8 декабря 2016, четверг

«Собачьи» рефлексы СБУ и что их кормит

комментировать
Украинские законодатели должны задуматься над тем, как заставить работать парализованную статью Уголовного кодекса, которая должна защищать журналистов
www.5.ua

Украинские законодатели должны задуматься над тем, как заставить работать парализованную статью Уголовного кодекса, которая должна защищать журналистов

Безнаказанность усиливает у силовиков рефлекс, как у собаки Павлова: схватить, напасть, запаковать, задержать, заткнуть

В канун Нового года, пока кто-то бегал за Советовским шампанским и кромсал оливье, Военная прокуратура сделала подарочек под елочку своим коллегам из Службы безопасности Украины: закрыла уголовное дело по статье 171 Уголовного кодекса о препятствовании законной профессиональной деятельности журналистов программы «Схемы» во время съемок расследования о роскошных авто работников СБУ, не соответствующих доходам.


1_23

Четыре СБУшника, включая одного из «героев» расследования, без объяснений загребли журналиста Михаила Ткача и оператора Кирилла Лазаревича, насильно затянули в помещение киевского главка, сломали камеру и пытались заставить написать объяснение, что они шпионы. Это случилось 2 октября.

Военная прокуратура расследовала дело несколько месяцев - и пришла к выводу, что умысла в действиях представителей СБУ не было, ибо они понятия не имели, что это журналисты, несмотря на камеру и микрофон с логотипом, редакционные удостоверения и сопровождение представителя пресс-службы. Дело было закрыто.

Дело изначально просто «сливали». Адвокаты журналистов били тревогу, - несмотря на постоянные заявления различных уровней прокуроров и следователей, что они очень стараются и вина СБУ совершенно очевидна, в первую очередь благодаря видеозаписи инцидента камерами самого СБУ.

Следователи старались измотать журналистов, чтобы те отказались от обвинения

Пока шло следствие у нас постоянно возникало ощущение, что копают под самих журналистов. Например, однажды доверительным шепотом один из прокуроров спросил, платят ли журналистам зарплату в конвертах. (Что, серьезно? На Радио Свобода, которое финансируется Конгрессом США?)

Журналисты прошли через допросы, которые длились по четыре и больше часов. Им все время приходилось требовать исправления протоколов допроса, потому что следователь постоянно пытался излагать события в другом ракурсе, в пользу СБУшников, или же не дописывал дополнительные объяснения.

Ходатайство адвоката журналистов о проведении экспертизы причиненного материального и морального ущерба потерпевшим было выполнено только частично – проведена экспертиза ущерба видеокамеры, а морального – не проведена. И ответа на это ходатайство тоже не было, что уменьшает размер ущерба в результате уголовно наказуемого действия.

Права Людмилы Лебедь, адвоката и представителя потерпевших, неоднократно ограничивали: отказывали в ходатайствах представителя, которые были заявлены в интересах потерпевших, и требовали, чтобы такие ходатайства были поданы непосредственно потерпевшими.

Следственные действия по воссозданию обстановки происшествия (да, нужны были следственные действия на воспроизводство инцидента – несмотря на запись видеокамер) проводили только с пострадавшими, а с военнослужащими не проводили.

То есть следователи старались измотать журналистов, тратя их время и силы, чтобы они отказались от обвинения, а после всего склоняли написать, что претензий к СБУ нет.

Последняя попытка защитить от уголовного дела СБУшников – это составление протокола об административном правонарушении одного из четырех участников инцидента, хотя по закону к административной ответственности кого-то можно привлечь в течение месяца после закрытия уголовного производства, а оно на тот момент еще не было закрыто.

В общем, на журналистов постоянно осуществлялось давление. Следователь во время допроса потерпевших требовал объяснить, получали ли они разрешение в СБУ на видеосъемку, понимали ли, что снимают лиц, которых снимать запрещено, почему идентифицировали оперативных работников – фактически, вопросами им давали понять, что журналисты якобы нарушили законодательство и поэтому лучше не спорить с СБУ.

В ответ на постоянные заявления журналистов, что снимать в общественном месте не запрещено (статья 307 Гражданского кодекса Украины) появилась незаконная СБУшная экспертиза, что журналисты снимали не в общественном месте и что действия военнослужащих законны. До сих пор, спустя две недели после закрытия дела, журналистам и адвокатам не предоставили возможности ознакомиться с результатами этой экспертизы.

Мы слышали постоянные устные заявления, что недостаточно доказательств для предъявления подозрения – несмотря на то, что состав преступления и его фигуранты были очевидны с самого начала благодаря нашим видеозаписям и записям с камер наблюдения СБУ.

Апогеем юридической казуистики стало само постановление о закрытии уголовного производства, вынесенное с искаженными показаниям журналистов в пользу СБУшников. Важные обстоятельства, подтверждающие их вину, просто упущены, показания свидетелей потерпевшей стороны также искажены, а венчает все это вывод о том, что военнослужащие невиновны, они просто не понимали, что препятствуют журналистской деятельности.

Казалось бы, это нападение – один из наиболее очевидных и задокументированных случаев препятствования журналистам в выполнении их общественно важной работы. Герой антикоррупционного расследования Иван Порада, который сначала отказывается говорить о своем дорогом автомобиле, уже через 15 минут появился в сопровождении троих коллег, чтобы «упаковать» назойливых журналистов.

Здесь есть и мотив, и действие для применения статьи 171 Уголовного кодекса – препятствование законной журналистской деятельности.

Но в Украине эта статья ни разу толком не сработала. Примерно раз в несколько месяцев происходят резонансные нападения на журналистов во время работы. Но прецедентов, когда нападающие оказываются за решеткой, до сих пор нет. Все они остаются безнаказанными, даже иногда начинают различные юридические действия против самих журналистов, чтобы доказать, что именно они-то там нарушили.

Безнаказанность усиливает у силовиков рефлекс, как у собаки Павлова: схватить, напасть, запаковать, задержать, заткнуть журналистов при появлении поблизости.

Существует уже два прецедента, когда дела по статье 171 не были должным образом расследованы в Украине и дошли до Европейского суда по правам человека, где ожидают рассмотрения. Один из них – это нападение в 2010 году президентской охраны на журналиста Сергея Андрушко, который сейчас тоже работает в программе расследований «Схемы» на Радио Свобода.

Положительное решение ЕСПП может создать новую законодательную базу для пересмотра уже закрытых дел. А тем временем украинские законодатели должны задуматься над тем, что они могут сделать, чтобы заставить работать парализованную статью Уголовного кодекса, которая должна защищать журналистов.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.