25 марта 2017, суббота

Пронзительное время неожиданной свободы

комментировать
Художник Владимир Яковлев избегал политизированных посиделок, уходил из выставочных помещений, если там говорили о политике

1988 или 1989 год.  Пронзительное время неожиданной свободы и приближения распада империи. Я опять в Москве по своим журнальным делам. Какая-то необходимость привела меня в этот прохладный день в дом к Иосифу Пастернаку, режиссеру документального кино. Иосиф спешит, просит поехать вместе с ним в психиатрический интернат. Он должен отвезти туда какие-то вещи (или продукты) живущему там великому художнику (это слова Пастернака) Владимиру Яковлеву. Я это имя слышу впервые. Долго едем на автобусе, подходим к типичному советскому социальному заведению, с забором, строгим дежурным у ворот. Нас пропускают, Иосиф договорился заранее. В ожидании появления Яковлева Иосиф рассказывает о нем то, что знает. Он – не из близких друзей, какая-то женщина, подруга Яковлева, иногда просит Пастернака подменить ее, привезти необходимое.

С санитаром выходит Яковлев. Чернявый, маленький, с неправильными чертами лица. Я молча присутствую при разговоре, слушаю. Через 20-30 минут (столько длилась встреча) задаю себе и Иосифу вопрос: что в этом заведении делает вполне адекватный человек? Тем более, у него в Москве есть родственники… Иосиф не знает.

Художник Владимир Яковлев давно умер. Кажется, там же, в интернате. Сотни его работ находятся в музеях и частных коллекциях Запада. Иногда появляются воспоминания людей, близко знавших его. Кто-то сохранил и опубликовал интервью с ним. Там такие слова, я выписал их: «Между мыслью и словом должно быть пусть маленькое, но расстояние». Сегодня я знаю: Владимир Яковлев болел шизофренией, поэтому не раз лечился в больницах, жил в интернате. Всегда добровольно. Он не был диссидентом, избегал политизированных посиделок, уходил из выставочных помещений, если там говорили о политике. Боялся, да и неинтересно ему было… Так утверждают знавшие его люди. 

Владимир Яковлев давно умер. Кажется, там же, в интернате. Сотни его работ находятся в музеях и частных коллекциях Запада

Один из его коллег, Л. П., не так давно написал: «У него была вялотекущая шизофрения, и совершенно никаких сомнений на этот счет быть не может». Увы, сомнения должны быть. Хотя бы потому, что диагноза «вялотекущая шизофрения» в международной классификации психических болезней не существует. Понимаю, художник Л. П. такое знать не обязан. Да и ценителям живописи все равно, как назывались психические особенности великого художника Владимира Яковлева. Нам, психиатрам, совсем не все равно. Потому что между мыслью и словом должно быть пусть и маленькое, но расстояние.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.