26 июля 2017, среда

Сакральный Донбасс. Россия повторяет ошибку Украины

Для Москвы принципиальны границы, для нынешней Украины – правила существования внутри границ
"Проект «Новороссия» закрыт, нам говорят. «Украина должна быть единой», нам говорят. «Донбасс готов вернуться в состав страны», нам говорят. Но назовите мне хоть одну причину, по которой я должен в этот момент радоваться", - пишет Павел Казарин для Крым.Реалии.  Для того, чтобы победить, нужно знать
комментировать
Для Москвы принципиальны границы, для нынешней Украины – правила существования внутри границ

"Проект «Новороссия» закрыт, нам говорят. «Украина должна быть единой», нам говорят. «Донбасс готов вернуться в состав страны», нам говорят. Но назовите мне хоть одну причину, по которой я должен в этот момент радоваться", - пишет Павел Казарин для Крым.Реалии

Для того, чтобы победить, нужно знать мотивацию противника. Для чего и во имя чего он воюет. Какую цель ставит перед собой и где лежит его пространство компромисса. Без этого выиграть невозможно.

Например, в Украине есть уйма иллюзий о мотивах Кремля. Довольно утомляют те, кто кричит про «коридор в Крым», который якобы собираются пробивать снарядами и танковыми клиньями. Для начала можно купить карту и померить линейкой расстояние от Мариуполя до Чонгара.

Еще утомляют те, кто заявляет о планах Москвы по завоеванию постсоветского пространства. Потому что никаких усть-каменогорских республик в Казахстане не будет. Как минимум до тех пор, пока Казахстан послушно участвует во всех интеграционных проектах Кремля и не выходит за красные флажки.

Все, чем пытается заниматься Москва – это консервация статус-кво. Того самого, в котором она – единственный субъект на постсоветском пространстве. Того самого, где она окружена буфером государств, отделяющим ее от всего странного и непонятного. Украинский Майдан и смена власти стали угрозой этому самому статус-кво: дрейф бывшей советской республики на запад воспринимался как угроза, которую надо было купировать. Собственно, именно для этого была создана вся история с «новороссией».

Интегрировать в себя бандитский анклав – это удовольствие для мазохиста

Вполне может быть, что изначально это квазиобразование должно было выполнять роль нового буфера в формате «настоящей Украины» и для этого в ее составе должно было очутиться порядка восьми областей. Вполне может быть, что того же Виктора Януковича держали и медийно «подсвечивали» в Ростове именно для того, чтобы в один прекрасный момент десантировать на «освобожденный юго-восток», объявив его легитимным президентом, а отколовшийся регион – «всамделишной Украиной, сохранившей верность законно избранной власти».

Но этот сценарий если и планировался, то не сработал – по многим причинам. Вся история с «Новороссией» так и застряла на «некоторых районах Донецкой и Луганской областей». Которые вдобавок держатся лишь на поставках оружия из России. Но удержать Украину с их помощью не удастся. Сегодня единственный сценарий Кремля по сохранению соседней страны в роли буфера состоит в том, чтобы вручить эти самые территории обратно Киеву на кабальных условиях. Под соусом «федерализации» – в роли поводка, сдерживающего суверенитет страны.

И в этот момент Россия повторяет ошибку Украины. Потому что она судит о мотивах Киева по себе.

Для «русского мира» вопрос территорий всегда воспринимался как сакральный. Апологеты империи убеждены, что эта самая империя исторически расширяется до естественных границ. В роли которых выступают непроходимые горные хребты или водные пространства. Оттого идеальная империя должна упираться в Карпаты на западе, затем в Кавказ, горы Афганистана и Ирана (южные границы Туркменистана) и в Тянь-Шань. На западе – Балтика, на востоке – Тихий океан, на севере – холодные моря.

Собственно, вся история Российской империи – это история расширения границ. При этом вопрос обживания завоеванного воспринимался как вторичный: в него инвестировали, но по остаточному принципу. И эта почти 400-летняя матрица дала свои результаты: для сторонника «русского мира» любое территориальное приобретение автоматически воспринимается как благо. А любая потеря звучит похоронным оркестром.

Когда Россия посылает сигналы Украине, что готова вернуть Донбасс, она работает в рамках своей собственной логики, накопленной за столетия. В которой нет большего блага, чем расширить границы. Все главные исторические герои Москвы – те, кто присоединяли территории, все главные предатели – те, во времена правления которых территории уходили. Качество жизни уходит на второй план: Иван Грозный ценен Казанью и Астраханью, а Екатерина Вторая – южной Украиной и Крымом. Тот факт, что отобранная у Финляндии Карелия – это депрессивный регион, никого особенно не волнует.

Поэтому в сознании «русского мира» у Украины нет выхода: она просто обязана согласиться на возврат Донбасса, невзирая на условия. Потому что территория и квадратные километры. Но Москва при этом упускает из виду важную деталь: вся мотивация нынешней Украины состоит лишь в том, чтобы остаться Украиной.

Она сражается за то, чтобы выйти из-под протектората Кремля, чтобы порвать с собственным прошлым, чтобы пересобрать страну на новых условиях и сделать государство удобным и инструментальным. И тут качество важнее количества. Если встанет вопрос о том, быть Украиной – но без Донбасса, или с Донбассом, но не Украиной, то ответ очевиден. Интегрировать в себя бандитский анклав, который выведен из подчинения центральной власти и которой при этом держится лишь на штыках соседней страны – это удовольствие для мазохиста. Выдавать Донецку и Луганску право вето на решения по принципиальным для страны вопросам – занятие для самоубийцы.

Для Москвы принципиальны границы, для нынешней Украины – правила существования внутри границ. Для Москвы важно сохранение постсоветского статус-кво, для Киева – его ломка. И украинский консенсус заключается в том, что Донбасс может снова стать де-факто Украиной, но только лишь на условиях самой Украины.

Если выбор стоит между дрейфом на запад, принятием новых правил общежития, отказом от советской ценностной системы, попыткой построить нормальное государство и условным правом считать «своим» регион, уничтоженный в ходе искусственно созданной войны, то дилеммы нет. Надо соглашаться на первое и сторониться второго.

И если украинский выбор вызывает в Москве недоумение, то вопрос лишь в том, что Кремль так и не понял, чем Украина отличается от России.

Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.