9 декабря 2016, пятница

Китайский камень в мировой огород

комментировать
Вопреки опасениям, перегретая китайская экономика не изменит мир, а наоборот — гарантирует его сохранение в привычном виде. Почему?

Сегодня только совершенно равнодушный к глобальным проблемам человек не наблюдает за происходящим в Китае. Большинство экспертов убеждены, что замедление хозяйственного роста в этой стране приведет к событиям, которые экономически и политически изменят весь мир. Я бы рискнул предостеречь от подобных иллюзий и взглянуть на проблему с несколько бóльшего расстояния.

Китай, безусловно, лучший за последние полвека пример успешного “догоняющего” развития. Его доля в мировой экономике с момента начала советской перестройки выросла в 5,7 раза, в то время как доля российской сократилась на 15 %, а украинской — почти вдвое. Экспортируя в 1985‑м товаров меньше, чем ГДР, Китай ныне продает их за рубеж в полтора раза больше, чем объединенная Германия. С 2013‑го он является крупнейшим производителем промышленной продукции в мире. Проведенные в стране реформы вытащили из нищеты более 700 млн человек. Любой реформатор должен склонить голову перед деяниями Дэн Сяопина и его последователей.

В то же время далеко не очевидно, что главная надежда китайских руководителей — вывести страну в ранг первой экономики мира — может сбыться. В ХХ веке мы много слышали об “упадке” США и о ком‑то еще, кто скоро станет № 1. В 1960‑е таким претендентом казался СССР, в 1980‑е — Япония, сегодня — Китай. Но все прежние надежды были тщетны — прежде всего потому, что Запад развивался как экономика знаний, притягивая интеллект со всего мира, а его оппоненты так и оставались имитаторами. В индустриальную эпоху смена лидеров происходила постоянно: Англия оттесняла Францию, потом уступала Германии, та отдавала пальму первенства США; борьба за второе место была еще упорнее. Но с 1950‑х годов лидер в мировой экономике и политике более не менялся.

Китай может быть подвинут Индией или другими пока менее развитыми странами Азии

Нынешнее китайское замедление, на мой взгляд, вызвано не проблемами на фондовых биржах и не затовариванием рынка жилья. С этими вопросами Китай вполне может справиться своими $3,6‑триллионными резервами и во многом плановой экономикой. Оно вызвано пониманием того, что страна подошла к пределу, на котором остановились СССР и Япония; она, если использовать термин японского экономиста Тайичи Сакайя, стала the ultimate industrial economy, но так и не превратилась во что‑то большее. И как в конце 1980‑х в своем развитии замедлилась Япония, а ее эстафету приняли Южная Корея и сам Китай, так и в 2010‑х годах Китай может быть подвинут Индией или другими пока менее развитыми странами Азии.

Все это говорит о том, что китайское замедление (которое не следует путать с кризисом) как раз не изменит мир, а сохранит его в привычном виде. Именно быстрый рост китайской экономики породил мифы и пузыри рубежа столетий: бум на рынке энергоносителей и сырья; гигантские дисбалансы в мировой финансовой системе; иллюзии новой конфигурации глобальной политики; ощущение “приближения конца” западного мира и своего рода “возобновления истории”. Все это может оказаться пустышкой. Затормозившись, китайская экономика не перестанет существовать — она лишь примется искать более интенсивные паттерны развития с одной стороны, а с другой — вынудит китайских политиков быть более осмотрительными и осторожными.

В результате мир через 10–20 лет может вернуться к состоянию, когда цены на нефть и газ, железную руду и уголь окажутся намного более низкими, чем сегодня (китайские инвестиции в сырьевые проекты за границей существенно обесценятся), а сотрудничество с Западом будет выступать куда более надежным инструментом обеспечения успеха и безопасности, чем оспаривание его доминирования. Разумеется, на пути к этому новому равновесию мы практически наверняка увидим драматические события: банкротство петрогосударств на Ближнем Востоке и ресурсодобывающих стран в Латинской Америке; новое замедление в Африке, где экономический бум во многом был вызван китайским спросом; спад на рынке вооружений и новую “разрядку”; существенные перемены в мировой финансовой системе. Однако я убежден, что все это окажется вполне допустимой ценой того нового равновесия, к которому придет глобальный мир XXI века.

Китай — это своего рода огромный валун, брошенный в относительно спокойное озеро и породивший своим падением в него громадную волну. Но даже такое возмущение водной глади не бывает вечным, и через какое‑то время поверхность озера успокоится, а кораблики, случайно поднятые чуть ли не к небесам, снова лягут в дрейф.

Колонка опубликована в журнале "Новое время" за 14 августа 2015

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.