21 августа 2017, понедельник

Украина: четыре штриха к портрету

комментировать
Картину нашего будущего можно собрать из набора постоянно меняющейся мозаики лишь с большими оговорками

Мы склоняемся проецировать свои предположения в будущее, даже зная, что наше настоящее концептуально отличается от прошлого. Часто кажется логичным, что яйцо вырастет и станет большим. В момент, когда из яйца кто‑то вылупится, наступает слом парадигмы и новая история. У ведущих аналитических центров и влиятельных визионеров — у всех есть в коллекции несбывшиеся прогнозы, которые со временем могли выглядеть смешно или глупо.

В случае Украины дополнительная сложность заключается в том, что, находясь на разломе между Западом и Востоком, страна впитывает в себя толчки каждой системы. Ослабление или выход ЕС из кризиса, победа популиста Трампа на выборах в США или травма, причиненная им одной из двух партий, появление “новой нефти” или наоборот, упадок петрократии в России повлияют на долгосрочные перспективы для Украины. Новая субъектность украинцев реализуется настолько, насколько она сможет устойчиво вписаться в постоянно меняющуюся среду.

Отсутствие определенности внутри Украины тоже несет риски. После того как избиратели хотя бы по разу поменяют местами власть и оппозицию, можно будет говорить о том, насколько устойчив избранный вектор развития. Но сложно предсказать динамику, скорость этого движения. Вектор не определяет конкретный путь, который вполне может оказаться объездной дорогой с ухабами и серпантинами. Турция почти век идет в Европу, постоянно срываясь по пути.

Готовы украинцы открыть границы для миллионов мигрантов или пожертвовать ростом своего благосостояния?

Падение путча в Москве в 1991‑м и дальнейшее провозглашение независимости, оранжевая революция в 2004‑м, Майдан-2013 — каждая из этих точек казалась современникам точкой бифуркации, после которой неопределенность заканчивается и будущее становится понятным. Однако дальнейшие расхождения содержания и формы откладывали определенность. Была ли Украина независимой после 1991‑го? Была ли она демократической после 2004‑го? Стала ли свободной после 2013‑го? Вопросы, поначалу кажущиеся риторическими, вдруг оживают как существенные.

Собрать из этого набора меняющейся мозаики картину будущего можно с большими оговорками. Легче говорить о штрихах, которые повлияют на то, каким окажется портрет страны через поколение. Я хотел бы остановиться на четырех.

Первый штрих: ценности. Петр Вяземский, цитируя русского историка Николая Карамзина, пишет: “Если отвечать одним словом на вопрос, что делается в России, то пришлось бы сказать: крадут”. Многие комментаторы используют эту цитату двухсотлетней давности, чтобы демонстрировать, насколько ничего не меняется. Устойчивость культурных факторов подсказывает нам, что украинцы через поколение будут узнаваемыми нами украинцами, русские — русскими и так далее.

Какой будет разница между поколением сегодняшних украинцев и украинцев в 2030‑х? Будет ли это разница между южными корейцами 50‑х и 70‑х годов ХХ века, разница быстро меняющейся (в исторической перспективе) натуры? Доступность гаджетов сбивает нас с толку — не каждый человек с айфоном является современным. Но при условии достижения безопасности вероятность того, что поколение ориентированных на самовыражение детей Майдана будет в конфликте с конформностью постсоветских ценностей своих родителей, высока.

Как высока и вероятность того, что именно ценности выживания станут ключевыми и ростки ценностей развития могут оказаться под угрозой, если устойчивая безопасность не настанет. “Обращайтесь к опыту своих родителей”,— говорят сегодня лидеры крымских татар своим согражданам, оказавшимся под российской оккупацией в Крыму. Это не дань восточного уважения к старшим. Это дань способности выжить в неблагоприятных условиях, когда удары судьбы жестоки и непредсказуемы. Опыт, казавшийся молодым людям ненужным и устаревшим, вдруг возвращается, меняя ценностный профиль поколения.

Второй штрих: демография. Население Украины составляло 52 млн в момент распада СССР, сейчас украинцев на 10 млн меньше, и страна уверенно двигается к отметке 35 млн. Сокращение населения несет в себе новые вызовы. Это преграда для роста экономики. Растущая экономика нуждается в большем количестве рабочих рук. Учитывая место Украины в мировой экономике, значительная часть этих рук окажется в низкооплачиваемом сегменте. Готовы ли украинцы открыть границы для миллионов мигрантов или пожертвовать ростом своего благосостояния?

Ответ на этот вопрос зависит от силы украинской культуры, ее способности вовлекать людей других национальностей в украинские дискурсы. В 1990‑х и 2000‑х слабость позиций украинского языка часто отождествлялась со слабостью украинской культуры в принципе. В 2010‑х годах жизнь продемонстрировала, что украинская культура оказалась сильнее, она справилась с задачей формирования гражданской идентичности. Но хватит ли запаса? Готовы ли украинцы принять и натурализовать миллионы, например, россиян, если там события будут развиваться по катастрофическому сценарию? Или Украина изберет, например, латвийский вариант сожительства на расстоянии вытянутой руки?

Третий штрих: правила. Устойчивость начавшихся реформ в Украине будет понятна после того, как на них отразятся заморозки прихода популистской или просоветской оппозиции. Первое кажется более вероятным, по крайней мере, пока Крым и Донбасс исключены из избирательного процесса. Кого будут обслуживать новые институциональные рамки? Патерналистов, ищущих быструю выгоду от лояльности, как в России? Или ответственных граждан, ищущих пути самореализации, как в США или Северной Европе? Или это будет смесь подходов?

Пока институциональное развитие в Украине отстает от способности общества трансформироваться. Это делает любые реформы сверху сложными, иногда невозможными. Однако есть жизненно необходимые сферы, которые нельзя реформировать снизу: оборона, правосудие и правоохранительная деятельность — это реализация отличающей большинство развитого мира государственной монополии на насилие. Здравоохранению, образованию необходимо регулирование на государственном уровне хотя бы в части стандартов. Предпринимательство, общественная активность нуждаются в гарантиях устойчивости правил игры.

До формирования нового, непатерналистского общественного договора, оформленного в новую Конституцию,— нормы в Украине напоминают “полатану свитину”, а не стройную систему правил.

Четвертый штрих: ресурсы. Украине, в отличие от России, почти удалось избежать ресурсного капкана. Наличие огромного богатства в недрах РФ закончилось монополией на доступ к этому богатству маленькой группы людей. Слабость демократии в Украине склоняла к тому, что наличие такого же ресурса, как огромные залежи нефти или газа,— это риск монополизации, усиления одной группы. Но в Украине старые месторождения истощены, новые, например сланцевые,— не разработаны.

Зато есть земля и вода. Умеренный климат и плодородные земли на планете с растущим населением превращают Украину в страну огромных возможностей и огромных рисков. Станет ли аграрное лобби новым гегемоном, удушающим общество своими коррупционными возможностями? Будут ли земля или вода теми ресурсами, на которые могут посягать другие страны даже военным способом? Стоит ли нам опасаться своего богатства?

Украина наконец начала готовить себя к взрослой жизни. Опыт не имеющих значения законов, не стоящих бумаги меморандумов, фейкового образования и мнимой медицины, культуры как самодеятельности, предпринимательства как партизанской борьбы должен мотивировать к замене всего этого работающей инфраструктурой. Мир будет нести свои новые вызовы и риски. И готовность отвечать им зависит от нас.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 3 июня 2016 года в рамках проекта "Украина и мир 2030". Републикация полной версии текста запрещена

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.