25 июня 2017, воскресенье

На пороховой бочке. Страна между "совком" и цивилизацией

комментировать
Мы научились жить, не соприкасаясь с государством, и заборы наши – это защита не только от соседей, но и от госмашины

Один мой товарищ из Восточной Европы уверен, что маркер качества жизни в стране – это дорогой мед. Потому что в его стране – железобетонная частная собственность на землю. А раз частная собственность, то нельзя загнать фургон с ульями на любое понравившееся поле. Потому что нужно договариваться с владельцем. Дорогой мед, по его мнению, это доказательство того, что в стране есть правила и люди по ним играют. Он повторяет мне это всякий раз, когда уточняет, какой именно мед ему привезти в подарок, - пишет Павел Казарин для Крым.Реалии.

Не берусь давать оценку его словам, но что-то в них есть. Я не спорю со своим другом – хотя бы потому, что мне нравится входная дверь в его частный дом. Она напоминает межкомнатную. Деревянная, со стеклянными вставками и символическим замком. Когда я таращусь на нее, товарищ говорит, что именно мой взгляд выдает во мне «постсоветского обитателя».

Возможно, именно так и есть. Я давно запомнил, что любые недостатки являются продолжением достоинств – и наоборот. Отсутствие дешевого меда – это история про законопослушность и уважение к частной собственности. Оборотная сторона которого – право не устраивать из собственного дома банковский сейф.

Деревянные входные двери и низкие заборы – это то, что рождает в постсоветском туристе «цивилизационный шок». Мы не привыкли к тому, что частную собственность защищает закон. Не приучены к мысли, что двери и ограды могут быть всего лишь маркерами, ограждающими «личное» от «общественного». Никак не возьмем в толк, что государственная машина не нуждается в костылях, чтобы справляться со своими ключевыми задачами.

Если мы не сумеем создать внятные правила игры – мы снова обречены выходить на улицу

Поэтому отечественные улицы – это выставка достижений металлургии. Подъезды отсвечивают бронедверями с домофонами, частный сектор щетинится частоколами ограждений. Мы приучены помнить о том, что спасение утопающих – дело рук только и исключительно самих утопающих. Мы не верим тем, кто рядом, а заодно и государству. Не ощущаем его своим. И отгораживаемся от него – а заодно от всех прочих мнимых и реальных угроз – по мере сил и возможностей.

И дело тут не только в том, что в ряде европейских стран есть нормативы по «прозрачности» заборов. Не в том, что эти самые нормативы определяют высоту и неприступность ограждения. В конце концов, такие нормы возможны лишь там, где граждане не воспринимают окружающее их пространство как гетто, в котором можно и нужно передвигаться перебежками от дома к дому, от квартиры к квартире. Для того, чтобы исполнять такие нормы, нужно привыкнуть к мысли, что «твое» не заканчивается в тот момент, когда ты переступаешь порог дома.

Впрочем, не заборами едиными. Достаточно вспомнить, что у нас количество охранников по стране вплотную приближается к армейским показателям. «Секьюрити» стоят в магазинах, центрах красоты, торговых центрах, офисных зданиях. И не имеет значения то, насколько учреждение привлекательно для грабителя – охранник будет стоять в любом месте, которое принято называть общественным. И это тоже показатель. Показатель того, что мы не верим государственной машине правопорядка – что она приедет вовремя, что она способна нас защитить. К тому же мы знаем, что эта самая машина правопорядка не внушит пиетета тем, кто решит «чужое» сделать «своим».

Европейское пространство отличается от нашего именно тем, что в нем особенно развито «коллективное благо» – парки, скверы, лужайки, детские площадки. Все то, что принадлежит всем и, одновременно, никому. В то время как наш постсоветский период начался именно с приватизации коллективных благ. Детские садики – под офисы. Площадки – под гаражи. Скверы – под многоэтажную застройку. Одни захватили чужое и спрятались за заборами. Другие отстроили ограды, чтобы защищаться от первых. Замкнутый круг.

Наша проблема в отсутствии арбитров. Нам не к кому апеллировать, не к кому бежать за заступничеством, нас ничего не охраняет. Закон не работает, милиция буксует, суды коррумпируются на раз. Мы научились жить, не соприкасаясь с государством, и заборы наши – это защита не только от соседей, но и от госмашины, которой мы не доверяем. Мы – завзятые индивидуалисты, потому даже личный автомобиль для нас - не средство передвижения, а два кубических метра самостоятельности. Оттого самое проигрышное начинание в стране – пытаться ущемить права автомобилистов.

В этом частном кроется наше коллективное. Мы не верим системе, не верим государству, не считаем эту структуру «своей». И вдобавок мы не верим людям. В их готовность жить по правилам. В их уважение к «чужому». В их способность преодолеть диктат индивидуального во имя коллективного. А если мы не верим людям – то это значит, что мы не верим и самим себе.

Вспомните, ведь мы сами предпочитаем оперировать категорией «справедливость» вместо категории «право». Мы юридические нигилисты – мастера искать себе оправдания. Не платим налоги, потому что считаем, что их потратят впустую. Даем взятки, потому что живем в психологии «маленького человека». Не играем по правилам, потому что боимся, что нас обойдут на вираже.

Но проблема категории «справедливость» именно в том, что она не абсолютна, а относительна. Если начать мерять мир с ее помощью, то страна мгновенно начнет дробиться на десятки миллионов носителей трактовок этой самой справедливости. Которые, конечно, иногда могут совпадать, но чаще – нет. И получается график с огромным числом кривых – когда часть из них соединяются, это называют «консенсусом социальной страты». А если таких консенсусов больше одного – это готовый запал для пороховой бочки.

Украинский майдан – это история про слом старых правил. Но тот факт, что для борьбы с людоедами приходится прибегать к помощи улицы – это свидетельство слабости нашего умения обустраивать жизнь. Нам нужны институты, нужны законы, нужна готовность эти самые законы соблюдать. Но если мы снова не сумеем создать внятные правила игры – мы снова обречены выходить на улицу. Идеальным итогом майдана будет лишь та ситуация, в которой никакой майдан стране больше не понадобится.

И только тогда мы сможем позволить себе невысокие заборы. А дешевый мед… Что ж, лично я готов им пожертвовать.

Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.