10 декабря 2016, суббота

ЮКОС и Гаага. Как Путин играет в футбол руками

комментировать
Несмотря на все вранье, Путину в конце концов придется раскошелиться и заплатить бывшим акционерам ЮКОСа за отнятую у них компанию

Десять лет назад, примерно об эту пору, жарким московским летом 2005 года, я познакомился с одним из юристов, которые еще только готовились к подаче в международный арбитражный суд в Гааге иска против Российской Федерации о возмещении ущерба акционерам ЮКОСа в результате фактической конфискации некогда крупнейшей российской частной нефтяной компании.

Напротив меня сидел человек – пока не буду называть его имени, время для этого едва ли пришло – средних лет, неброской внешности, в круглых очках, больше похожий на кабинетного ученого, чем на зубра судебных баталий; встретишь на улице — пройдешь мимо, не обратив внимания. Но он просто заворожил меня силой аргументов, блестящей эрудицией в области международного права и поразительной убежденностью в том, что иск можно выиграть.

Хотя все, о чем рассказывал мой новый знакомый, звучало как совершеннейшая научная фантастика: основанием для иска будет тот факт, что Россия нарушила свои обязательства по Договору к Энергетической хартии; сумма исковых требований будет равняться всей упущенная акционерами прибыли на день вынесения окончательного решения, то есть наверняка составит десятки миллиардов долларов; впереди — многолетнее скрупулезное разбирательство с участием крупнейших мировых авторитетов в области права и затем – в случае успеха – еще много лет борьбы в судах за получение компенсации, которую Россия, скорее всего, откажется платить.

История настолько увлекла меня, что с тех пор я стал следить за ходом дела и даже несколько раз писал в СМИ о том, как оно развивается.

Знакомые крутили пальцем у виска: да наплюют в Кремле на этот иск! Да проиграют его акционеры ЮКОСа однозначно!

Знакомые крутили пальцем у виска: да наплюют в Кремле на этот иск! Да проиграют его акционеры ЮКОСа однозначно! Да не получится использовать Энергетическую хартию, РФ же ее не ратифицировала, тут и взятки гладки! Да кто вообще на Западе решится портить отношения с Путиным до такой степени, ведь это же гигантские деньги! И так далее, и тому подобное.

Однако спустя десять лет оказалось, что все произошло точно по тому сценарию, который мне нарисовал за столиком маленького кафе где-то на Шаболовке человек в «очках-блюдечках» десять лет тому назад.

Государство российское добровольно согласилось стать стороной арбитражного процесса в Гааге – почему, другой вопрос. Может быть, отказаться было сложно — как по процедурным, так и по репутационным соображениям. Но, скорее всего, люди просто не до конца понимали, во что ввязываются. Да еще наверняка было абсолютно уверены, что выиграют иск.

Дальше было несколько лет, в течение которых международными арбитрами исследовался только один вопрос: а можно ли вообще рассматривать это дело на основании Договора к Энергетической хартии, который, как уже было сказано, Россия не ратифицировала. Наконец, прозвучал вердикт: можно.

Если коротко, в международном праве существует понятие «временное применение» – если государство подписало какой-нибудь договор и при этом сразу не сделало оговорку, что будет исполнять этот договор только после ратификации парламентом, то оно обязано исполнять его сразу, на временной основе, не дожидаясь ратификации, со всеми вытекающими последствиями.

Далее – внимание! – это очень важно: когда суд постановил, что иск бывших акционеров ЮКОСа будет-таки рассматриваться на основании Договора к Энергетической хартии, в Москве почему-то молчали, не возмущались, не протестовали, а спокойно продолжали участвовать в гаагском разбирательстве, уже по существу иска, еще несколько лет. Видимо, по-прежнему рассчитывали на успех. Но — потерпели поражение.
С тех пор шумят, кричат, машут после драки кулаками, несут всякий вздор, оспаривая очевидный проигрыш.

Впрочем, простому русскому обывателю, который все узнает из государственного телевизора, где звучат только мнения кремлевских чиновников во главе с самим президентом, возможно, это не так очевидно.

Почти наверняка обыватель считает, будто ситуация, в которую попало государство российское, описывается старинной поговоркой «без меня меня женили», будто арбитраж в Гааге прошел как бы сам по себе, без ведома России, будто кто-то там устроил над ней судилище и, не выслушав ее аргументов, вынес вопиюще несправедливый вердикт.

Увы, все это ерунда.

Россия, повторяю, добровольно согласилась быть стороной этого процесса, больше того, даже внесла немалый депозит – 4,2 миллиона евро — на расходы по рассмотрению дела. В соответствии с обычно применяемым в подобных случаях регламентом ЮНСИТРАЛ (Комиссии ООН по праву международной торговли) в Гааге был сформирован третейский суд ad hoc – специально для рассмотрения данного конкретного дела – в составе трех арбитров. Россия имела возможность назначить одного из них, другого назначили истцы, и затем эти двое арбитров выбрали третьего, председателя арбитража, который устраивал их обоих. Арбитром, на которого пал выбор РФ, оказался Стивен Швебель, бывший председатель Международного суда ООН, один из самых уважаемых в мировом юридическом сообществе людей. Кстати, в итоге он поддержал решение двух других коллег в пользу акционеров ЮКОСа – настолько убедительными оказались их аргументы.

Но это было в конце, а в начале процесса государство российское, видя, что истцы пригласили представлять их интересы авторитетную международную юридическую фирму «Шерман-Стерлинг» решило тоже не ударить в грязь лицом и тоже наняло иностранных адвокатов – сразу две крупнейшие конторы – «Клири-Готлиб» и «Бейкер-Боттс» (партнером в последней является бывший госсекретарь США Джеймс Бейкер, который также дважды занимал пост главы аппарата Белого Дома — при президентах Рейгане и Буше-старшем).

За их услуги были заплачены — между прочим, из кармана российских налогоплательщиков — огромные деньги. Всего на свое участие в процессе российская сторона потратила $37 млн. Процесс – с участием представителей РФ, в ходе которого свидетельские показания со стороны ответчика, то есть государства российского, дали многие авторитетные эксперты, юристы, государственные деятели, включая, например, бывшего председателя Конституционного суда РФ Марата Баглая — продолжался без малого девять лет.

И после всего этого Путин, не моргнув глазом, заявляет: мы не признаем юрисдикцию арбитражного суда по делу ЮКОСа в Гааге?!

Если перевести это на простой язык, то президент выглядит как банальный капитан футбольной команды, который, проиграв решающий матч, от досады валит все на плохое судейство. Нет, даже так – как проигравший футболист, который после финального свистка вдруг заявляет, что правила игры были нечестные, нельзя было бить соперников по ногам и играть руками, и потому поражения мы не признаем! Дайте же, наконец, сыграть в футбол руками – вот тогда мы наконец станем чемпионами мира.

А если серьезно, наберемся терпения. Что-то подсказывает мне, что рано или поздно прогноз моего собеседника десятилетней давности опять сбудется: несмотря на все вранье, Кремлю в конце концов придется раскошелиться и заплатить бывшим акционерам ЮКОСа за отнятую у них компанию.

Текст публикуется с разрешения автора.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.