеканал Россия. Давеча он открыл огонь по мне и еще нескольким российским журналистам, в разное время и в разных обстоятельствах переехавших работать в Украину. Меня все спрашивают: что это было? Отчего? Зачем? Как это все на нас отразится?

Что ж, попробую ответить.

Запаслись попкорном

Прежде всего, скажу откровенно: мне слегка неловко за комментарий, с которым я выступил в тот день, так сказать, в превентивном порядке, в эфире Эха Москвы, еще до того, как воскресные Вести продемонстрировали свой “шедевр”.

Посмотрев в интернете анонс, который накануне то и дело гоняли по каналу Россия, я искренне поверил, что мы вот-вот увидим большой духоподъемной силы сюжет о том, как морально и политически разложившиеся типы, телевизионные власовцы, национал-предатели, безродные космополиты, госдеповские выкормыши, охвостье западных спецслужб, законченные отщепенцы отправились в поход за длинной гривной, пошли в услужение к укрофашистам и жидобандеровцам, предали царя и отечество. То есть пока еще не царя, но президента-батюшку.

Ненависть — сильное и благородное чувство, которого Путин едва ли заслуживает

Во всяком случае нечто подобное предвещала угрожающая интонация анонса, поэтому я публично призвал весь честной народ запастись попкорном в предвкушении сногсшибательного разоблачительного репортажа. Готов принести извинения всем, кто потратился на попкорн.

Получилось совсем как в сказке Салтыкова-Щедрина о медведе на воеводстве: “Добрые люди кровопролитиев от него ждали, а он чижика съел”.

В эфир вышел весьма невнятный, наспех сделанный сюжет, изобиловавший логическими нестыковками и фактическими ошибками, начиная с неправильных ударений в именах и фамилиях героев материала и заканчивая тем, что, к примеру, ведущий ток-шоу на канале Украина Алексей Суханов переехал работать в Киев отнюдь не накануне Майдана, а раньше; что многие из перечисленных в сюжете российских журналистов давно уже из Украины уехали. Что бывший заместитель главного редактора газеты Московский комсомолец, крымский татарин по национальности Айдер Муждабаев приехал сюда работать не на “новом крымскотатарском телевидении”, а на много лет просуществовавшем в Крыму канале ATR, который после аннексии полуострова закрыли власти РФ и который теперь вынужден вещать из Киева. Что Савик Шустер, наконец, может быть назван российским журналистом с очень большой натяжкой, до приезда в Украину Шустер почти всю свою карьеру проработал в западных СМИ и лишь пару-тройку лет сотрудничал в Москве с НТВ.

Впрочем, все это — детали, пусть даже именно в них, как говорят, скрывается дьявол. Самое досадное, что зрители так и не получили ответ на вопрос, который завяз в зубах после столько раз прокрученного анонса: “Что им пообещал Порошенко?”

Я могу сказать за себя: мне лично Порошенко, к сожалению или к счастью, ничего не обещал. В Киев я приехал работать еще семь с лишним лет назад, в 2008 году, когда в Украине у власти были совсем другие люди; когда Владимир Путин мило кокетничал на публике с Юлией Тимошенко, пытаясь дружить с ней против Виктора Ющенко; когда до Майдана было далеко, и никому в голову не приходило, что через семь лет президентом станет Порошенко (еще Януковича не успели выбрать). Знал бы я о блестящем политическом будущем Петра Алексеевича, мог бы заранее взять с него за грядущую поддержку мешок конфет от фабрики Рошен.

Реакция Кремля

Ну а если отбросить шутки в сторону, гораздо интереснее попытаться ответить на вопрос, почему вдруг появился на канале Россия этот самый “недопасквиль”.

Думаю, причин несколько.

Во-первых, по моей информации, в Кремле очень болезненно отреагировали на то, что Мария Гайдар, дочь покойного Егора Гайдара, выдающегося экономиста, зачинателя российских реформ начала 1990‑х, приняла приглашение Михаила Саакашвили поработать у него в Одессе заместителем.

Изначально иррациональная, на мой взгляд, неприязнь российского президента к Саакашвили давно приобрела патологический характер. А тут дочь Гайдара, которой еще недавно была оказана высочайшая благосклонность — дозволено несколько лет поработать на не самых маленьких должностях в российской власти, заместителем губернатора Кировской области, потом советником вице-мэра Москвы; которая могла бы стать, как некоторые бывшие сподвижники ее покойного отца, лояльным “системным либералом”,— вдруг берет и уезжает работать с едва ли не самым главным заочным путинским врагом. Дальше взрыв ненависти, которая вымещается на тех, кто якобы “протоптал ей дорогу”. В том числе на автора этих строк, которому была посвящена едва ли не половина сюжета.

Кроме того, осмелюсь предположить, что было еще одно событие, едва ли оставшееся вне сферы раздраженного внимания Кремля — два моих комментария на сайте Эха Москвы, посвященные прискорбным украинофобским высказываниям Олега Табакова, собравшие рекордную аудиторию (в сумме их прочло почти полмиллиона посетителей сайта). Ну и, наконец, на уважаемом независимом сайте Медуза, который, как известно, создан бывшей командой Lenta. ru, разумно обосновавшейся в Риге, куда не достают лапы московских держиморд, примерно тогда же появилась подробная сочувственная публикация о судьбе русских журналистов, работающих в Украине. Думаю, именно из‑за всего этого и было решено, пользуясь знаменитым булгаковским выражением, “ударить, и крепко ударить” по этим самым “богомазам”.

 

Украинская правда

Самое удивительное, что авторы сюжета сплошь и рядом невольно говорят правду.

Украина действительно стала магнитом для многих российских журналистов. Они действительно приехали сюда в поисках самореализации — потому что многим из них, как и мне, в России был, по сути, объявлен запрет на профессию. Потому что действительно в Москве — цензура, а здесь — свобода слова, при всех имеющихся издержках.

Мы действительно — уж простите за невольный пафос — исповедуем общеевропейские ценности. Мы действительно поддерживаем европейский выбор Украины, потому что успех Украины на этом пути изменит Россию. Потому что это будет означать крах политики Путина, поставившего на карту буквально все — репутацию страны, будущее ее экономики, отношения с внешним миром, благополучие граждан — лишь бы не допустить успеха украинского демократического проекта, ориентированного на эти самые ценности европейской цивилизации.

Мы действительно давно уже дистанцировались от коллег, с которыми когда‑то работали долгие годы — я бы уточнил: от бывших коллег, потому что они с некоторых пор занимаются какой‑то другой профессией и вообще стали людьми нерукопожатными.

Мы действительно не любим Путина — но сказать, что мы его ненавидим, было бы большим преувеличением. Ненависть — сильное и благородное чувство, которого Путин едва ли заслуживает.

А вот то, что мы “не приемлем Россию во всех ее проявлениях” — это вранье. Мы не приемлем путинский режим. Ставить знак равенства между ним и Россией — мелкое жульничество.

Как мы поведем себя дальше? За всех не скажу. Отвечу только за себя. Буду, как и раньше, спокойно жить и работать, руководствуясь древним принципом: делай что должно — и будь что будет.

Колонка опубликована в журнале "Новое время" за 30 июля 2015

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.