4 декабря 2016, воскресенье

О мракобесии и фанатизме

комментировать
Язвы нашего времени - фанатизм и терроризм - связаны с пещерным сознанием, а не с убеждениями

Удивительно, как охотно люди сражаются за
религию и как неохотно живут по ее предписаниям.
Г. Лихтенберг

Будучи человеком верующим, но неконфессиональным, я написал несколько книг о религии и вере, в том числе «Что такое религия», «Что такое мистика», «Закат христианства и торжество Христа». Почему верующим, но внеконфессиональным? Потому что слишком многое в мировых религиях, мягко говоря, смущает меня:

— Абсолютная исключительность и святость конкретных религий, так или иначе подразумевающая непреклонную борьбу с остальными;

— Мстительный, беспощадный и карающий бог-судья, будто бы списанный с нынешних террористов;

— Идеи Судного Дня или Страшного Суда;

— Костры инквизиции, беспощадная охота на ведьм и еретиков, гонения на иноверцев и вмешательство в интимную жизнь верующих;

— Религиозные войны и распри, ксенофобия и антисемитизм;

— Суды шариата и забивание женщин камнями;

— Концепция ада с кипящим маслом на раскаленных сковородах;

— Око за око;

— Райские наслаждения мракобесам-карателям с десятками девственниц;

— Обскурантизм, фанатизм, цензура, сожжение книг — затягивание первобытности и Средневековья в современность;

— Все разновидности крестовых походов;

Религиозный фанатизм свидетельствует не о глубине веры, а о мощи суеверий

— Дожившие до наших дней инквизиция и институт еретичества;

— Институт представительства бога на земле;

— Институт святости, нередко канонизирующий живодеров;

— Институт канонизации одних религиозных текстов и засекречивания других;

— Индустрия мошенничества индульгенциями и торговли поддельными святынями;

— Царство небесное для покаявшихся некрофилов;

— Бессовестное прислуживание православной церкви и церковных иерархов государству, безмерное обогащение «святых отцов»;

— Превращение религии в государственную идеологию, сопровождаемое погромами, черносотенством, обоснованием убийств и насилий над другими людьми;

— Превращение религиозных догм в абсолютные истины, которые безмозглые фанатики и агрессивные недоумки начинают диктовать иноверцам.

Список можно продолжать очень долго, но дело не в нем, а в той неистовости, с которой мракобесы и фанатики защищают каждый из вышеозначенных пунктов, если о чем и свидетельствующих, то о пещерности наших духовников.

Я всегда считал носителей абсолютных истин опасными для окружающих, будь-то истин пророка Магомета или сатаниста Ла-Вея. Религия, ставшая государственной идеологией, совершает медленный суицид. Как сказал отец Александр Мень, история церкви — исключительно меланхолическая наука; она изображает в основном грехи людей. Писатель Вячеслав Пьецух развил эту мысль: «Русский — это не национальность, а настроение, сложенное из религиозного бреда, мрачных предчувствий и хандры».

Увы, не только Коран, но Библия и евангелия требуют «сокрушать», искоренять инородцев, иноверцев и неверующих (Исход, 23:24; 34:13; 2-ая Царств., 12:27–31; 2 Паралипоменон, 34:7; Иова, 49:7; Псалом 2:9; Римлянам, 16:20; Апокалипсис, 2:27); возненавидь отца своего и мать свою, всех ближних своих во имя любви к Господу Богу (Лк. 14:16; Мф. 10:37); во имя Царствия Божьего вырвать и выбросить вон свой глаз, руку и другой «соблазняющий» член тела (Мф. 5:29–30; Мф. 18:8–9; Мк. 9:43–47).

И. А. Ильин: «Исключительность христианства в том и состоит, что только такие представления истинны. Все другие учения — это ложные представления об истинном Боге (как в иудаизме) или о ложных богах (как в индуизме). Мусульманское учение о Боге ошибочно, потому что гласит, будто бы Бог имеет только одну ипостась».

Я не случайно цитирую Ильина, в свое время оправдывавшего Гитлера: дело не в апологии нацизма и серийного убийцы миллионов, а в опасности указанной «исключительности»: мракобесие, фанатизм, религиозный сатанизм слишком распространены, дабы осуждать один экстремизм или фундаментализм и возглашать осанну иному.

Очень важная мысль, принципиальная в контексте этой статьи: основные принципы тотальной централизации власти, государства, религии, веры — монолитность, единство, суровая регламентация, искоренение инакомыслия, террор, борьба с «хаосом», — которые, по мнению религиозных апологетов, укрепляют систему, на самом деле рано или поздно разрушают тысячелетний египтизм или византизм, сокрушая их «защитные механизмы», «неадаптивные элементы», механизмы приспособления к окружающему миру. Большинство древних цивилизаций погибло именно благодаря такому «единству». Это относится в равной мере к государствам, идеологиям, религиям и церквам. Человеческая жизнь по своей природе — это инакомыслие, а когда его подавляют, жизнь прекращается или извращается.

Судьбы Александра Меня, Глеба Якунина, Георгия Кочеткова, Александра Борисова, Александр Шмемана и некоторых других священнослужителей являются наглядным свидетельством расплаты за церковное инакомыслие, за попытки реформировать и обновить клир. На радость последнему, количество «отщепенцев» в РПЦ невелико — сказывается военная дисциплина, глубинная связь православного клира с «органами» и отменная работа церковных инквизиторов.

Место черносотенца Илиодора, организовывавшего погромы до революции 1917 г., в 90-е годы занял один из высших иерархов православной церкви, лидер правых экстремистов, член Священного Синода, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский о. Иоанн, умерший 2 ноября 1995 года. Именно этот «святой отец» призывал к этническим чисткам в системе госучреждений наподобие того, что происходило в Германии 1933 года.

Самым парадоксальным для меня является то, что христианство, объявившее, что нет ни иудея, ни эллина, но все ученики Христа — братья и новый народ Божий, оказывается сегодня заодно с национал-шовинистическим движением, которое ныне только с большим трудом можно отличить от нацизма.

Свидетельствует В. Илюшенко: «Некоторые священники придерживаются не только шовинистических взглядов, но становятся идеологами русского фашизма. А фашиствующие элементы, экстремистские силы, в свою очередь, стремятся сделать церковь своим coюзником. Это двусторонний, встречный процесс — одни заинтереcoваны в других».

Религиозный фанатизм свидетельствует не о глубине веры, а о мощи суеверий, о доминировании религиозной формы над религиозным духом, о подмене духовности — безнаказанностью и обрядовостью Мне представляется, что у некоторых народов религиозный фанатизм является проявлением того самого знаменитого генетического кода, о котором так много говорят. И главная черта этого кода — движение вспять, ход часов назад.

Мракобесие и фанатизм — неизменные следствия политизации церкви, ее вмешательство в политическую практику, как это имеет место в современном исламе и православии. «Это опасно, это страшнее любой ядерной бомбы, это необратимо. За разрушением этой гармонии начинается или гражданская, или религиозная война. А эта религиозная война будет гораздо более жестокой, чем гражданская война».

Эта статья является кратким комментарием к страшным событиям в Париже и Брюсселе, к возрожденному в России черносотенству, к диким выходкам русских хоругвеносцев, высветившим то, к чему приводят мракобесие и фанатизм. Язвы нашего времени, фанатизм и терроризм, связаны с пещерным сознанием, а не с убеждениями, как это пытаются представить сами фанатики-террористы.

Когда один вид религиозного фанатизма обвиняет жертв другого вида фундаментализма в том, что они «сами виноваты», лично для меня это однозначно свидетельствует об их глубинном родстве.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.