9 декабря 2016, пятница

Дайте шанс. В защиту новой власти Польши

комментировать
Обвинения в адрес Права и справедливости сильно преувеличены
Фото: Пресс-служба АП

Обвинения в адрес Права и справедливости сильно преувеличены

Почему западные медиа ошибаются, обвиняя польскую власть в организации конституционного переворота и превращении в диктатуру

В последние дни ряд западных медиа пишут о том, что консервативная польская партия «Право и справедливость»  стремительно движется к диктатуре. Заголовки влиятельных изданий обвиняют Польшу в «вызывающе опасном уклоне в сторону правых» и предполагают, что ПиС организовала «заговор» против демократического порядка в государстве.

Джейсон Диль, колумнист Washington Post и бывший корреспондент издания в Варшаве, обычно известный трезвыми оценками ситуации, подбросил дров в уже полыхающий костер, отметив, что Польша склоняется к цензуре в сфере искусства и в медиа, назначает экстремистов на ключевые посты в сфере безопасности и пытается захватить контроль над Конституционным судом.

Фарид Захария использовал свою программу на CNN, чтобы успокоить зрителей относительно угрозы радикального исламиста (радикалы представляют «незначительное меньшинство»). Когда же речь зашла о Польше, его тон стал алармистским. Захария предупредил, что события «могут принять неприятный оборот» и сказал, что партия «похоже, возрождает цензуру в стиле СССР». Эти заявления оттенялись баннером с надписью «Союзник США склоняется к авторитаризму».

Во-первых, посмотрим на факты. Польская ПиС, в целом, представляет собой мейнстримную консервативную партию, в которую входят как популисты, так и рыночно ориентированные прагматики. Ее лидеры представляют собой спектр от умеренных, ориентированных на бизнес консерваторов до культурных консерваторов и ультраконсервативных националистов.

Многие лидеры ПиС были героями борьбы польской Солидарности, другие были диссидентами, десятилетиями боровшиеся против советского режима. Ее руководство утверждает, что сегодняшняя Польша до сих пор страдает от компромиссов с СССР, на которые пошли либералы в 1989 году, чтобы начать переход Польши к демократии.

Часть лидеров ПиС по-прежнему цепляются за теорию заговора

Польше, по их мнению, нужно компенсировать понесенный ущерб, в частности, избавившись от того, что они называют контролем леволибералов над государственными медиа и поддерживаемыми государством учреждениями, связанными с искусством, которые они считают крайне антирелигиозными и чересчур светскими.

Более того, на все сообщения о ПиС влияет позиция партии по защите национального суверенитета и, соответственно, ее евроскептицизм. Еще больше ухудшают имидж партии обвинения некоторых ее лидеров в гомофобии и антисемитизме. Лидеры ПиС действительно публично выступают против легализации однополых браков и говорят о католической природе Польши. Но, хотя эти позиции и приводят к трениям с ЕС, это вряд ли делает «Право и Справедливость» праворадикалами.

Как партия, сформированная антикоммунистическими активистами-диссидентами, в чьи организации в годы оппозиции нередко внедрялись информаторы, ПиС полна лидеров, цепляющихся за теорию заговора в отношении польской внешней политики и международных отношений.

Основная их теория заговора (и ее придерживается лидер ПиС Ярослав Качиньский), заключается в том, что Владимир Путин и российские власти были замешаны в авиакатастрофе над Смоленском в 2010 году, в которой погиб брат-близнец Ярослава, польский президент Лех Качиньский.

С учетом туманности деталей катастрофы, в которой также погибли почти 100 высокопоставленных польских чиновников и политических лидеров, а также склонность Путина к спецоперациям, эту теорию, какой бы маловероятной она не была, нельзя так просто отбросить.

Все эти нити вплетаются критиками в карикатуру на лидеров страны. Но в карикатуре игнорируется тот факт, что новый президент Польши, Анджей Дуда – прагматичный консерватор, который учился в элитных польских учебных заведениях и был либералом, пока не переместился к умеренным правым.

Новый премьер Польши Беата Шидло также всего десятилетие назад флиртовала с центристской Гражданской платформой, прежде чем вступить в ПиС. Теория о Праве и справедливости игнорирует то, что многие министры нового правительства – здравомыслящие чиновники с серьезными послужными списками в академической сфере, дипломатии и бизнесе.

В контексте этого искаженного нарратива недавние действия руководства ПиС запустили крайне громкие сигналы тревоги в европейских и американских медиа. Но, опять же, важно отделить зерна от плевел.

25 ноября новоизбранный Сейм, в котором у ПиС есть большинство – 235 депутатов из 460 – аннулировал выборы пяти новых членов в конституционный трибунал страны.

Голосование отменило действия последних недель каденции прошлого парламента, который поспешно совершил несколько сомнительных назначений в Конституционный суд, когда соцопросы показали, что ПиС, вероятно, выиграет выборы 25 октября.

Президент Дуда отказался принять присягу новых судей, и новое руководство страны не только отменило голосование – были выбраны другие пять представителей.

Именно это западные журналисты назвали переворотом. Во-первых, очевидно, что причиной кризиса послужили действия предыдущего парламента, возглавляемого Гражданской платформой. Но их Запад не обсуждал, вероятно, поскольку эти действия совершила партия, которая является постоянным членом европейского истеблишмента, и, в отличие от ПиС, имеет крепкие связи с миром международной политики и медиа.

Девятого декабря польский конституционный трибунал вынес решение, что частично виноваты были как ПиС, так и Гражданская платформа. Он заключил, что предыдущий парламент незаконно проголосовал за двух судей раньше срока, но имел конституционное право заменить трех судей, чьи мандаты истекли в начале ноября.

Вкратце, место имел не конституционный переворот, а превышение полномочий предыдущим парламентом в случае двух незаконно избранных судей, и Правом и справедливостью в случае снятия трех судей, которые, по мнению суда, были назначены предыдущим парламентом в соответствии с Конституцией.

Важно, что, если рассмотреть ответы новой власти и президента суду, это вряд ли отрицание его аргументов или его власти. И они точно не похожи на переворот. ПиС не выступила против решения суда о праве предыдущего парламента назначить трех этих судей. Лидеры ПиС упирают на процедурные ошибки во время поспешного голосования.

Их позиция основана на значении правил, окружающих голосование за членов конституционного трибунала, которые определяют, что для таких выборов нужна поддержка «лидеров парламента, а также 50 депутатов». ПиС утверждает, что предыдущий парламент не соблюл процедуру в отношении первого пункта, и это делает голосование недействительным.

Заявления о том, что Польша входит в новую эру «советской» цензуры, абсурдны и оскорбительны для политиков, которые провели годы в тюрьме, сражаясь против коммунистического режима. Имевший место случай вряд ли подпадает под определение цензуры. Это было выражение правительством недовольства использованием государственных фондов для поддержки презентаций откровенных сцен в постановке нобелевского лауреата Эльфиде Елинек.

С позицией польского министра культуры можно не соглашаться, но на цензуру это мало похоже, особенно в богатой стране, в которой бизнес является серьезным спонсором искусства и может делать, что ему угодно.

То, что политики обсуждают правильность использования государственных фондов для поддержки искусств – тоже не уникальный случай. В других демократиях также возникали конфликты относительно использования таких фондов для продвижения работ, слишком откровенных и неприемлемых с религиозной точки зрения. Известен случай подобного конфликта с участием мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани.

И последняя линия нападения на новую власть – назначение Мариуша Камински на пост министра без портфеля с обязанностью координировать действия спецслужб страны. Ранее в этом году Камински приговорили к трем годам заключения за превышение полномочий на посту главы Антикоррупционного бюро в 2006-2009 годах.

Дела были связаны с обвинениями в том, что Камински осуществлял провокации во время своих расследований, но его осуждение многими считалось политически мотивированным, и 16 ноября Дуда его амнистировал. Что важно, Камински осудили не за преследование оппозиционеров; его якобы превышения были связаны с расследованием коррупции в рядах бывшего партнера ПиС по коалиции. И хотя его назначение можно назвать противоречивым, само по себе его нельзя считать угрозой политическим свободам.

Вкратце, внимательное рассмотрение обвинений в адрес Права и справедливости позволяет сделать вывод, что они сильно преувеличены. Внимание медиа и мирового сообщества пойдет только на пользу Польше, как и любой западной демократии. Ей не навредят осторожные и ответственные репортажи о происходящем в ее политических институциях. Но ей могут навредить алармистские, рефлекторные реакции и инстинктивное предубеждение, которое вызывает у мира возвращение к власти в Польше консервативной партии.

Оригинал публикации на сайте Politico

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Адриана Каратницкого. Републикация полной версии текста запрещена.

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.