19 августа 2017, суббота

Что общего у ВКонтакте с Орбакайте

комментировать
Запрет «Вконтакте», «Яндекса» или лаборатории Касперского – это не столько запрет доступа к их продуктам, сколько сокращение их потенциальной прибыли

В запрете российских интернет-компаний обыватели видят цензуру, забывая о том, что это бизнес, пишет Павел Казарин для Крым.Реалии

Запрет «Яндекса» и «Вконтакте» мало чем отличаются от запрета Кристине Орбакайте выступать в Украине.

Орбакайте было под силу собрать в четырех украинских городах-миллионниках концертные залы. Дважды в год. Харьков, Одесса, Киев и Днепр суммарно могли обеспечить российской певице восемь выступлений. С учетом того, что средний гонорар исполнительницы ее уровня колеблется в районе 15 тысяч долларов, то годовые потери от запрета – это 120 тысяч долларов. Умножаем на три – именно на три года ей запрещен въезд в Украину – и получаем $360 тысяч.

Именно столько Кристина Орбакайте потеряла из-за одного концерта в аннексированном Крыму.

Санкции инструментальны – они выполняют роль кнута. Несоблюдение украинских законов чревато для физического и юридического лица потерей украинского рынка. Емкость которого достаточно велика, чтобы уход с него нес ощутимые финансовые потери. И в этом смысле нет разницы между исполнителем популярных шлягеров и крупной интернет-компанией.

Соцсети, антивирусы и поисковики – это не благотворительность, а бизнес

Соцсети, антивирусы и поисковики – это не благотворительность, а бизнес. Тот самый российский бизнес, который мало чем отличается от завода или авиакомпании. Он точно так же нацелен на получение прибыли, как и любой другой игрок на рынке. И украинский рынок для всех этих компаний был ценен своими размерами и капиталоемкостью.

Любые разговоры о том, что «запрет бьет по пользователям», ничем не отличаются от жалоб на запрет прямого авиасообщения с РФ. Ведь прямые рейсы с Россией стали жертвой не украинского волюнтаризма. Они стали невозможны из-за того, что российские авикомпании нарушали украинское воздушное пространство, совершая рейсы в аэропорт Симферополя.

Запрет «Вконтакте», «Яндекса» или лаборатории Касперского – это не столько запрет доступа к их продуктам, сколько сокращение их потенциальной прибыли. Современный мир имеет немало возможностей обходить блокировки – и опыт соседней России тому подтверждение. Но новые санкции делают невозможной работу юридических лиц на территории Украины.

Кто-то скажет, что этот запрет косвенно бьет и по украинской стороне. Да, возможно. Российские авиакомпании тоже заказывали у украинских аэропортов обслуживание самолетов. А Кристина Орбакайте снимала номера в украинских гостиницах и ела в украинских ресторанах. Но это принципиально ничего не меняет.

Потому что любая оборона – это издержки. Армия стоит денег – как и оружие. И если вы думаете, что в современных войнах сражения идут только лишь на поле боя – вы заблуждаетесь.

Я много слышал о том, что новые санкции заставят украинских пользователей перестраивать привычный быт. Могу за них искренне порадоваться. Потому что любая война – это выход из зоны комфорта. И если все, чем вам приходится жертвовать, – это цифровая продукция страны-агрессора, то вы необычайно счастливый человек. Многим так не повезло.

Спросите у переселенцев.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.