9 декабря 2016, пятница

Украина на последнем километре

комментировать
В 2014 году казалось, что системе нанесен смертельный удар. Но теперь мы видим: рана была неглубокой

В 2014 году казалось, что системе нанесен смертельный удар. Но теперь мы видим: рана была неглубокой

Распад старой системы входит в решающую стадию. Это самый трудный отрезок пути, на котором важно не сойти с дистанции

Мы живем в эпоху безвременья. Как говорили в прошлом: “Были времена и хуже, но не было подлее”. Мы знаем, кто наши внешние враги, а власть ведет себя, как враг внутренний. Наши вчерашние кумиры падают один за другим. Мы теряем ориентиры, а земля, на которой еще вчера мы твердо стояли, превращается в трясину.

На украинский кризис накладывается разворачивающийся кризис в Европе и мире. За всем просматривается образ путинской России как spoiler state — государства, портящего все и усложняющего.

Безвременье может закончиться, если хотя бы одним кризисом станет меньше. Тут стоит отметить, что не только Украина и Запад переживают кризис. Его переживает и Россия. Вопрос в том, кто падет быстрее. Лучшим сценарием для Киева стал бы крах путинского режима, означавший окончательную победу Украины. Но такая победа несет в себе и угрозы: внимание мира может переключиться на Москву, а Украина снова останется в тени.

Поэтому нам следует уже сейчас проделать домашнюю работу. Что именно нужно сделать?

Давайте оставим разговоры о том, что главной задачей является борьба с коррупцией. Коррупция — не болезнь, а симптом, как высокая температура при гриппе или сыпь. Болезнь же — так называемая система ограниченного доступа, согласно которой власть равна собственности, и тот, кто дорвался к первому, использует и второе. Коррупция в таких условиях действует как смазка: без нее шестеренки системы не крутятся.

Коррупция — не болезнь, а симптом, как высокая температура при гриппе или сыпь

В 2014 году казалось, что системе нанесен смертельный удар. Но теперь мы видим: рана была неглубокой. Она затянулась и блестит, как новая копейка.

Революции порождают завышенные ожидания. Польский философ Лешек Колаковский называл этот феномен “прекрасным сумасшествием революции”. И в постреволюционный период отрезвления стоит признать: наши ожидания были завышены. Украине или, скорее, ее новым политикам, так и не удалось прыгнуть выше головы. Страна возвращается на старый истоптанный путь движения без изменений и изменений без движения. Не жизнь, а выживание. Впрочем, в таком состоянии стагнации можно протянуть очень долго, десятки лет.

Стоит ли отчаиваться? Зависит от того, с какой стороны смотреть на ситуацию. Да, окно возможностей для быстрых изменений в Украине закрылось. Но открылся коридор следующих 20–25 лет, в течение которых страна может продвигаться вперед, пока нынешняя молодежь не перейдет в средний возраст, а ее европейский дух не увлечет Украину.

К тому же, если сегодняшнее окно закрылось, не значит, что не появится новое. Оно может возникнуть через месяц с приходом к власти радикальных реформаторов или через 5–10 лет. Никто не знает наперед, но важно к этому готовиться.

И пора выбрать новую тактику. Лучше всего ее сформулировал экономист Павел Шеремета: “Если мы не можем изменить страну, стоит менять города. Не можем завоевать города? Тогда давайте покорять кварталы, двигаясь от дома к дому, от улицы к улице”.

Иными словами, нам следует построить в Украине параллельные структуры открытого доступа, которые по определению будут эффективнее старых “системных”. В качестве примера сравним Киево-Могилянскую академию и Украинский католический университет во Львове с любым государственным вузом: куда “голосует ногами” талантливая молодежь, лучшие преподаватели и кого поддерживает бизнес. И такие учебные заведения должны появиться не только в старых европейских городах, но и в новых метрополиях — Днепропетровске, Одессе и Харькове.

Я говорю лишь о тех примерах, к которым причастен лично. Думаю, каждый сможет рассказать о собственных. Главное — понять, что речь идет о тактике аккумулятивных изменений, которые своим количеством должны породить новое качество.

Украина — не спринтер, а стайер; ее путь в силу особенностей национального прошлого длиннее. Украинцы идут по нему почти 30 лет. И за это время им удалось: оторваться от империи в 1991‑м; построить почти с нуля государственную структуру в 1990‑м; несмотря на внутренние раздоры создать нацию и выдержать “русскую весну”; не свернуть в сторону авторитаризма в 2004–2014 годах. И что важно — в украинском обществе за последние годы сформировалось двуязычное реформаторское ядро, которое в меньшинстве, но превосходит пассивное большинство своим качеством и мобилизацией.

Украина вплотную подошла к финишной дистанции забега, когда распад системы ограниченного доступа входит в решающую стадию: создания и удержания жизнеспособных элитных (в нормальном смысле этого слова) институтов, существующих вне государства. Нет гарантии, что мы его пройдем: история знает случаи и прогресса, и регресса. Но последний километр всегда самый трудный. Главное — не впасть в депрессию и не сойти с пути.

Колонка опубликована в журнале Новое время за 18 марта 2016 года. Републикация полной версии текста запрещена

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.