4 декабря 2016, воскресенье

Старушка будет жить

комментировать
Сирийская миграция по сравнению с предыдущими является одной из самых качественных

Сирийская миграция по сравнению с предыдущими является одной из самых качественных

Разговоры о крахе Европы из-за наплыва сирийских беженцев преждевременны. ЕС проглотит этот кризис, как собака муху. И вот почему

По мере того, как Украина покидает первые полосы мировых газет, ее место занимают Сирия и беженцы, а также возрождающиеся разговоры об упадке Европы. Всюду, где прошли выборы — от Австрии, Швеции, даже спокойной Швейцарии до Германии,— поднимают головы националистические партии. В Великобритании же все чаще говорят о выходе из ЕС.

Левых и либералов требуют признать фундаментальную ошибку: мигрантов нельзя интегрировать в европейскую культуру. Они якобы создают анклавы преступности и безработицы. Швейцарские исследования показывают, что большинство мигрантов вместо того, чтобы устроиться на работу, предпочитают получать 1.000 франков в качестве ежемесячной социальной помощи. Отдельно говорят о принципиальном неприятии беженцами европейских ценностей. И, как результат, предвещают распад Европейской унии, как это произошло с Югославией и СССР.

Я же полагаю, что разговоры о крахе ЕС преждевременны. Европа проглотит этот кризис, как собака муху. И вот мои аргументы.

Во-первых, масштабы кризиса преувеличены. Да, популярность партии Ангелы Меркель в Германии упала до 36 %. Но ни одна другая так и не сравнялась с ней в рейтинге, тем более националисты со своими 7 %. Поэтому нынешние политические изменения — это, скорее, колебания в пределах нормы.

Слышали ли вы что-нибудь о кризисе азиатских ценностей или русского мира?

Во-вторых, сирийская миграция по сравнению с предыдущими является одной из самых качественных. Сирия — страна мультикультурная и полирелигиозная, как и сама Европа. Среди сирийцев немало христиан, а сирийские женщины пользуются такой свободой, которую сложно представить в соседней Саудовской Аравии. Многие беженцы — участники арабской весны 2011‑го. Это молодежь и средний класс, те, кому европейская культура не чужда. Еще один факт: в августе у погибших в грузовике от нехватки воздуха нашли большие суммы наличных. Чтобы выбраться из Сирии, люди продавали недвижимость и бизнес.

Один из авторов London Review of Books, являющийся сирийцем, утверждает: бюджет одного беженца составляет несколько десятков тысяч евро. Сюда входит плата за услуги целой сети контрабандистов, мафии и просто желающих заработать. Многие из них — жители периферийной Европы: греки, турки, восточные европейцы. Злосчастный грузовик с мертвыми беженцами принадлежал словацкому производителю мяса и был зарегистрирован в венгерском городе Кечкмет на румынского гражданина. Поэтому те, кто злорадствует о крахе поликультурности, не замечают другого — если ЕС падет, на его месте останется другое интернациональное сообщество гиен и шакалов.

И наконец, третий, главный аргумент. Разговоры о крахе Европы не новы. Если вести отсчет с момента появления первого тома Шпенглера в 1918-м, то этой дискуссии около 100 лет. А Европа все держится. Почему? Потому что у нее есть встроенный механизм стабильного развития, позволяющий после каждого кризиса вновь становиться на ноги.

В основе этого механизма лежит плавное объединение политической и экономической модернизации, простыми словами — демократии и рынка. Эту модель пытаются copy&paste во всем мире. Но не у всех получается. Многие хитрят, внедряя что‑то одно.

Больше всего о кризисе в Европе говорят те, кому как раз и не удалось запустить механизм стабильного развития,— Россия и арабские страны. Но что характерно: сирийцы не бегут в “русский мир” или близкую Саудовскую Аравию. Они “голосуют ногами” за Европу.

Впрочем, правда и в том, что у механизма европейского стабильного развития заканчивается топливо. Речь о наборе ценностей — уважении к человеческому достоинству и солидарности. Европа обязана этими ценностями своим иудохристианским корням. Но христианство испаряется из европейской жизни до такой степени, что даже в Швеции протестуют против рождественских елок как религиозного символа.

И Европе нечего предложить взамен. В этом и заключается кризис: большинство европейских лидеров говорят о ценностях, которые Европа больше не может и даже не хочет защищать. Парадокс в том, что приток беженцев усиливает, а не ослабляет этот кризис. Во-первых, возвращает его в центр публичных дискуссий. Во-вторых, секуляризация является почти европейским, точнее — западно- и восточноевропейским явлением. Согласно исследованию Pew Center, до 2050 года часть атеистов, агностиков и тех, кто не связывает себя ни с какой религией, будет сокращаться, и христианство останется самой большой религией. Соответственно, приток беженцев с европейской периферии удержит баланс в малохристианском центре Европы.

К тому же у Европы есть преимущество — способность признавать свои проблемы. Слышали ли вы что‑нибудь о кризисе азиатских ценностей или русского мира? В то время как европейский кризис не покидает повестку дня. А значит, будет разрешен.

Колонка опубликована в журнале Новое время от 30 октября 2015 года. Републикация полной версии текста запрещена

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.