29 сентября 2016, четверг

Почему Украине выгодно заплатить за европейское будущее Донбассом

комментировать
Сейчас для Украины единственный шанс на нормальное развитие — быстрее перебраться в Европу и вступить в НАТО. Будучи вне этих союзов, она всегда будет объектом притязаний со стороны России

Для Путина конфликт в Украине — это способ отвлечь россиян от собственных экономических проблем. Сейчас экономика России развивается по советскому типу и направлена на обогащение олигархов, приближенных к Путину. Это вызывает ухудшение инвестклимата, отток капитала и уменьшение темпов роста ВВП.

Долгое время у нас действовал негласный общественный договор, согласно которому население не лезет в политику, а за это его благосостояние постепенно повышается. Сейчас это равновесие подходит к концу. Экономика работает плохо, а благосостояние людей растет не теми темпами, чтобы все были довольны Путиным. Так что теперь речь идет уже не о договоре, а о том, чтобы принудить общество идти путем, который выгоден президенту. А это возможно только через объединение в едином патриотическом порыве.

По этой же причине правдивость экономических прогнозов в России постоянно уменьшается. Если раньше Путин давал обещания по увеличению ВВП на десять лет, то сейчас все программы развития вынесены на 2020–2030 годы — то есть за пределы выживания нынешних лидеров. Главное для них сейчас — отвлечь людей от экономических проблем, ведь нужно провести местные выборы, потом выборы в Думу, а дальше посмотрим, как карта ляжет.

Путин вообще не воспринимает Украину как государство. Равно как и другие страны, которые появились после распада СССР

Путин вообще не воспринимает Украину как государство. Равно как и другие страны, которые появились после распада СССР. Это его мировоззрение, и оно постоянно эволюционирует, становится все более извращенным под влиянием церковников и его геополитических советников.

Украина угрожает всей его модели советизации. Для него было бы идеально уничтожить ее полностью, но сейчас это невозможно. Поэтому он делает все, чтобы Украина была нефункциональна, его идея — не дать вашему правительству проводить реформы и двигаться в сторону НАТО и ЕС.

Даже последнее перемирие — это попытка на какой‑то период ослабить давление Запада. Очевидно, что санкции могут расти, и Путину нужно создать иллюзию временного мира, которого он на самом деле не хочет. Или хочет на таких условиях, на которых украинцы никогда не согласятся.

Разница между Украиной и Россией — в том, что вы не рассматриваете себя как центр мира. Сейчас для Украины единственный шанс на нормальное развитие — как можно быстрее перебраться в Европу и вступить в НАТО. Будучи вне этих союзов, вы всегда будете объектом притязаний со стороны России. Даже если Путин уйдет, россияне всегда будут относиться к Украине как к какой‑то сбежавшей провинции и будут пробовать поставить ее обратно на место.

Вам нужно резкое развитие, но это требует очень больших усилий. Китай и Южная Корея делали это с очень серьезным напряжением сил и под сильным государственным контролем. А государственная система Украины сегодня не вызывает восторгов. Поэтому я не верю, что вам удастся сделать экономический прыжок. Ваша задача сейчас не в этом, а в том, чтобы зацепиться за европейский трамвай.

С другой стороны, европейцы тоже не слишком жаждут вас видеть. И здесь важная цель — сделать так, чтобы этот трамвай понял, что ему не уехать без Украины. Сейчас Европа не чувствует угрозы со стороны России, разве что эстонцы и латыши. А итальянцев, французов и испанцев проблемы Украины и России вообще не интересуют. Для них это политика стандартов XIX века.

Я бы советовал Украине сдать Донбасс. Если Россия его захватит, вы пойдете в ЕС и НАТО и объявите себя жертвой агрессии. РФ подпадает под санкции и вешает на себя ярмо в виде донецкой экономики — если на Крым они собираются тратить по $20 млрд в год, то на Донбасс нужно выделять еще под $30 млрд. А это конец для российской экономики. Кроме того, не забывайте, что это территория, где бегают десятки тысяч вооруженных людей — это вирус сепаратизма на юге России.

Но Путин играет ва-банк, потому что уверен: Украина не сдаст Донбасс. Порошенко боится, что это вызовет социальный взрыв и смещение его силы со всех политических постов.

Украина может попасть в ЕС быстрее, чем Турция. В первую очередь из‑за культурой близости. Если перед европейцами поставить вопрос: “Украина — это Европа или нет?”, то большинство европейцев ответит: нет. Но если бы стоял вопрос, кого включить в ЕС — Украину или Турцию, то выбрали бы Украину. Этот выбор и нужно навязывать.

А сейчас тема Украины в Европе абсолютно никак не продвигается. Поездки президента со словами, что мы за европейские ценности,— красивые фразы, но этого мало. Нужна большая серьезная кампания, с серьезными затратами. Я помню прекрасно, когда в России запретили грузинские вина, то Грузия рекламировала свое вино в Financial Times и ведущих изданиях. Может быть, это было смешно, но было постоянное присутствие.

И сейчас для этого очень хороший момент. Вы находитесь под давлением с российской стороны.

Непонятно, почему в Украине не происходит национализация российского бизнеса. Если в Москве или Крыму национализируют имущество Игоря Коломойского, то национализировать в ответ — святое дело. Когда началась Вторая мировая война, из Великобритании в течение суток были выдворены все немецкие интервенты, из Германии — английские. О собственности речи вообще не шло — все было национализировано моментально. Почему этого не происходит в Украине сейчас, мне сложно понять.

Вам нужно быть намного жестче. Нужно показать европейскому бизнесу, что украинцы имеют четкое понимание собственных интересов и задач. Причем в случае прекращения конфликта национализированная собственность может быть возвращена владельцу.

Вообще, в будущем восстановление экономических связей между странами вполне возможно. Конфликт, который сейчас происходит,— сугубо между политическими элитами. И ситуация между Украиной и Россией пока не зашла слишком далеко.

Со стороны российского бизнеса не стоит ожидать подрыва путинской власти. Бизнесмены делают деньги в любых условиях. Крупный капитал поддерживает не войну с Западом или Украиной — они просто поддерживают то, что поддерживает Путин. Если завтра он скажет, мол, давайте выстрелим ядерной ракетой по луне, миллиардеры начнут сбрасываться деньгами на ядерную ракету. Это способ выживания бизнеса — соглашаться с Путиным в любом безумии.

Со стороны российского бизнеса не стоит ожидать подрыва путинской власти. Бизнесмены делают деньги в любых условиях

Путин — разведчик, поэтому он ставит на тех людей, которых завербовал. Если кто‑то выпадаетиз системы, он может потянуть за собой всю ячейку. Поэтому он перетасовывает своих людей, но они никогда не выпадают из его колоды. А чтобы они не оспаривали его решения, он стимулирует их денежно.

У российской власти очень большой запас прочности — она может повышать зарплаты, даже когда экономика катится вниз. Россия живет за счет нефти — порядка 60 % ее населения получает зарплату от государства или государственных компаний. Поэтому в России зарплаты могут расти вопреки падению экономики. В 2009 году экономика упала на 8 %, а зарплаты выросли на 6 %. Это то, чего не было ни в одной стране, столкнувшейся к кризисом. Падение режима возможно только в случае длительного падения благосостояния народа. А при нынешнем уровне цен на нефть российская власть способна в течение двух-трех лет, а то и дольше, повышать зарплаты.

В конце 1990‑х годов у нас почти прошла десоветизация. Люди прекрасно понимали, что государство ничего не даст, зарплаты в бюджетной сфере минимальны, влияние силовых структур уменьшилось. Изменилось ощущение отношений с Западом — люди понимали, что Запад это некая новая для них модель, к которой нужно стремиться. А сейчас считают, что все наоборот: в России все самое лучшее, нам никто не указ и так далее. Это возврат в прошлое, который был вызван недоработкой благосостояния и резким увеличением силового класса благодаря выделению денег в пользу силовых структур. Мы сейчас видим советский ренессанс.

В условиях сильного государства это может продлеваться достаточно легко. Российское общество подвижно. Оно откликается и на пропаганду, и на идеологические установки. С критическим мышлением тут вообще тяжело. Когда страна вроде Украины находится 300–500 лет под влиянием разных сил, у вас возникает вопрос: с кем нам быть? А в России сознание такое: мы пуп земли. И это убивает критичность мышления.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.