20 ноября 2017, понедельник

О суровости закона

комментировать
В России поколение за поколением росли в эпоху абсолютной беззаконности

Dura lex sed lex: это латинское выражение, приписываемое знаменитому оратору Марку Туллию Цицерону, в переводе означает: «закон суров, но это закон». Иными словами, каким бы суровым, глупым, нелепым или несправедливым ни был закон, его необходимо уважать и неукоснительно всем соблюдать и выполнять. Так ли это?

Лично для меня это — бесспорное правило, справедливое для правового государства. Но в государстве авторитарном, таком как Россия, это правило означает: лизали и будем лизать задницу начальству (чаще всего — чтоб просто физически уцелеть). Потому что Левиафан — это огромный организм, живущий по понятиям, а не по законам. Его основополагающий принцип: «Своим — всё, врагам — закон»!

Есть страны, где если бы законы действительно работали, почти всё население пришлось бы судить, потому что в демократических странах живут по законам, а в России — по понятиям, пословицам и афоризмам. Да и какая может быть законность там, где можно украсть завод, банк, миллион чего-нибудь, — и тогда вор оказывается для закона недосягаемым.

Какие законы в стране, где человеческая жизнь и достоинство личности не стоят ломаного гроша?

Во-первых, в таком государстве власть, правитель неизменно стоят выше закона, имеют легитимное право лгать, наказывать, насиловать, изгонять или миловать своих холопствующих сограждан… Тогда возникает особый менталитет — делать для себя всё не так, а для власти — всё, что ей нужно. Да, может быть Конституция РФ, могут быть законы и суды, но всё это исключительно для того, чтобы легитимизировать преступные решения антинародной власти… Я уж не говорю о возможности такого извращения законов, что их мама родная не узнала б... Вообще отдать всю власть в руки одного человека — это значит заведомо сделать его преступником, чего не понимают дураки, сами же рано или поздно трагически расплачивающиеся за это.

Во-вторых, клептократия, паханаты, «державы» живут по законам уголовной зоны, и главный идеологического прием или принцип бандитского государства — понты. Кстати, у воров, хоть гнусный, но закон. А вот когда в самом обществе сплошное беззаконие, то это гораздо хуже.

Ни о какой законности речи быть не может там, где всё творят по понятиям. Российская Федерация, в которой крупными государственными чиновниками становятся кадыровы — мафиози с собственными воинскими подразделениями, одним этим признает, что она не имеет никакого отношения к закону. Как говорится, с ворами жить — по-воровски пилить. Когда у власти оказываются воры или паханы, честность становится уголовно наказуемой.

Это означает, что страна, живущая не по закону, а по понятиям «общака» — криминальная зона, империя зла. Отсюда — наплевательское отношение к закону, превращение насквозь коррумпированных судов и правоохранительных органов в карательную фирму, работающую «по щелчку» или «по звонку». Суды, в которых не руководствуются законом, справедливостью и здравым смыслом, а выполняют политические заказы, — это уже не суды, а судилища, в которых совершается не правосудие, а кривосудие. Закон, который работает в одну сторону, а в другую не работает вообще, это не закон, а разновидность произвола.

Демократические законы и демократическое устройство жизни предполагает высокую степень личной ответственности, чего никогда не было в неправовом государстве-Левиафане, каковым на протяжении всей своей истории была Россия... Такое государство пытается регламентировать каждое движение, каждый вздох. «А при таком изобилии законов вместо законности процветает только коррупция».

Там, где народ никогда не воспринимал государство как нечто «свое», нормальным ответом населения на государственное принуждение всегда были хитрость, уловка, обход закона. А ведь некоторые обладают таким уникальным опытом беззакония, которого нет ни у одной современной страны… Да и какая может быть демократия в России, где закон — тайга, медведь — хозяин? Какое может быть уважение к законам у частных лиц, когда сама власть всё беззаконное себе позволяет, когда вертикаль власти становится вертикалью беззакония, а сам закон — союзником бесчеловечности?

Какие законы в стране, где человеческая жизнь и достоинство личности не стоят ломаного гроша? А как быть с явно репрессивными или антиконституционными законами или с законами, нарушающими права личности? Или, когда закон «Об оскорблении чувств верующих» объявляет уголовниками атеистов? Или, когда законы принимает незаконная власть, захватившая ее обманным путем? Или, когда в стране царят законы зоны, и, как в симбиозе, уживаются абсолютная власть и безнаказанность одних с полным бесправием других? Или, когда законы — на нашей стороне, а правила игры — на их?

Разве нам не знакома ситуация, когда беспрестанно изобретаются новые законы, противоречащие то этике, то здравому смыслу, а так называемые парламентарии соревнуются, кто бредовее примет закон? Или, когда законы пишутся для подчиненных, а не для начальства? Ведь мы прекрасно знакомы с ситуацией, когда «бешеный принтер» Государственной Думы выплевывает один за другим десятки изуверских законов, согласно которым власти имеют право смотреть через замочную скважину в постель граждан, подслушивать, подсматривать, воровать частную переписку, сажать за репосты в социальных сетях, публично высказанные политические оценки, выходы на улицы и площади без согласия чиновников. То, что мы наблюдаем в таком «парламенте», это мракобесие. То, что мы наблюдаем со всеми этими законами, это абсолютное мракобесие. Потому-то они примут такие законы, чтобы можно было с кем угодно сделать что угодно. Я уж не говорю о тотальном контроле над личностью, при сохранении видимости свободы; демонстративном массовом и безнаказанном нарушение прав граждан и попрании законов, прописанных и декларируемых государством его же чиновниками. Еще — о вытеснении законопослушных, честных и полезных для общества людей доброй воли либо на тот свет, либо — на обочину жизни, в положение изгоев. Или о строительстве противоестественного, противоречащего всем законам природы и истории общества.

В России поколение за поколением росли в эпоху абсолютной беззаконности. Мысли о собственной инициативе искоренялись в зародыше. Инстинкт самостоятельности или свободомыслие кастрировали, а волю народа сковывали лютым страхом. Государство насиловало мозги нации, а карательные органы добросовестно исполняли планомерное насилие над людьми и законом. Я уж не говорю об ордах чиновников, диких законах, запрещающих всё и вся, о цензуре, о произволе властей и олигархов.

Это уже неконтролируемый процесс. Если годами дебилизировать и зомбировать население, насаждать ненависть и агрессию, талдычить, что вокруг одни враги, то работают не законы, а накопившиеся агрессия и злость, они уже не могут рассосаться, они обязательно будут выплескиваться.

Видимо, не случайно Чаадаев говорил, что закон человечества отменен по отношению к нам, а Вяземский — что у нас многое творится совершенно вне законов, коими управляется всё прочее мироздание. Мережковский уточнял: «Если всех нас под закон подводить, так никто прав не будет, потому мы на каждом шагу закон переступаем. И тебя, и меня, и его, надо всех в Сибирь сослать. Выходит, что под закон-то всякого подводить нельзя, а надо знать кого… Законное насилие для нас почти неощутимо, потому что слишком привычно. Нельзя не дышать; дышим и законодательствуем; дышим и насилуем, проливаем кровь. Это ежедневное, ежечасное, ежесекундное кровопролитие так же безболезненно, как правильное движение крови в жилах»

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.