3 декабря 2016, суббота

Почему украинцы забыли слово «инновации»

комментировать
При таких темпах деградации науки в ближайшие годы Украина не только полностью утратит инновационные приоритеты, но окажется невосприимчивой к новым технологиям

Поскольку наука не имеет границ, понять судьбы украинской науки можно лишь в контексте науки мировой. Поэтому начну со статистики. В Законе Украины «О научной и научно-технической деятельности» четко прописано, что объем финансирования науки должен составлять не меньше 1,7 % ВВП, то есть на порядок больше планируемого бюджетного финансирования академической украинской науки на 2016 год.

Величина в 1,7% от ВВП более-менее приемлема для мировой науки, хотя в развитых странах она значительно выше. Согласно данным на 2012 год, финансирование науки в % от ВВП составило: Израиль — 4,4%, Южная Корея — 4,36%, Япония — 3,67%, Финляндия — 3,84%, Швеция — 3,37%, США — 2,79%, ФРГ — 2,78%, Франция — 2,21%, 27 стран ЕС (среднее значение) — 1,9%. При этом в странах большой семерки G7 минимально необходимой суммой, которую в перспективе следует выделять на науку, принята величина в 3% ВВП. Естественно, перечисленные страны лидируют также и в рейтингах по глобальному индексу инноваций или по уровню жизни населения.

Поскольку вышеуказанные проценты берутся от внушительных сумм ВВП развитых стран, то более впечатляющими являются бюджетные затраты на одного ученого. Эти затраты (в тысячах долларов США) в 2007 г. составили: США — 260, ФРГ — 245, Австрия — 232, Англия — 215, Япония — 208, Франция — 205, Индия — 127, КНР — 74, Россия — 60, Украина — 8 (2010 г.) и менее 2 (2016 г.). Между тем, давно установлено, что когда объемы затрат на науку в перерасчете на одного исследователя ниже критического значения, то практически невозможны поддержка высокого уровня научно-исследовательского процесса и получение принципиально новых научных результатов.

В период с 2007 по 2013 гг. мировые расходы на науку выросли на 30,7% и заметно опередили рост мирового ВВП, который за то же время увеличился только на 20%. Согласно парижскому докладу ЮНЕСКО о развитии мировой науки (UNESCO Science Report: towards 2030), с мировой наукой дело обстоит вполне благополучно: затраты на науку и объем выполненных работ быстро и стабильно растут. Даже развивающиеся страны стремительно наращивают научную активность. Китай утраивает финансирование научно-исследовательских программ, а Южная Корея — удваивает. Доля государств Юго-Восточной Азии в общемировой науке за последнее время выросла с 29 до 37%. Значительно, на 21%, выросло и число исследователей. Научных публикаций в 2014 г. в мире стало больше на 23%. Буквально на пятки бывшим научным монополистам наступают Китай, Бразилия и Индия. Это связано с тем, что весь мир пришел к пониманию, что без инвестиций в науку нечего надеяться на рост экономики. Поэтому даже во время экономического кризиса затраты на научные исследования не сокращают, а наоборот — заметно увеличивают.

По числу регистрируемых патентов Украина в 10 раз уступает всем развитым странам

США по-прежнему остаются мировым лидером научных исследований и инновационных технологий, поскольку американцы давно выбрали науку главным приоритетом экономики и фундаментом будущего. Спикер палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси заявила: «У Америки сегодня четыре приоритета — это наука, наука, наука и наука. Это и основной национальный интерес США, и основа американской национальной безопасности».

Американские инвестиции в науку и разработки составляют около трети мировых (33-35%). США контролируют около 40% рынка высоких технологий в мире (для сравнения РФ — доли процента). При этом в США трудятся 23% всех ученых и инженеров-разработчиков мира, а в РФ — 9%. Для сравнения укажем, что финансирование науки в РФ ныне в 200 раз ниже, чем в США и в 40 раз меньше, чем в Китае.

В развитых странах научные исследования в значительной степени финансируются частным сектором: в США — около 60%, в Европе — около 50%, в Латинской Америке в пределах 25-40%. Ну а частные инвестиции, как известно, значительно эффективнее государственных.

Возвращаясь к Украине, замечу, что бюджетное финансирование науки упало с 1,8% в 1990 г. до 0,248% в 2015 г. и до позорного для страны минимума 0,172 % в 2016 г.

В прошлом году в Украине доля в ВВП расходов на научные исследования была в разы меньше, чем в Габоне, Тунисе, Кении или Уганде (0, 248% ВВП против 1,1% в Тунисе, 0,8% в Кении, 0,64% в Габоне и 0,41% в Уганде). Реальная зарплата украинского профессора в 2016 г. составит менее $250, то есть тоже в разы ниже, чем в самых отсталых странах мира. Для примера, среднемесячная зарплата профессора в Эфиопии — $1200, в Нигерии — $4630 и в ЮАР — $6500.

Бюджетное финансирование НАНУ падает год от года; например, в 2011 г. составляло 2,80 млрд. грн., в 2013 — 2,57 млрд. грн. а в 2016 — обвалилось до менее 2 млрд. грн (менее 80 млн. $). В среднем — это финансирование одного плохенького западного университета, и по всем показателям Украина в рейтинге ЮНЕСКО встала вровень с африканскимс странамами, пропустив вперед некоторые из них.

Для сравнения, из государственного бюджета на научные исследования (не считая огромных инвестиций со стороны негосударственного сектора) США расходует $147.6 млрд, Германия — $30,3 млрд, Япония — $27,7 млрдЭти цифры могут несколько меняться от года к году, но расходятся с финансированием украинской науки на многие порядки.

Приведу печальные итоги произошедшего в украинской науке:

— престиж научной профессии упал ниже плинтуса, так что наука больше не привлекает талантливых молодых людей;

— при мизерных затратах на исследования практически невозможно ожидать отдачи от науки в повышении эффективности народного хозяйства;

— количество ученых с 295 тыс. (1991 г.) сократилось до 69 тыс. (2015 г.), то есть в 4,3 раза (за аналогичный период количество ученых в США и Западной Европе увеличилось вдвое, а в Юго-Восточной азии — вчетверо), ныне на 1000 населения у нас наименьшее число ученых в Европе;

— в 2012 году число научных работников высшей квалификации, эмигрировавших из Украины за границу, выросло почти втрое;

— суммарный вклад украинской науки в мировую исчисляется долями процента, а доля нашей наукоемкой продукции на мировом рынке вплотную приблизилась к нулю;

— в течение первой половины 2015 года в нашей стране прекратило свое существование еще 90 научных учреждений;

— в украинской науке произошла «возрастная катастрофа» — критически уменьшилось поколение научных сотрудников в возрасте от 25 до 40 лет. Украинская наука катастрофически стареет. 97-летний Президент НАНУ — мировой геронтологический рекорд за всю историю человечества. Средний возраст докторов наук в академической системе уже давно превысил порог 60 лет, а кандидатов наук — 50 лет, что неудивительно, ибо молодой научный сотрудник не может нормально прожить на жалкую зарплату научного сотрудника, сравнимую с доходом санитарки или дворника;

— парк научного оборудования безнадежно устарел, практически не выделяются средства на покупку нового научного оборудования и зарубежной научной литературы, наука стала невыездной, так как нет средств на зарубежные командировки, а зарплаты молодых ученых просто смехотворны. В итоге в НАНУ лишь 6 докторов наук моложе 30 лет;

— за последние 20 лет доля публикаций украинских ученых в мире упала с 0,5% до почти 0,3%;

— в Украине только 12,3% статей выходят в журналах, которые относятся к топ-10% лучших в своих дисциплинах, тогда как в ЕС этот показатель составляет 30%, а в США — почти 40%. По показателю цитируемости работ в научной литературе украинские ученые находятся в конце списка 145 стран мира, и средневзвешенный импакт-фактор публикаций украинских ученых также много ниже, чем в развитых странах;

— по количеству публикаций в престижных журналах на одного ученого в год (0,05) и по числу регистрируемых патентов Украина в 10 раз уступает всем развитым странам, что свидетельствует о крайне низкой производительности научного труда;

— низкая производительность научного труда определяется многими факторами, в том числе безнадежно устаревшим оборудованием, сильно постаревшим персоналом, слабыми международными связями основной массы ученых, зачастую нездоровым климатом в научных коллективах, необходимостью «выживания» при самых низких в мире зарплатах и т.д.;

— украинская наука заражена всеми социальными хворями: протекционизм, непотизм, противоестественный отбор, коррупция, феодальные отношения, при которых руководители считают себя «хозяевами» всех полученных в их институтах или подразделениях научных результатов;

— структура и задачи научных подразделений десятилетиями остаются неизменными, при этом их структура сохраняется, а новые цели и задачи пратически не формулируются;

— резко снизилось число высших учебных заведений, в которых ведутся научные исследования, сегодня их доля составляет 40% от общего количества.

— произошло фактическое обрушение отраслевой науки, тогда как в странах с развитой рыночной экономикой отраслевой или внутрифирменной наукой выполняется основной объем научных исследований: 65% в странах ЕС, 71% в Японии, 75% в США.

— доля инновационно-активных промышленных предприятий на Украине снизилась с 56 до 11,2 %, то есть в 5 раз (в странах ЕС она составляет в среднем 60%);

— прирост ВВП за счет использования новых технологий составил 0,7%, то есть на два порядка ниже, чем в развитых странах (60-90 %);

— в мировом рейтинге конкурентоспособности Украина за последние годы опустилась с 69 на 89 место, пропустив вперед Кению и Ботсвану;

Если передовые страны настаивают на том, что государство должно усилить поддержку науки, дабы компенсировать обусловленное кризисом падение платежеспособного спроса на результаты исследований и разработок, то украинская власть считает, что наука (как и культура в целом) — сфера, на которой можно наиболее безболезненно экономить бюджетные средства.

При таких темпах деградации в ближайшие годы Украина не только полностью утратит инновационные приоритеты, но окажется невосприимчивой к новым технологиям, развиваемым в мире. Власть, видимо, не осознает, куда в конечном счете приведет политика африканизации страны, как без современной науки справляться с катастрофическим старением основных фондов промышленности и энергетики, продлением сроков эксплуатации атомных электростанций, техногенными катастрофами, эпидемиями, другими актуальными медицинскими проблемами, как будет решать проблемы энергонезависимости, повышения ресурса сложных технических систем, обороноспособности страны и ее европеизации в целом.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.