9 декабря 2016, пятница

Метастазы тоталитаризма. Почему в РФ прижился культ Путина

комментировать
Даже с распадом Советского Союза Россия не излечилась от тоталитаризма

Можно в чем угодно убедить
целую страну наверняка,
если дух и разум повредить
с помощью печатного станка.

И. Губерман

Тоталитаризм — злокачественное заболевание народных мозгов, губящее саму человечность. Болезнь имеет много симптомов, но лично меня поразили два мелких, но многозначительных проявления германского тоталитаризма, то бишь гитлеризма: 13-15-летние немецкие подростки готовы были отдать фюреру свои едва начавшиеся жизни всего за несколько дней до падения людоедского нацистского режима; очень многие немки от экзальтации ходили под себя при массовых мероприятиях с участием фюрера, что удостоверено уборщиками стадионов, где он выступал. 

Когда в 91-м рухнул СССР, многих поразило, почему обрушение произошло быстро, почти бескровно, а самые яростные адепты коммунизма и гебизма, включая нынешних вождей РФ, не вышли с оружием на его защиту. Меня лично это не удивило, хотя я, как автор многотомника «Йехуизм» («Тоталитаризм»), отдавал себе отчет в том, сколь далеко зашло вышеуказанное заболевание и до какой степени поражены мозги «советского народа». Не удивило потому, что самая большая в мире страна прогнила до самых корней и напоминала трухлявое древо, а «преданность великому делу Ленина-Сталина» давно обратилась в паралич. 

Но как эксперт по тоталитаризму, я осознавал всю глубину болезни: искореженные ею мозги народных масс и наследников-вождей не могли выздороветь в одночасье. Эпидемии тем и страшны, что охватывают целые континеты и не поддаются быстрому излечению. Единственное, что в 1991 году показалось удивительным, так это «внезапно подувший ветер демократии», совершенно несовместимый с тяжестью запущенной болезни. Я не случайно заключил слова о демократии в кавычки, ибо почувствовал в этом «ветре» болезненную эйфорию, в которую часто впадают люди с поврежденными мозговыми структурами. Всё окончательно стало на свои места, когда вышедший из очередного запоя президент-«демократ» назначил своим преемником мелкого гебиста.

Суть не важна, важны кличи, тотальная отдача, единение и самообесценивание-самоотрицание

Всё стало на круги свои, потому что яблоко от яблони недалеко падает: и сам президент, и его окружение носили в себе все признаки вышеозначенной тяжкой хвори и было бы  противоестественным ожидать, что из чертополоха вырастут фиги.

Гитлеризм и сталинизм — исторические аномалии, выпадающие из человеческой истории. Их можно сравнить разве что со средневековой чумой и холерой, но эпидемии — явления природное, тогда как тоталитаризм нельзя сопоставить даже с древними тираниями и деспотиями, как-то отвечающими негативам человеческой природы. Их нельзя рационализировать и объяснить, потому что гитлеризм и сталинизм абсурдны, иррациональны, непредсказуемы,  необъяснимы с позиций человеческого разума, я бы сказал — противоразумны. Полное подавление человеческой свободы и спонтанности, ГУЛАГ, лагеря смерти, массовый террор и убийства, рабский труд в ХХ веке, этатизм, жеваная-пережеваная череда иррациональных действий Гитлера и Сталина  — всё это и многое другое нельзя объяснить интересом, расчетом, честолюбием или эгоизмом — только ментальной поврежденностью.

Когда Чезаре Ламброзо проводил паралель между гениальностью и помешательством, он не подозревал, как близка эта тема к его «преступному типу» и к наступающему веку масс, такой тип порождающему и возводящему в норму. Для того, чтобы клинический фанатизм и садомазохизм  «гениального фюрера» стал темной энергией озлобленных и обиженных масс, необходим скачок от сбрендившего «героя» к осатанавшему и офанаревшему быдлу. Тоталитаризм и есть злокачественная мозговая эпидемия (риносерит Эжена Ионеско), которая поражает одного за другим, пока не поразит всех.

Когда ныне говорят, что власть и народ сошли с ума в переносном смысле слова, не учитывают, что они давно, реально и перманентно находится в состоянии риносерита, или органического расстройства мозгов.

Необходимым условием этой эпидемии является омассовление, превращение людей и вождей, в стадо отупевших носорогов, объединенных вожаком почти всецело для разрушения. Превратившиеся в носорогов йеху теряют разум, не осознают опасные, аморальные последствия и разрушительность своих действий. Только тупой напор, только самые примитивные и иррациональные кличи, только полное бесчувствие к аргументации. Такова главная питательная среда всех тоталитарных и террористических движений.

Заболевшие риносеритом полностью теряют способность обсуждать общие или чужие интересы, внятно формулировать собственные, прислушиваться к аргументам или иным мнениям. Они нечувствительны к логике, разномыслию и доводам разума. Им неведома элементарная рассудочность, а инстинкт подсказывает, что особость опасна. Истина должна быть только одна, и она хорошо всем известна. Поэтому любой инакомыслящий — враг, которого надо безжалостно растоптать. Всё это вселяет в оносороженных йеху необыкновенную силу и приносит глубокое удовлетворение, ибо означает единство и сплоченность миллионов, «вершащих историю, меняющих мир, реализующих судьбы всего человечества».

При всем том суть не важна, важны кличи, тотальная отдача, единение и самообесценивание-самоотрицание: ценность личности теряется, равно как и ценность любого другого. Йеху с готовностью отдают себя и всю свою жизнь «великому делу», то есть левиафану Гоббса или первому попавшемуся движению, которое готово их подобрать. Каково это «дело», насколько оно обосновано и к чему приведет лично тебя — для заболевших вторично… Кстати, именно по причине такой вторичности одна идеология (скажем, большевизм) с легкостью необыкновенной перетекает в нацизм или расизм, что и происходит на наших глазах.

Тоталитаризм, как злокачественное мозговое заболевание, уничтожает все достижения культуры, исторической памяти, морали и религии, ликвидирует понятия свободы, вины, сочувствия и ответственности. Поскольку именно эти качества делают человека мыслящим существом, риносерит, прежде всего, ликвидирует феномены вины и памяти как отличительные качества человека. Забвение жертв и собственно жертвенность становятся исторической судьбой заболевших, а остаточная способность мыслить — поводом для шизофренических подозрений. Прошлое радикально извращают, а историю превращают в идеологические схемы, «объясняющие» нынешние и грядущие «великие свершения».

Как мозговое заболевание, тоталитаризм стремится уничтожить мыслительную способность как высшее проявление человеческой свободы. «Мышление идет непредсказуемыми путями, ошибаясь, начинаясь заново, переосмысливая исходные предпосылки, продираясь сквозь заросли немыслимого. Именно это противно тоталитарной идеологии, которая всегда права и катится, словно трамвай по рельсам, по колеям своих схем».

Причиной массовости тоталитарных идеологий и движений является дремучасть зомбированных масс. Все фюреры делают ставку именно на безаппеляционность и убогость «интеллектуального большинства», потому что именно оно восприимчиво к примитиву и конспирологическим блефам. Умные не просто тоталитаризму не нужны, но опасны, поэтому их изгоняют или уничтожают. Остальных просто отрезать от реальности, полностью избавив от способности критически мыслить: безапелляционная логика убивает мышление и все проявления спонтанности. В идеале такой обработки сознания можно создать необыкновенный «человеческий пластелин», податливый самым диким выходкам кукловодов. Ибо на пике сумасшествия материал должен приобрести сверхподатливость, а жертва — согласиться со своим уничтожением. На завершающей фазе можно заставить оносороженных йеху тысячами и миллионами покорно перемещаться к месту собственного умерщвления (не только лагеря смерти, но и воинский «героизм» забрасывания врага трупами).

Эксперт по тоталитаризму Ханна Арендт характеризует такое состояние следующим образом: «Это не убийство, а массовое производство трупов».

«Человек превращается в труп задолго до своей физической кончины потому, что в нем уничтожается все человеческое. Благодаря лагерям мы поняли, что простое убийство — это еще ограниченное зло».

Если риносерит — мозговая болезнь, то естественными проблемами становятся ее последствия и возможности излечения. Последствия, как мы знаем из истории, весьма тяжелые и далеко превосходящие средневековые чуму и холеру. Как выразился один из русских писателей, автор «Архипелага», «Россия проиграла ХХ век». Я вкладываю в эти слова гораздо больше самого Солженицына: сохранение «совка» (Homo Sovieticus) по сей день, распад страны, замена КПСС на КГБ (хрен редьки не слаще), олигархия, насильственная и лгущая властецентричность, уничтожение оппозиции, раздаточная экономика, конфликт власти и собственности, беззаконие, нищета и бесправие, первые места по самым гнусным показателям, массы и больное сознание продолжают не только доминировать, но воспроизведение массового человека и тоталитарных идеологий продолжается. Появляется мифологема «русского мира» и жажда реванша за историческое поражение. Так что, очень похоже, уже начали проигрывать и век XXI-й .

Но ведь, тем не менее, последствия двенадцатилетнего тоталитарного господства в Германии удалось в значительной степени преодолеть. Но в Германии и России реализовались разные сценарии, болезнь в Германии длилась 12, а не 75 лет, страна была оккупирована победителями, сработал «план Маршалла» и прошла мощнейшая денацификация.

В России почти всё происходило с точностью до наоборот: декоммунизации и резекции риносерита не последовало, партию коммунистов сменил боевой отряд гебистов, а больная страна, даже распавшись, не вынесла из случившегося никаких исторических уроков. Опухоль выбросила метастазы.

Речь идет вовсе не о метафорах или аллегориях: вся цепочка последних российских событий — от незначительных до великих, от антиблокады до уничтожения продуктов — является панорамной клиникой Кащенко, грандиозной палатой № 6, раскинувшейся от Калининграда до Курилл. Это уже не сатиры Франса и Гашека, ни абсурдистика Беккета или Ионеско и даже не дурдом Sanitarium-Шизариум или госпиталь в Шарантоне Петера Вайса, а настоящая дурка советская со всеми ее «закидонами» и «Москвой-Петушками»  впридачу.

Я отдаю себе полный отчет в спорности тезиса о массовом безумии, тем более, что это не отвечает медицинским критериям. О происходящем можно говорить с совершенно иных позиций, скажем, как о ликвидидации понятий свободы, вины, сочувствия, ответственности, правдивости. Но, как эксперт в области квантовой физики, я осознаю сложность проблемы и возможность альтернативных описаний в соответствии с принипом дополнительности, когда изучаемый объект одновременно является тем и другим, то есть разумом, лишенным человечности или человечностью, лишенной разума.

Критикам, которые не поверили, что путинизм и нынешнее состояние умов — метастазы тоталитаризма, я мог бы посоветовать прислушаться к «мыслям» 89% пораженных. Но не буду этого делать, ибо отдаю себе отчет в том, что совет этот — пустой: какая может быть логика или мораль в пораженном метастазами мозгу? Я имею в виду и самого «Великого Вождя и Отца Нации», и 89% его почитателей.

И мерзко, и гнусно, и подло,
и страх, что заразишься свинством,
а быдло сбивается в кодло
и счастливо скотским единством.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.