3 декабря 2016, суббота

Сирийский узел. Сколько продержится Путин

комментировать
В Асаде российский президент видит собственное отражение: автократ, получивший власть по наследству

В Асаде российский президент видит собственное отражение: автократ, получивший власть по наследству

Сирийцы сейчас поставлены в ситуацию выбора между плохим и очень плохим. И рискуют выбрать последнее

Правящий режим Башара Асада воспринимается большинством сирийцев как власть религиозного меньшинства, шиитской секты алавитов. Вся оппозиция — сунниты, составляющие большинство как в Сирии, так и во всем арабском и мусульманском мире. Более того, все оппозиционные силы от умеренных до радикальных — политические исламисты. ИГИЛ — не в счет. ИГИЛ не воюет с Асадом, ИГИЛ осуществляет свои геополитические планы воссоздания халифата, пытаясь воспользоваться ситуацией гражданской войны и вакуума власти в части территории Сирии, чтобы поставить ее под свой контроль с прицелом, разумеется, на всю страну.

Так ли хороши умеренные оппозиционеры? Нет. Все они — далеко не ангелы.

Даже самые умеренные, якобы сторонники Запада, на самом деле едва ли способны установить в Сирии демократию западного образца. Более того, если бы некоторые из них победили, то установили бы в Сирии порядки куда суровее, чем при Асаде.

Именно так случилось тридцать с лишним лет назад в Иране после так называемой исламской революции, которая на самом деле была контрреволюцией — восстанием архаических масс против модернизации. А потом до многих иранцев дошло, что во времена, когда в стране правил просвещенный автократ и реформатор Мохаммед Реза Пехлеви, проводивший политику европеизации страны, жизнь‑то, оказывается, была лучше. Но было уже поздно.

Вот и сейчас сирийцы поставлены в ситуацию выбора между плохим и очень плохим. И рискуют выбрать последнее.

При поддержке Путина режим Асада может продержаться еще долго

Увы, таково жестокое свойство истории: целые народы иногда ошибаются. Россия столетней давности пошла за большевиками. Италия — за Муссолини. Германия — за Гитлером. Куба — за Фиделем Кастро. Иран — за Хомейни. Россия нашего времени — за Путиным.

Сирийцам еще повезло — у них нет явного лидера-харизматика, способного сильной рукой перевести страну из скверного авторитарного режима в гораздо худший.

В таком случае, так ли плох Асад? А это уже не имеет значения. Сегодня большинство сирийцев хочет, чтобы Асад ушел, и это главное. Пока этого не произойдет, война не закончится.

Именно из такой суровой реальности исходят США и их союзники, когда формулируют свою позицию: никакое урегулирование в Сирии невозможно без ухода Асада. Российский правящий режим занимает принципиально иную позицию — Путин не скрывает, что хочет сохранить Асада у власти. Асад — его последний и единственный союзник на Ближнем Востоке. Поддерживая Асада назло США, Путин демонстрирует своему электорату иллюзию геополитического величия — в их глазах он фактически ведет виртуальную войну с Америкой.

В Асаде российский президент видит собственное отражение: автократ, получивший власть по наследству, как в каком‑нибудь монархическом государстве, что было закреплено псевдодемократической процедурой, лишь имитировавшей настоящие выборы.

Уход Асада потому и неприемлем для Путина, что кремлевский лидер принципиально не признает права народа на сопротивление и восстание, веками закрепленного в политической и правовой традиции Запада. Например, в конституции США. Или в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой во время Великой французской революции 1789 года, подтвержденной ныне действующей конституцией Франции.

Именно в рамках этой традиции США и другие страны Запада поддерживали цветные революции, столь отвратительные Путину, который совершенно сознательно отказывается признавать, что законно избранный правитель может утратить легитимность после того, как узурпирует власть народа и тем более начинает народ уничтожать.

Сколько это будет продолжаться? При поддержке Путина режим Асада может продержаться еще долго. Другой вопрос: как долог ресурс у самого Путина, прежде всего экономический? И тут не стоит обольщаться. Даже самые критически настроенные либеральные экономисты сходятся в том, что запас прочности путинского режима составляет минимум четыре или пять лет. Если цены на нефть упадут еще раз, скажем, до $30 за баррель, или существенно возрастет инфляция, тогда этот срок может сократиться. Но может ведь случиться и по‑другому.

А что касается Сирии и ИГИЛа — вспомним Афганистан, где гражданская война идет, фактически не прекращаясь, с 1978 года. Вспомним талибов, которых, казалось, разгромили еще в 2001 году, а они поныне там, более того — не сегодня-завтра могут опять взять власть в стране. Так что не считайте излишними пессимистами тех, кто говорит: к сожалению, в отличие от Путина, ИГИЛ — это навсегда.

Текст опубликован в журнале "Новое Время" за 16 октября.

Републикация полной версии текста запрещена

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.