4 декабря 2016, воскресенье

Путь Украины и Польши к прощению

комментировать
Это не первое поражение

Это не первое поражение

Скандальная резолюция польского Cейма о признании Волынской трагедии геноцидом вновь подняла вопрос о том, что же произошло в 1943 году и что делать с этим дальше

Июль 2016‑го войдет в историю как дата резолюции польского Сейма по Волыни 1943 года. Многим историкам пришлось не раз комментировать это событие, объясняя, что произошло. Но несмотря на такую активность, должен признать: после драки кулаками не машут, а драку мы проиграли.

Считаю это личным поражением и готов нести ответственность, но опускать руки не намерен. Мы проиграли битву, не войну. А война — надолго. Поэтому лучше перегруппировать силы и думать о новом наступлении.

Хотя, нужно сказать, это не первое поражение. Я не только занимаюсь историей польско-украинского примирения, но и вместе с украинскими и польскими друзьями его практикую. Нашим самым большим достижением стало примирение в 2002‑м. Тогда накал страстей вокруг кладбища Орлят во Львове был таким, что даже визит Ющенко (в то время еще национального героя в глазах большинства львовян) не смог убедить депутатов местного совета снять запрет с обновления польского военного кладбища.

Ситуацию разрешили с помощью церкви. Владыки Любомир Гузар и Марьян Яворский провели совместный молебен на могилах польских и украинских воинов, произнеся ключевые слова: “Прощаем — и просим прощения”. С этого времени о конфликте вокруг военного кладбища никто не вспоминает.

Мы проиграли битву, не войну. А война надолго

Но спустя 10 лет, летом 2013‑го, когда мы пытались повторить тот же сценарий на польских и украинских могилах на Волыни, формула “прощаем — и просим прощения” не сработала. Эти слова застряли в горле и украинцев, и поляков, включая иерархов римско-католической, грекокатолической и православной церквей.

Сейчас, летом 2016‑го, эта формула вновь зазвучала в переписке между группой видных польских и украинских политиков, лидеров церквей и публичных интеллектуалов. Есть среди них и те, кто три года назад так и не смог решиться на взаимное прощение. Но это небольшое достижение перечеркнула резолюция польского Сейма, признавшая события на Волыни в 1943‑м актом одностороннего украинского геноцида против поляков.

Чтобы понять, что делать дальше, нужно оценить масштаб нанесенного ущерба. Мне кажется, для украинцев он больше эмоциональный: мы получили предательский удар в спину от ближайшего союзника. Если же перейти на язык прагматики, то резолюция мало что изменит в отношениях двух стран. Кто бы ни пришел к власти в Киеве или Варшаве, они и впредь будут считать друг друга стратегическими партнерами. По разным причинам, в том числе из‑за общего врага — Кремля.

Это хорошая новость. Плохая же заключается в том, что значение польско-украинского союза уменьшается. Все дело в геополитическом весе каждой страны. До недавних пор Польша была великой, пока к власти не пришли политические силы, пытающиеся довести ее до геополитического самоубийства. Украина же, чтобы выстоять, нуждается не просто в союзнике, а в великом союзнике.

Чтобы лучше понять, представьте, что в Варшаве правит польский вариант Януковича. Не такой бандитский, но вредоносный, поскольку ломает страну через колено.

И главное сходство — язык ненависти по отношению к бывшей партии власти и нынешней оппозиции. Украинцы просто попали под раздачу: если предыдущая власть делала все для того, чтобы отложить резолюцию о геноциде на Волыни, то новая начала с того, чтобы принять ее.

Я один из тех немногих украинских историков, кто считает, что тогдашние действия ОУН-УПА все же являлись геноцидными, но с поправкой на то, что Волынь была взаимным польско-украинским геноцидом. Конечно, украинская вина больше, но принимать соответствующие резолюции должны обе стороны.

Еще одно: нам стоит признать, что зло есть и всегда будет с нами, никто не освобожден от искушения. Нет другой такой территории, где за очень короткое время прокатилось сразу семь геноцидов: Голодомор, уничтожение советских пленных 1941–1942, Холокост, ликвидация цыган, Волынь, депортация крымских татар и акция Висла. Кто-кто, а украинские историки должны трактовать тему зла, или “роль дьявола в истории”, серьезно. Или хотя бы не идти по следам польских и российских политруков, пытающихся убедить всех, что у их народов исключительно высокий иммунитет ко злу, поэтому они за него не отвечают.

И речь не только о моральной ущербности такой позиции. Цена вопроса: наше трезвое восприятие мира и способность адекватно реагировать. Иначе если мы наив­но полагаем, что у нас все было и будет хорошо, то каждую новую победу зла будем воспринимать как “все пропало”. То есть приблизительно так, как восприняли решение польского Сейма.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 29 июля 2016 года. Републикация полной версии текста запрещена

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.