11 декабря 2016, воскресенье

Почему тоталитаризм и экстремизм обречены

комментировать
Постоянная напряженность не просто чревата патологическими нарушениями, но ведет к неустойчивости, угрожающей массовой апатией и распадом системы

Хотя тоталитаризм и экстремизм связывают с политическими практиками и реалиями ХХ века, я утверждаю, что своими корнями они глубоко уходят в историю и являются дьявольским сгустком негативных тенденций исторического развития: перманентной человеческой несвободы, забитости, бедности, социальной несправедливости, омассовления, насилия, нетерпимости. А.Д.Сахаров считал, что больше всего нормальной жизни угрожают война, нищета, насилие, террор и систематическое оболванивание человека. Если перечисленные тенденции копятся веками, постоянно затягивая прошлое в будущее, то неизбежно возникают предпосылки для всех социальных хворей до экстремизма и терроризма включительно. Я бы усилил мысль: социальные болезни современного общества исторически обусловлены точно так же, как генетические нарушения приводят к биологическим уродствам.

Угрозу мировому сообществу в форме международного экстремизма и терроризма определяют такие факторы, как историческое запаздывание, низкий уровень культуры, угнетение или упадок национального самосознания, нищета, несправедливость, крайне неравномерное распределение национального богатства, дремучие традиции бюрократически-полицейского государства.

Тоталитаризм, терроризм, экстремизм, фанатизм питаются дремучестью общества, страхами и фрустрациями, социальной несправедливостью, низким уровнем жизни, отсутствием прав и свобод, невозможностью удовлетворения жизненно важных потребностей, незащищенностью от внутренних и внешних угроз. Этому во многом способствует возбуждаемые антинародной властью агрессивность, нетолерантность, ксенофобия, гомофобия, иные первобытные «добродетели». Здесь огромную роль играют даже не социальные, а психологические раздражители, такие как постоянный исторический стресс, злоба, страх, зависть, несправедливость.

Выдающийся эксперт проблем человеческой разрушительности Эрих Фромм констатировал, что отсутствие плодотворности и порожденные им бессилие и страх являются неиссякаемым источником разрушительных влечений и иррациональных желаний. «Страх — есть разрушающая энергия, направленная вовнутрь. При постоянном бессилии и страхе происходит разрушение человека — как организма и как личности. Зависть и неудовлетворенность в желаниях ведут человека в пропасть. Зависть не ставит целью создать что-то новое, поэтому разрушающая энергия копится внутри, разрушает сущность самого человека».

Дополнительными катализаторами экстремистской и террористической деятельности в Новое время стали длительные периоды социально-экономической нестабильности, исторические обиды (версальский договор, распад СССР, исламский фактор), а также явление, определенное А.Тоффлером как «футурошок» и обозначающее стресс и дезориентацию, которые возникают у отстающих в историческом развитии народов, подверженных слишком большому количеству перемен за слишком короткий срок.

Мир движется вперед благодаря мозгам и инновациям, а не кнутам  и интервенциям

Кроме футурошока, существует посттравматический синдром или синдром длительного сдавливания: перманентное насилие, войны, депортации, репрессии, кризисы, голодоморы становятся историческими травмами для нескольких последующих поколений. Эти травмы порождают нетерпимость, агрессивность, неуступчивость, упрямство, тревожность и социальную пассивность — негативные формы реакции тех дремучих слоев населения, которое ищет простые ответы и простое решение своих бесчисленных проблем.

Если применить сказанное, например, к российской истории, то выстроенная на насилии, нищете и обмане, она всегда пробуждала грандиозный разрушительный потенциал масс.

Ведь насилие, нищета, голодомор не просто уходят своими корнями в глубину российской истории, где всегда, во все времена, был огромный разрыв в материальном обеспечении народных масс и феодально-купеческой элиты, но стали перманентными факторами всех времен, включая ущербную эпоху «строительства коммунизма» на костях этих самых масс. Нищета и бесправие рождали народную ненависть не только к другим социальным группам — боярам, дворянам, купечеству, капиталистам, чиновничеству, властям, но ко всем другим — европейцам, евреям, американцам, мигрантам, инакомыслящим, инаковерующим, «врагам народа», «пятой колонне», всем мыслимым и немыслимым «меньшинствам» до «младших братьев» включительно.

Можно говорить о параноидальной установке, что кругом сплошные враги и все русские беды — от внутренних и внешних «гадов». Особенно преуспели в этом большевики, сделавшие врагов архетипичными, неисчислимыми и повсеместными. Их нужно было постоянно выявлять, преследовать, ненавидеть, уничтожать. Отсюда берут свои начала русское антизападничество, антиамериканизм, антисемитизм, ксенофобия, презрительное, враждебное и даже злобное отношение к представителям народов Кавказа, Средней Азии, Прибалтики, а ныне и Украины.

К экстремогенным факторам, оказывающим на страну и отдельного человека исключительно негативное воздействие, следует отнести ряд иных особенностей социальной психологии. Прежде всего, это перманентное пребывание страны и народа в экстремальной стрессовой ситуации, опасной и разрушительной для психики социума.

Ведь внешняя катастрофичность неизбежно ведет к внутренней разрушительности и перманентному, лавинообразно растущему насилию. По мнению экспертов, постоянная напряженность не просто чревата патологическими нарушениями, но ведет к неустойчивости, угрожающей массовой апатией и распадом системы. Давно установлено, что апатия, отказ от борьбы связаны с оценкой препятствия как явно превышающего возможности субъекта. Или, иными словами, двумя полюсами человеческой разрушительности являются адское насилие и абсолютная подавленность — явления, присущие тоталитаризму и геноциду, массовому уничтожению в лагерях смерти.

Приверженность монархической, имперской, коммунистической идеям, «всемирности», «впередипланетности», «высшей духовности», «русскому миру», «интернационалу» или «освобождению русского народа», «вертикали власти» и «сильной руке» — всё это наглядные свидетельства исторического запаздывания.

Еще это результаты комплекса неполноценности, трансформировавшегося в манию величия. Скажем, принцип идеологического или классового абсолютизма мощно расцвел в коммунистической диктатуре, но не исчез после ее краха. И сейчас — после 30 миллионов жертв «эффективного менеджера» — в России сохраняется непоколебимая вера в целесообразность сильной и никому не подотчетной руки. Отсюда же проистекают разрушительность «позиции силы» и отказ от диалога с инакомыслящими и оппонентами.

Российское недоверие к демократии и свободе, их отождествление с хаосом — в силу исторического невежества и отсутствия демократического опыта жизни, — постоянно подпитывает подозрительность к более продвинутым и благополучным соседям. Понятия «либерализм», «демократия», «демократ» используются здесь исключительно в качестве уничижительных, что присуще всем социумам, склоняющимся перед авторитарной или деспотической властью.

Указанные предпосылки связаны также с исторической несвободой, перманентной борьбой с инакомыслием, деградацией духовной и нравственной жизни общества, разрушением исторических и культурных традиций, гуманистических ценностей, утверждением культа эгоизма, жестокости и насилия, неверием в способность государства защитить своих граждан, формированием в обществе настроений национального унижения и ущербности. Именно при возникновении таких явлений происходит «героизация» уголовных авторитетов, бандитов и террористов.

Постоянные деформации сознания ведут социум к бессознательному переносу собственных недостатков на других и к отношению к ним — как к носителям таких недостатков. Ненависть и злость не только не приводят к повышению материального благосостояния и расширению социальных возможностей бедных слоев населения, но разрушительны для сознания масс, чреваты дальнейшим ростом нетерпимости, ожесточения и, в конечном счете, — исторической расплатой.

Свидетельствует российский политолог Лилия Швецова: «Как предупреждал старик Арнольд Тойнби, каждый вызов порождает ответ. Цивилизации, которые не могут ответить, умирают. Запад не готов умереть. А потому наши мачо допустили стратегическую ошибку. Они запустили закон непреднамеренных последствий. Правда, пока либеральный мир готовит пересменку, можно покуражиться. Но за кураж придется платить. Россия уже платит».

В благополучной стране возможны одиночные экстремистские акты психически неуравновешенных маргиналов или отщепенцев, но терроризм как явление либо слабо выражен, либо является внешним. Терроризм, экстремизм, массовое насилие присущи кризисным социумам с запаздывающим развитием. Передовые, культурно-развитые общества (Голландия, Швейцария, Норвегия, Канада) более защищены от терроризма. 
Как правило, он возникает на границах культур и эпох исторического развития. Яркий пример этого — ситуация в Израиле и Палестинской автономии, где исламский мир сталкивается с выдвинутым в глубь Азии форпостом европейской цивилизации и глубоко традиционное палестинское общество соприкасается с модернизированным обществом Израиля. Другую пример такого рода — ситуация с Россий, простирающейся между далеко ушедшими вперед Западной Европой и США.

Сплачивающий людей свободный и достойно оплачиваемый труд является едва ли не главным средством борьбы с экстремизмом и массовым насилием. Об этом говорит опыт, например, Великобритании: терроризм в Ольстере удалось обуздать, в том числе с помощью вовлечения ирландцев в активный мелкий и средний бизнес.

Японский мудрец еще в XIII веке писал, что никакая реформа общества невозможна без реформы самого человека. Если же реформы заменяют нагнетанием насилия и страха, то в результате получают коллапс.

Мир движется вперед благодаря мозгам и инновациям, а не кнутам  и интервенциям.
Без свободы не может быть ни счастья, ни добродетели. Если человек не имеет возможности реализовать себя, если он не чувствует уверенности в завтрашнем дне, если у него нет выбора, значит он искалечен.

Я начинал с исторической укорененности человеческой разрушительности, а кончу констатацией ее исторической обреченности: все виды тоталитаризма, экстремизма, терроризма сами запускают механизмы, которые их же и уничтожат.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.