4 декабря 2016, воскресенье

У россиян появилась мрачная решимость

комментировать
В российском обществе появилось ощущение пройденного рубежа

В российском обществе появилось ощущение пройденного рубежа

Впервые после долгого периода апатии и подавленности россияне почувствовали, что готовы бороться за перемены

За последние два месяца уровень протестных настроений в России подскочил, практически вернувшись к докрымскому периоду. Наибольший потенциал прослеживается у митингов с политическими требованиями. В основном люди готовы выходить на улицы в крупных городах — особенно в Москве. 44 % столичных жителей полагают, что в скором времени протестное движение активизируется. 15 % из них согласны лично участвовать в акциях.

Конечно, пока это декларативные заявления. Реальное положение дел несколько иное. На траурное шествие в память о Борисе Немцове вышли примерно 60–70 тыс. человек. Показатель гораздо ниже 15 %, тем не менее это явное свидетельство повышения протестной активности.

В российском обществе появилось ощущение пройденного рубежа. Сформировалось осознание того, что власть все больше превращается в нацистский, террористический режим. Понимание, что вне зависимости от имени непосредственного убийцы главного оппозиционера страны Бориса Немцова политическая ответственность за это лежит на руководстве РФ — президенте Владимире Путине и его режиме.

Кроме того, у россиян появилось недовольство, связанное с втягиванием государства в экономический кризис. Людям не нравится, что власть защищает в первую очередь интересы своего окружения — олигархов, крупных корпораций, а не населения. Поэтому недовольство растет, хоть оформленным или организованным его назвать нельзя.

Конечно, вместе с тем за последние два года усилился и страх граждан, страх преследования со стороны властей за их активную позицию. Но эта боязнь носит, скорее, безадресный характер — это подсознательное ощущение того, что власть давит на общество. Частично подобный страх нейтрализуется агрессивной антиукраинской и антизападной пропагандой, патриотической мобилизацией, связанной с аннексией Крыма и ведением необъявленной войны в Донбассе.

Боюсь, такой активности и энергии, как на Майдане, мы не увидим, но все равно волна гражданского сопротивления в России уже появилась

Станет ли катализатором для протестов убийство Немцова? Безусловно, большую часть общества случившееся ужаснуло — как ужаснуло бы любое убийство в принципе. Но действие пропаганды масштабно и продолжается более года ежедневно, 24 часа в сутки. По отношению к Немцову и оппозиции уже задано крайне негативное отношение. Оппозиционеры воспринимаются как бузотеры, авантюристы и политиканы, выступающие против президента лишь ради того, чтобы самим добиться власти.

Помимо кремлевского телевидения, у людей нет других источников информации. Страна огромная, растянутая, и где‑нибудь в Сибири или Пензе граждане плохо представляют, что происходит в Москве и кто такие эти оппозиционеры. И если им постоянно твердят о том, что это агенты Запада и коррупционеры, особого сочувствия у жителей отдаленных регионов к ним не появится.

Лишь в наиболее крупных городах, где сложилась информационная сеть, включающая интернет и альтернативные каналы коммуникации, россияне воспринимают ситуацию иначе. Хотя и там поляризация взглядов разительна. Москва в этом смысле весьма активно отреагировала на убийство Немцова, в отличие от остальных регионов.

Впрочем, сейчас мне кажется, что эффективность пропаганды достигла своего потолка, и дальше ей расти попросту некуда. Пределы правильного восприятия такой информации достигнуты. Этот уровень будет поддерживаться, но в целом эффективность пропаганды начнет слабеть.

А вот репрессивность режима со временем только усилится. На этом фоне у определенной части общества, негативно настроенной против власти, возникнет ощущение тупика, учитывая ожидание арестов, преследования, террора и запугивания.

Именно эти люди сочтут убийство Немцова, как совершенно точно выразился бывший председатель правительства Михаил Касьянов, политической расправой. Именно в этой среде, несомненно, появятся опасения и тревога. Но одновременно — и чувство решительности, готовности к сопротивлению, необходимости защищать свою честь и свободу.

Конечно, процесс крайне неоднозначен, и в различных социальных группах он будет протекать по‑разному. Оппортунистическое большинство, испугавшись и съежившись, примет позу покорности. Но более продвинутая и граждански сознательная часть россиян захочет консолидироваться и решительнее выступать с протестами.

Боюсь, такой активности и энергии, как на Майдане, мы не увидим, но все равно волна гражданского сопротивления в России уже появилась. После долгого периода апатии и подавленности на последнем марше чувствовалась мрачная решимость россиян и готовность борьбы за перемены.

Колонка опубликована в журнале Новое время за 6 марта 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.