20 октября 2017, пятница

Отчаянные времена

комментировать
Хочу извиниться и покаяться: был неправ, когда говорил, что Европа справится с наплывом беженцев и ростом популизма, проглотив кризис, как собака муху

Пришло время и мне просить прощения. Правда, не так, как экспертам, предрекавшим победу Хиллари Клинтон на президентских выборах в США. Я как раз не исключал, что Трамп может выиграть гонку, и призывал готовиться к худшему. Тут мне извиняться не за что.

Я также не буду просить прощения за то, что назвал Трампа идиотом. Знакомые тогда писали мне: мол, как ты мог такое сказать. Ведь будь Трамп идиотом, он никогда не стал бы президентом и не построил бизнес-империю.

Но мои знакомые — продукт современной школы и вузов, где не изучают греческий и латынь. Иначе они знали бы, что слово идиот не означает личность с низким IQ. В греческом этот термин использовали, говоря о лицах с девиантным поведением. Чаще всего речь шла о тех, кто не участвовал в жизни античного полиса. В широком же понимании идиотами называли всех, кто вел себя не так, как другие,— в английском, например, существует понятие freaks. Общался на эту тему с преподавательницей древнегреческого, и она заметила: “Жаль тратить на Трампа такое хорошее слово”.

За что я действительно должен извиниться, так это за недооценку хрупкости Европы. Ровно год назад в колонке для НВ я писал, что Европа справится с наплывом беженцев и ростом популизма, проглотив кризис, как собака муху. Но был неправ. В последнее время мы наблюдаем, как на европейской карте один за другим падают флаги либеральной демократии.

Когда меняются факты, я меняю мнение. А что делаете вы?

Есть два фактора. Один смягчает мою вину, другой — наоборот.

Смягчающий фактор: прошлогоднюю колонку я писал после возвращения из Германии. Местные интеллектуалы убеждали, что их страна осилит проблему беженцев. Я перенял то настроение и попал под его влияние. За что теперь каюсь.

И фактор, усиливающий вину: я знаком с мнением других историков, предрекающих возможность худшего сценария.

В первую очередь имею в виду материал британца Тони Джадта Европа: большая иллюзия. Он писал, что послевоенная Европа сформировалась из общих прагматических интересов. Но ее лидеры в силу воспитания, самообмана или цинизма создают иллюзию, будто Европейская уния образовалась вокруг общих ценностей. Если мы поверим в это и продолжим петь мантру Европы, размахивая европейским флагом перед лицом врагов, то однажды проснемся и поймем, что миф Европы — не решение наших проблем, а препятствие.

Этот текст Джадта перепечатан в посмертном сборнике его эссе под названием Когда меняются факты, я меняю мнение. А что делаете вы?. Фразу приписывают Джону Мейнарду Кейнсу. Но сейчас это главный вопрос, на который стоит ответить каждому из нас.

Мой ответ: фактов еще недостаточно, чтобы менять мнение. Если можно было бы сравнить ситуацию в современной Европе с уже случавшимся с ней в истории, то лучше всего подходит лето 1940 года. Напомню: уже идет Вторая мировая война, пали Чехословакия, Польша и Франция, остальной континент “мирно” поделен между коммунизмом и нацизмом, а США придерживаются политики невмешательства. Тогда осталась всего одна страна, не поддавшаяся этому сумасшествию,— Великобритания — и всего один европейский лидер — Черчилль, пообещавший бороться везде, в Британии и Франции, в морях и океанах, на берегах и полях, улицах и холмах, до самого конца.

Тогдашняя Великобритания спасла Европу. Мало кто знает, что в 1960‑х ей два раза отказали во вступлении в Европейский союз. И дважды положительное решение ветировала Франция, считавшая англичан недостаточно европейцами. История любит парадоксы и иронию. Особенно это можно отметить сейчас, после Brexit.

В 1989 году некоторые европейские правительства, французское в первую очередь, опасались воссоединения Германии. Большая Германия, твердили они, станет угрозой для всей Европы. Сейчас Германия — прочнейшая европейская крепость. В отличие от Франции, продолжающей изображать из себя большое европейское государство, хотя давно уже таким не является.

Когда Джадт в 1996 году писал свою статью, он сомневался, станет ли Европа во главе с Германией стойкой конструкцией. Интересно: если бы Джадт дожил до наших времен, изменил бы он свое мнение?

В любом случае, пока существует Германия и позволяет балансировать Украине (стране, которую некоторые аналитики называют одной из ключевых для европейского будущего), мне рано извиняться за главный тезис: нельзя недооценивать способность Европы разрешать кризисы перед лицом самых страшных угроз.

Nil desperandum!

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 16 декабря 2016 года. Републикация полной версии текста запрещена

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.