25 апреля 2017, вторник

Детективный день. Как освобождали Савченко

комментировать
Мама и сестра смогли обнять Надежду.А мы - работаем дальше. Должны освободить всех

Мама и сестра смогли обнять Надежду.А мы - работаем дальше. Должны освободить всех

Не было ни одной международной встречи президента и министра иностранных дел, где бы не говорили о политзаключенном №1 в России - Надежде Савченко

Этому дню предшествовали десятки совещаний у президента, сотни изнурительных международных встреч, где повторялось одно имя – Надя, тяжелые разговоры с мамой Марией Ивановной о судьбе ее дочери, усилиях украинских дипломатов и политиков, усилиях ее семьи - мамы и сестры, тысячи акций поддержки Надежде от всех людей доброй воли по всему миру, минские переговоры, где оппоненты приходили в ярость от одного упоминания о Савченко.

Не было ни одной международной встречи президента и министра иностранных дел, где бы не говорили о политзаключенном №1 в России - Надежде Савченко. Где бы не требовали ее освободить.
Эта операция готовилась несколько последних месяцев. Мы ждали от РФ ответа о процедуре передачи Надежды . Больше всего боялись всевозможных комментаторов-всезнаек всех мастей и фасонов, которые слышали звон, не знали, где он, но бежали на все эфиры рассказывать. И вторая сторона брала паузу.

Даже сегодня, когда информация об освобождении Надежды преждевременно просочилась в российские СМИ и ее подхватили украинские - мы очень переживали, чтобы операция не сорвалась.
Для нас это был почти детективный день. 6.30 – самолет. Президентский борт вылетает за Надеждой. Ростов. Мы не имеем права сходить с трапа. Операцией по поручению президента руководит руководитель СБУ. Согласно договоренностей, Надежда должна зайти в самолет в ту минуту, когда российский самолет, кторый в это время приземлился в Киеве, заберет на свой борт двух российских убийц-грушников.

"Я должна увидеть пересечение границы! О! Украина! Харьков! Полетели в Чугуев!" - смеется она

Час ожидания. Начинается движение двух машин без номеров. Там – спецназ, ФСБ и где-то там, за темными окнами Надежда. Ждем ее выхода. Вдруг у нас начинают обрываться телефоны: в российских СМИ запущена информация о самолете, освобождении и т.д. Все задерживается. Мы нервничаем. Смотрим из открытых дверей самолета в глаза тем, кто в машине.

Все! Пошло движение! Она выходит в окружении десяти мужчин в форме. Она смотрит на небо и жадно хватает воздух . Она поднимается на борт и кричит: "Слава Украине!" Ну, и еще кое-что, но это пусть останется за кадром....): дарим ей букет в патриотических цветах . "Я не люблю цветы!"- отрезает Надежда (слышите, дорогие коллеги, советую вам Надежде цветы не дарить). Кладет букет рядом: "Это маме отдам"– говорит. Наконец мы обнимаемся. Она – как натянутая струна, еще не верит в происходящее, рассказывает, что пять часов сидела в том автобусе без номеров, ожидая движения домой, в Украину. Она, видимо, иначе представляла себе эти первые эмоциональные минуты.

Тем временем нашему борту пока что не дают вылет. Надя сбрасывает зимние сапоги, психологически отходит, отмерзает, показывает нам свой нехитрый скарб, который везет в Украину: поделки из бумаги, которые конструировала - собирала чтобы занять себя в камере. И подарок маме на день рождения: тарелочку, которую сама склеила, и тогда, в марте , не могла отдать сама.

И еще - два огромных пакета с письмами. Это только те, что получила в этом месяце!
Она несется в кабину пилотов и наконец улыбается. Искренне, широко и счастливо. Она уже не Ёжик. Только в кабине она почувствовала, что все, что происходит – это правда.
У нас , если честно, тоже послестрессие, потому что переволновались, потому что знаем, как тяжело боролись много людей за освобождение Надежды, и как все было зыбко и неуверенно.

Надежда говорит те первые слова, которые хочет сказать всем, кто ее поддерживал. Потом снова резко поднимается с кресла и несется в кабину пилотов: "Я должна увидеть пересечение границы! О! Украина! Харьков! Полетели в Чугуев!" - смеется она.

Два часа дороги мы общаемся о главном : освобождении всех остальных. Надежда жадно расспрашивает о других заложниках : сколько их еще остается в РФ и сколько в ОРДЛО, как продвигаются переговоры по их освобождению. Рассказываем о том, что в ближайшее время ожидаем положительных новостей о Геннадии Афанасьеве и Юрии Солошенко и поэтому так переживали, чтобы сегодня все произошло. Надежда очень хочет, чтобы ее Голос услышал весь мир и чтобы этот Голос помог освободить нам всех наших пленников. Верю, так и будет.

Наконец – Украина. Мама и сестра смогли обнять Надежду.

А мы - работаем дальше. Должны освободить всех.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.