24 июня 2017, суббота

От картин до оперы. Как мы влияем на своих детей

комментировать
Все мы хотим наладить связь со своими детьми. Мы хотим делиться с ними вещами, которые любим, и хотим, чтобы они полюбили эти вещи так же сильно

Становясь старше, я понимаю, что моя жизнь превращается в набор традиций – каждый февраль я езжу на конференцию в Флориду, в мае – на выступление Уоррена Баффета в Омаху, в июне провожу собственную конференцию для инвесторов. Недавно мы создали новую традицию – Мужскую культурную поездку. Мой отец, я и мой сын Иона ездим в Санта-Фе. Почему Санта-Фе?

Это небольшой город – всего 70 тысяч населения. Но летом он превращается в маленький культурный оазис. Несмотря на размеры города, в нем находится 350 художественных галерей и опера Санта-Фе.

Миллионы любителей искусства приезжают в Санта-Фе каждый год, чтобы пройтись по этим галереям (думаю, некоторые даже покупают картину-другую). Нам с Ионой провел экскурсию отец, который не только сам рисует, но и является большим знатоком живописи.

В процессе написания этих строк я понял, что отец проводил мне подобные экскурсии с тех пор, как мне исполнилось семь. Во время каждого отдыха они обязательно находили какой-нибудь музей. К примеру, мы находились в маленькой, отдаленной деревне на реке Волге, с одной разбитой дорогой, ведущей в город, и тут родители заявляли, что здесь есть музей, расположенный в доме знаменитого российского художника, и мы непременно должны туда зайти.

Несколько раз в год мы ездили в Москву навестить родителей отца, и каждый раз меня с братьями вели в его любимый музей – Третьяковскую галерею.

Даже в маленькой, отдаленной деревне на реке Волге родители непременно находили какой-нибудь музей

Скажу откровенно: я ходил туда не потому, что безумно любил искусство, а потому, что у меня не было выбора. Мы смотрели на картину, и отец спрашивал меня, что я о ней думаю. Он на самом деле внимательно выслушивал мое мнение, и это давало мне очень приятное чувство – я чувствовал свою важность. Он никогда не спорил, но после высказывал свою позицию. Он терпеливо рассказывал о каждой картине, подчеркивая вещи, о которых я никогда не догадался бы спросить.

Прошло двадцать, а затем и тридцать лет. Каждый раз, когда я ездил куда-нибудь с отцом за последние десять лет – а мы обычно совершаем совместные поездки несколько раз в год – мы идем в музей. Опять же, не потому, что я дико люблю искусство, а потому, что отец включает искусство в наше расписание. Я люблю искусство, но не так, как, к примеру, классическую музыку. Я, скорее, пассивный любитель искусства. Став старше, я понял, что искусство полюбил именно благодаря усилиям отца.

Вернемся к Санта-Фе. Вечером прошлого года, после того, как мы зашли в пару десятков галерей, мы пошли в оперу Санта-Фе на «Дона Паскуале» Доницетти. Здание оперы рассчитано примерно на две тысячи человек. Я смотрел очень внимательно, но не увидел там ни одного ребенка, кроме моего сына. Он шутил о том, что добровольно приговорил себя к нескольким часам воплей, и что мне это обойдется в очень много мороженого. Я чувствовал себя виноватым и даже купил ему спрайт (обычно мы не разрешаем детям пить газировку).

В этом году «мужская» поездка превратилась в «мужскую +1», поскольку к нам присоединилась моя девятилетняя дочь Ханна.

Ханна никогда раньше не была в опере. Она несколько раз слушала оперу в машине, и, откровенно говоря, ей совершенно не понравилось. Она отпускала комментарии наподобие «Почему мы должны слушать, как люди воют?». Поэтому я немного нервничал, планируя эту поездку в Санта-Фе. Я не знал, звать ее с собой или нет. Но я очень хотел, чтобы она послушала оперу вживую и полюбила ее.

Я даже подкупил Иону, попросив его говорить только позитивные вещи во время выступления. Она ему подражает, а потому одно критическое замечание со стороны брата могло бы отвернуть Ханну от оперы.

Мы пошли на одну из моих любимых постановок – «Риголетто» Джузеппе Верди (на основе пьесы Виктора Гюго).

После, когда мы возвращались к машине, я спросил Ханну, что она думает. Она сказала: «Папа, я знаю, ты очень хотел, чтобы эта опера мне понравилась. И, честно, то, что я сейчас скажу, никак не связано с тем, что ты этого хотел. Мне очень понравилось». Когда я пишу это, у меня даже слезы выступают на глазах. Думаю, все мы хотим наладить связь со своими детьми. Мы хотим делиться с ними вещами, которые любим, и хотим, чтобы они полюбили эти вещи так же сильно.

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Виталия Каценельсона. Републикация полной версии текста запрещена.

Оригинал

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.