5 декабря 2016, понедельник

Пора отменить узаконенную цензуру

комментировать
Закон, который якобы должен устанавливать правила игры в сфере авторских прав, фактически легализует цензуру в нашей стране

Примерно 7 лет назад, когда я вернулась в журналистскую профессию, у меня начался персональный крестовый поход. Объектом приложения моих (не очень системных) усилий стала статья 13.3 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах» № 3792-XIII от 23 декабря 1993 года.

Гипотетически этот закон должен устанавливать правила игры в сфере авторских прав, но он фактически легализует цензуру в нашей стране. Так не может оставаться, закон надо менять.

В частности, статья 13.3 предполагает, что любой человек, к которому подошел журналист и задал вопрос, является соавтором конечного продукта журналиста. То есть, как соавтор, интервьюируемый может делать с вашей работой все, что ему угодно — резать или менять цитаты, убить кусок текста или весь текст, если вдруг очнулся и понял, что во время разговора взболтнул лишнего.

В принципе, закон этот часто трактуется достаточно узко и выборочно. Никому из интервьюируемых, как правило, не приходит в голову приезжать на телестудию и монтировать свои комментарии перед камерой по-новому, в более выгодном для себя свете. Закон этот, по большей части используют политики, бизнесмены и другие говорящие головы для того, чтобы требовать так называемой «вычитки интервью» перед публикацией. То есть чистки всего, что звучит не так красиво и пафосно, как интервьюируемому хотелось бы.

Согласно украинскому закону, некто Александр Захарченко является соавтором статьи агентства просто в силу того, что журналист задал ему вопрос

Но не всегда и не везде. Например, они не звонят в украинское представительство международного агентства «Ройтерс», чтобы потребовать цитаты перед публикацией. Более того, продюсер этого самого агентства Сергей Каразий, зубр журналистики с богатым международным опытом, крайне удивился пару лет назад, когда я рассказала ему, что в Украине действует такой странный закон об авторском праве.

Думаю, юристы «Томсон Ройтерс» в штаб-квартире компании в Нью-Йорке удивились бы не меньше, узнав, что, согласно украинскому закону, некто Александр Захарченко является соавтором статьи агентства просто в силу того, что журналист задал ему вопрос, и вопреки тому, что «Донецкая Народная Республика», лидером которой он является, признается террористической организацией другой частью законодательства Украины. Конечно, это полный абсурд.

Многие редакторы пользуются различными трюками для нейтрализации этого закона. Виталий Сыч, например, тогда еще работавший главным редактором «Корреспондента», когда-то рассказал мне, что просто не принимает существенные правки не технического характера, искажающие суть сказанного, например, политиками. Это стоило ему не одной бессонной ночи.

Алена Притула в «Украинской Правде» традиционно оставляла вопрос редакции и давала едкое примечание редактора вместо ответа, когда спикер вырезал кусок текста. Соня Кошкина из lb.ua чихвостит своих визави в Фейсбуке за гадости при этой самой «вычитке». Я помню как минимум один случай из собственной практики, когда сознательно выслала Валерию Хорошковскому, тогда работавшему заместителем главы СБУ, его цитаты с маленьким зазором по времени, зная, что он не успеет вычитать их до печати. Я предупредила его, конечно, о дедлайне.

Кажется, это был последний раз, когда я высылала цитаты по требованию со ссылкой на этот закон. С тех пор я поняла, что это требование противозаконно и является, по сути, цензурой. То есть подавлением информации, которую публичная фигура считает нежелательной. Я начала против него активнее бороться.

Я попросила друзей из юридической компании проанализировать коллизии с другими законами. Они пришли к выводу, что требование «вычитки» не является обязующим, поскольку согласие на публикацию презюмируется в случае согласия интервьюируемого дать интервью, а право редактирования текста объектом интервью нарушает саму цель его проведения.

Более того, предоставление такого права интервьюируемому ущемляет право на свободу слова журналиста, гарантированное Конституцией Украины и Европейской конвенцией о защите прав человека.

Кроме этого, эта самая статья 13.3 Закона об авторском праве фактически нейтрализуется двумя решениями Европейского Суда по Правам Человека (no. 58148/00, § 44, ECHR 2004 IV и no. 18990/05, § 84, ECHR 2011 IV), которые четко определяют, что журналист не может быть ограничен требованием получения предварительного согласия на публикацию интервью. Решения Европейского Суда имеют приоритет в украинском законодательстве в случае коллизий с национальными законами.

Получив такую юридическую интерпретацию «цензурной» статьи об авторском праве, я начала отвечать на любые намеки на вычитку категорическим «нет». Теперь это жесткая политика Kyiv Post - мы просто вообще не даем ничего на вычитку. Особо резвым представителям пресс-служб больших и важных людей, которые ссылаются на этот закон, еще и высылаем интерпретацию нашего юриста бонусом, в качестве личного взноса в воспитание политиков и общественных лидеров. Пускай учатся думать еще до того, как начинают говорить с журналистом.

Безусловно, бывают исключения с вычиткой отдельных цитат. Например, когда человека плохо слышно или плохо понятно. Или когда разговор шел офф-рекордс, но есть договоренность использовать одну-две цитаты, предварительно согласовав. Или когда речь идет о технически сложных или узко специальных вещах. Или когда журналист просто не уверен, что все правильно понял.

Но такие случаи — это вопрос стандартов и профессионализма, а также желания максимально точно и корректно передать информацию читателю. Это не вопрос цензуры.

В то же время, законодательная проблема формально остается и должна быть исправлена. В текущем составе Верховного Совета есть весомая доля депутатов, пришедших из журналистской профессии. Комитет по свободе слова возглавляет теперь Виктория Сюмар, которая гордится своим опытом работы в СМИ по западным стандартам и потратила годы на то, чтобы менять среду здесь, в Украине.

Для вас, дорогие коллеги, есть работа. Статья 13.3 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах» № 3792-XIII от 23 декабря 1993 года должна быть отменена как нарушающая право на свободу слова и противоречащая ряду других норм. Эта статья — ничто иное, как законный подвид цензуры. Пора избавляться от такого балласта.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.