28 июня 2016, вторник

Горбачев: послесловие к юбилею

комментировать
На минувшей неделе для меня знаковым событием – не скрою, с отрицательным знаком – стало то обстоятельство, что практически никто в Украине не вспомнил о юбилее Михаила Горбачева

Я давно уже не веду по воскресеньям программу «Итоги», но на всю оставшуюся жизнь, наверное, сохранилась привычка подводить итоги, мысленно раскладывать по полочкам события недели: важные – сюда, неважные – туда, «знаковые» – в особое место. 

И вот на минувшей неделе для меня таким знаковым событием – не скрою, с отрицательным знаком – стало то обстоятельство, что практически никто в Украине не вспомнил о том, что 2 марта Михаилу Сергеевичу Горбачеву исполнилось 85 лет.

Весьма прискорбно, что никто из представителей поколения, задающего сегодня тон в украинской политике, находясь на вершине власти, не посчитал нужным поздравить с юбилеем человека, который на самом деле так много сделал для всех нас.

Сказав это, сразу вывожу за скобки Леонида Макаровича Кравчука. Человек «старой школы», сам всего на три года моложе Горбачева, он едва ли не единственный поздравил Михаила Сергеевича через газету «Комсомольская правда в Украине».

Поздравил с большим уважением и достоинством и к юбиляру, и к себе самому. Притом, что Горбачев не скрывает своего, мягко говоря, сложного отношения к Кравчуку. Ведь для Михаила Сергеевича он – один из «заговорщиков», собравшихся в Беловежской Пуще и договорившихся распустить Советский Союз, за сохранение которого в том или ином виде Горбачев сражался до последнего. А Кравчук благородно демонстрирует, что он выше любых обид. И хоть не говорит об этом напрямую, но точно помнит, что своим выдвижением во многом обязан Горбачеву.

Покойный Александр Николаевич Яковлев, «архитектор перестройки», правая рука Горбачева во всех реформах конца 80-х годов, в свое время рассказывал мне, что в Москве обратили внимание на Кравчука после того, как тот стал смело дискутировать на страницах украинской прессы с национал-демократами, вчерашними диссидентами и правозащитниками, демонстрируя при этом известную широту взглядов, чем выгодно отличался от большинства руководителей КПУ, слывших отчаянными ретроградами и доктринерами. Постепенно вызрело решение продвинуть Кравчука в секретари ЦК Компартии Украины по идеологии, затем на ступень выше – сделать вторым секретарем ЦК, а летом 1990 года – председателем Верховного Совета Украины. Правила игры тогда были таковы, что ни одно из перечисленных кадровых решений не приняли бы без одобрения со стороны генсека, то есть Горбачева.

Горбачев окажется хорошим политиком, если попытаться оценить его вклад в историю под другим углом зрения. Он действительно, сам того не желая, развалил СССР

Обязан своей карьерой Горбачеву и следующий президент Украины Леонид Кучма – главой «Южмаша» он стал в 1986 году, когда Михаил Сергеевич был уже «первым лицом». Разумеется, именно генеральному секретарю ЦК КПСС принадлежало окончательное слово в решении вопроса о том, кто возглавит крупнейшее в стране предприятие по производству межконтинентальных ракет. Именно пост генерального директора «Южмаша» стал для Леонида Даниловича трамплином, с которого он вскоре начал свое стремительное политическое восхождение: сначала на пост премьер-министра Украины, а потом и на пост президента страны.

Если бы не экономические реформы, запущенные Горбачевым (при всей их ограниченности и малой результативности) все равно в стране не произошло бы тех перемен, которые позволили еще двум будущим президентам – Ющенко и Порошенко стать теми, кем они стали на заре своего пути.

Начало карьерного взлета Ющенко как раз совпало со временем, когда в конце 80-х влиятельные советники убедили Горбачева, что экономика страны не может развиваться без создания разветвленной банковской системы, которая важна для народного хозяйства так же, как система кровообращения для организма человека. И тогда в СССР стали, как грибы после дождя, возникать все новые и новые банки. В начале 1989 года в стране их было 43, а через два года, в начале 1991 года – 1347 (!). Именно тогда, в конце 80-х, Виктор Ющенко становится одним из членов команды Вадима Гетьмана – отца национальной финансовой системы независимой Украины, будущего основателя первого украинского коммерческого банка. Именно тогда при поддержке Гетьмана начинается путь Виктора Ющенко в большую политику.

Неизвестно, как бы сложилась и судьба нынешнего президента Петра Порошенко, если бы в 1988 году Горбачев не решил провести через Верховный Совет СССР исторический закон «О кооперации», положивший начало возрождению частного предпринимательства.

В начале 1991 года в «кооперативах» (по сути, в частных компаниях) официально занято уже 6 млн человек. В Советском Союзе тихо и без особой рекламы начинается, прямо-таки по Марксу, период первоначального накопления капитала. По всему СССР появляются «индивидуальные предприниматели», «кооператоры», а на деле – отчаянные смельчаки, рискнувшие воспользоваться предоставленным Горбачевым шансом нырнуть, как головой в омут, в стихию частного бизнеса.  Будущие магнаты зарабатывают первые по-настоящему серьезные деньги. Среди них – и вчерашний студент Киевского государственного университета 25-летний Петр Порошенко, начавший свой первый бизнес по продаже какао-бобов кондитерским фабрикам.

И даже Арсений Яценюк, которому в год распада СССР и ухода Горбачева в отставку было всего 17 лет (он был студентом-первокурсником), тоже в каком-то смысле обязан Горбачеву. Именно тогда, в конце 80-х – начале 90-х, новые возможности открылись не только в бизнесе. Практически во всех сферах деятельности стремительно заработали социальные лифты и талантливые молодые люди стали на удивление быстро делать карьеру в условиях обретенной страной свободы.

Горбачеву можно предъявить множество претензий. Подробный разговор об этом не здесь и не сейчас. Скажу лишь, что Михаил Сергеевич, возможно, и вправду, как считают некоторые, был плохим политиком, если понимать под политикой борьбу за власть. Его также можно назвать плохим политиком, если верить, что политика – не более чем «искусство возможного», которое не допускает постановки невыполнимых целей и задач – вроде построения «социализма с человеческим лицом».

Но Горбачев окажется хорошим политиком, если попытаться оценить его вклад в историю под другим углом зрения. Он действительно, сам того не желая, развалил СССР. Ведь Советский Союз мог существовать только в условиях постоянного противостояния с Западом, только за плотно опущенным железным занавесом, только при однопартийной системе без свободы слова, совести, собраний, предпринимательства, частной жизни, наконец.

Своими реформами, навсегда вошедшими в историю под, увы, затасканным термином «перестройка» (а сколько еще хороших слов и понятий мы успели затаскать?!), Горбачев все это изменил – и Советский Союз развалился, а советские республики стали независимыми государствами.

Как сказал тот же Леонид Макарович Кравчук (а он, как никто, знает реальную ситуацию того времени): «Если бы не Горбачев, путь Украины к обретению независимости был бы гораздо дольше».

При всем моем глубоком уважении к деятелям украинского национально-демократического движения, бывшим политзаключенным, прошедшим тюрьмы и лагеря – Вячеславу Черноволу, Левко Лукьяненко, Степану Хмаре, Ивану Дзюбе и их товарищам, к той роли, которую они сыграли в борьбе за независимость Украины - сначала их надо было освободить из тюрем, вернуть из ссылок, разрешить выступать, печататься, избираться в Верховную Раду, не препятствовать им в общественной, а затем и политической деятельности. Без воли Горбачева, ничего этого могло не случиться.

При всем уважении к участникам студенческой «революции на граните» осенью 1990 года, которым тогда тоже многого удалось добиться, давайте скажем правду: не будь горбачевской перестройки на дворе, с голодающими, бастующими студентами разговор был бы короткий и жестокий – разогнали бы, скрутили, арестовали, а кого-то даже стерли бы в лагерную пыль.

И даже 19-21 августа 1991 года, когда противники реформ предприняли последнюю отчаянную попытку переломить ситуацию в свою пользу и организовали путч ГКЧП, первые два дня чаша весов колебалась. В Киев тогда прилетел, чтобы «навести порядок», сам главком сухопутных войск генерал Варенников – едва ли не самый страшный и жестокий из всех заговорщиков, которого бы точно не остановила перспектива большой крови. Но категорический отказ Горбачева сотрудничать с ГКЧП стал тогда пусть не самой главной, но одной из важных причин поражения путчистов – вслед за которым была провозглашена независимость Украины.

Тогда, в августе 1991, в Москве, увы, не обошлось без крови. Но погибло лишь три человека. Гораздо больше жертв было в результате конфликтов, вспыхивавших при Горбачеве то в Закавказье, то в Средней Азии, то в Прибалтике. Но все же при распаде Советского Союза удалось избежать крупномасштабной гражданской войны – такой, как разразилась в бывшей Югославии. И даже хуже – ведь в СССР дело могло дойти и до использования ядерного оружия.

Горбачев мог ошибаться, колебаться, проявлять непоследовательность, нерешительность, доверяться скверным людям, но несмотря на все это, всегда делал выбор в пользу свободы, компромисса, ненасилия.

И когда стало ясно, что Советскому Союзу настает конец, Горбачев не цеплялся за власть, не пытался применить силу, ушел добровольно – и за это ему отдельное спасибо.

Я предвижу гневные возражения и даже возгласы негодования: да как у автора язык поворачивается все это говорить?! Ведь этот его Горбачев давеча такое сказал – хоть всех святых выноси! Заклеймить его, старого ватника, пригвоздить к позорному столбу – и дело с концом!

В ответ скажу: давайте не будем мелочны и пристрастны. Давайте отделим Горбачева сегодняшнего, пожилого и, увы, не очень здорового человека на девятом десятке, который порой что-то ворчит по-стариковски или выступает с какими-то не очень внятными и не вполне продуманными комментариями, от уже вошедшего в историю президента-реформатора нашей бывшей общей страны.

Давайте брать пример с немцев. В их адрес Горбачев на самом деле тоже много чего наворчал. А они, благодарны ему за то, что не препятствовал объединению Германии, при жизни поставили ему памятник в Берлине. 

Давайте будем великодушны. Вспомним, как написал когда-то Пушкин об отнюдь не жаловавшем поэта императоре Александре I:

Он человек! им властвует мгновенье.

Он раб молвы, сомнений и страстей;

Простим ему неправое гоненье:

Он взял Париж, он основал лицей.

Горбачев же дал всем нам свободу. За это все мы – и стар, и млад – перед ним в долгу.  Что вообще может быть дороже и ценнее свободы? И уж точно она стоит того, чтобы широким жестом поздравить старика с днем рождения. И дело тут не в нем – Горбачеву и так почестей хватает. Дело в нас самих. Быть иванами, родства не помнящими – значит себя не уважать. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.