24 мая 2017, среда

Для Европы вечеринка закончилась

комментировать
Европейский Союз, некогда казавшийся обителью благоденствия, кажется, находится на грани краха, причем такое впечатление складывается как внутри, так и за его пределами

Незамысловатая немецкая фраза «Friede, Freude, Eierkuchen» (мир, радость и блинчики) вполне могла бы стать лозунгом Европейского Союза. Изначально выражение подразумевает стремление отгородиться от проблем, однако с его помощью можно описать и тот беспечный оптимизм, с которым большинство европейцев шагали навстречу светлому будущему объединенной Европы. Сегодня эта надежда, кажется, испарилась.

Европейский Союз расширялся последние 20 лет. Казалось, эта «вечеринка» не закончится никогда. Почти все страны континента были приглашены вступить в ЕС. Те, кого не пригласили, получили утешительные компенсации.

Но эйфория длилась недолго. Финансовый крах 2008 года и последовавший за ним греческий долговой кризис стали первыми предвестниками гибели. После нападения России на Украину в 2014 году стало окончательно понятно, что вечеринка закончена. Украинцы месяцами не покидали центр Киева, требуя от правительства подписания Соглашения об ассоциации с Европейским союзом. Когда мирные протесты превратились в насильственные, а президент страны бежал в Россию, Кремль принялся отрывать части украинской территории, чтобы разрушить надежды страны на европейскую интеграцию.

Новое прозападное правительство Украины все равно подписало Соглашение об ассоциации. Но хочет ли Европа Украину и теперь, уже непонятно. На общенациональном референдуме, состоявшемся в апреле, 61% голландских избирателей проголосовали против ратификации упомянутого Соглашения. Это был четкий сигнал, несмотря на рекомендательный характер референдума.

Автопилот Европейского Союза работает только в хорошую погоду

Голландское «нет» символично для всего континента. В Западной Европе, где все больше людей считают иностранцев нахлебниками и обвиняют руководство ЕС в безрассудстве, растут националистические тенденции. Приближающийся референдум по выходу Британии из Евросоюза – как бы он ни закончился – самый яркий тому пример. Всплеск популярности праворадикальных партий во Франции и Германии, где в следующем году должны пройти общенациональные выборы, также объясняется неудовлетворенностью существующим статус-кво. В Финляндии и Норвегии бескомпромиссные националисты уже получили министерские портфели, а Австрия вплотную приблизилась к избранию первого со времен Второй мировой войны праворадикального президента.

Разочарование царит и среди новых восточных членов ЕС. Они подписывались на белую, христианскую Европу, а получили вмешательство во внутренние дела и мультикультурную бюрократию. Венгрию и Польшу, некогда считавшихся лидерами региона по части демократической трансформации, сегодня возглавляют политики, бравирующие шовинистическими высказываниями в духе 1930-х годов. Чехия, родина Бархатной революции 1989 года, вслед за Британией заговорила о выходе из Евросоюза. Немецкая исламофобская партия «Альтернатива для Германии», тем временем, пользуется наибольшей популярностью среди жителей бывшей ГДР, так и не сумевших заявить о себе в объединенной Германии.

На протяжении 1990-х годов стремление Германии обеспечить стабильность своих восточных соседей было движущим фактором расширения ЕС. По мере присоединения к Евросоюзу новых стран европейская интеграция стала процессом, казавшимся не столько историческим, сколько необратимым. Для коллективного Запада это своеобразный способ искупления вины за то, что в ходе Второй мировой войны он отдал Восточную Европу Адольфу Гитлеру и Иосифу Сталину. Экономическое неравенство будет сглажено. Неразрывные торговые связи и единая валюта сделают невозможным возникновение конфликтов в будущем.

Теперь же Европейский Союз, некогда казавшийся обителью благоденствия, кажется, находится на грани краха, причем такое впечатление складывается как изнутри, так и за его пределами. Украинцы, первые европейцы, погибшие с флагами ЕС в руках, застряли в последнем ряду. Перспективы членства для таких балканских стран как Албания и Сербия, в лучшем случаи, отдаленные.

Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган использует кризис беженцев, чтобы выдавить больше уступок из Европейского Союза, в который Турция давно стремится вступить. Что касается России, то президент Владимир Путин рассматривает союз 28 стран как соперника, достойного лишь саморазрушения.

Надежда на Европу, кажется, умерла. Либеральная демократия – даже в Англии, на своей родине – выдается слабой и безвольной. И немецкое тщеславие сыграло в этом немалую роль.

Политический класс объединенной Германии преследовал идею европейской интеграции со странной смесью экономического империализма, культурного высокомерия и искреннего сожаления по поводу преступлений нацистов в Восточной Европе. Более добрая и вежливая Германия не растеряла своих амбиций. Вместо доминирования посредством военного могущества она прибегла к помощи рыночных законов и веры в демократическую добросовестность Германии, завоеванную последними двумя поколениями.

Европейский Союз имел право требовать от своих новых членов следования демократическим ценностями. Кроме того, это был хороший предлог для радикального изменения политических систем бывших коммунистических диктатур. Тем не менее, ценности с помощью законов не передашь.

Кризис беженцев стал испытанием для этих ценностей. Восточные европейцы практически единодушно отвергли новоприбывших. В Дании, Германии и Франции многие чувствовали то же самое.

Нужно признать, заслуга за предотвращение гуманитарной катастрофы в Европе осенью прошлого года принадлежит канцлеру Германии Ангеле Меркель, сохранившей границы своей страны открытыми. Никто не знает, как далеко зашел бы воинственный премьер-министр Венгрии Виктор Орбан в плохом обращении с беженцами, пытавшимися пройти через его страну. Только Германия оказалась достаточно сильной и богатой, чтобы спасти их.

Тем не менее, призывы Меркель к «европейской солидарности», ее призывы предоставить убежище беженцам в основном не нашли отклика. В конце концов, Германия не проявила той же солидарности, когда Италию и Грецию заполонил поток тысяч мигрантов, прибывающих к ним с моря. Правила о возвращении соискателей убежища «безопасным третьим странам» были придуманы для того, чтобы держать их подальше от богатых североевропейских стран. Когда Меркель в одностороннем порядке решила открыть границы сирийским беженцам, оказавшимся в затруднительном положении в Венгрии, ее действия застали соседей Германии врасплох.

Автопилот Европейского Союза работает только в хорошую погоду. Во времена турбулентности – греческий кризис, российская агрессия, потоки беженцев – Европе нужен капитан. Меркель взяла на себя управление не потому, что является естественным лидером, а потому, что она управляет самой мощной страной Европы.

Меркель – прагматик. Она предпринимает прагматичные шаги, чтобы справиться с беспорядком. В попытках объяснить свои решения немецкий канцлер часто называет их безальтернативными. Альтернатив не было ни предоставлению помощи Греции, ни смене политики в отношении Путина на немилость, ни открытию границ для беженцев.

По мнению Меркель, остановить поток беженцев в Германию можно лишь в его источнике, а именно - путем достижения сделки с Эрдоганом о возвращении всех мигрантов, проходящих через Турцию.

Дилемма немецкого руководства заключается в том, что, предпринимая решительные шаги, Берлин неизменно наталкивается на обвинения в единоличных решениях. Но когда он колеблется, остальная Европа погружается в дрязги и ничего не делает.

Немцы начинают понимать то, что американцам пришлось понять после Второй мировой войны: независимо от того, что ты делаешь (или не делаешь), кто-то все равно будет тебя ненавидеть за это. Историческое бремя нацизма Германии еще больше усложняет задачу быть лидером Европы. Лидерство – не только готовность быть лидером. Это еще и наличие людей, у которых есть лидерские качества. Проблема современной Европы заключается в том, что у нее нет визионеров, которые знали бы, в каком направлении следует двигаться континенту.

Когда в конце 1980-х годов Советский Союз начал разваливаться, лидер Кремля Михаил Горбачев имел мужество представить неразделенную Европу. После падения Берлинской стены президент Франции Франсуа Миттеран и канцлер Германии Гельмут Коль направили Европу в сторону объединения. Вацлав Гавел, драматург и диссидент, ставший первым президентом посткоммунистической Чехии, вдохновил миллионы людей в Европе.

Меркель, считающаяся лидером Германии по умолчанию, вдохновляет немногих. Главные претенденты на ее место – Путин и Эрдоган, приверженные своему регрессивному взгляду на Европу, в которой они хотят жить.

Когда президент США Барак Обама в апреле посетил Германию, он стремился вдохновить немцев. Он напомнил, что Европейский Союз «остается надеждой для многих и он необходим всем нам». Обама также предупредил: если Европа будет сомневаться в себе, она усилит врагов демократии по всему миру.

Когда борт №1 улетел, Меркель снова осталась наедине с проблемами Европы. Учитывая, что кандидаты в президенты США ставят под сомнение, нужно ли Америке озадачиваться проблемами европейских союзников, неизвестно, сможет ли Меркель рассчитывать на Штаты в дальнейшем.

Перевод НВ

Новое Время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Люсьена Кима на Reuters. Републикация полной версии текста запрещена.

Изначально опубликовано на Reuters

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.