11 декабря 2016, воскресенье

Государственный терроризм Кремля

комментировать
Путинская Россия - не просто один из главных спонсоров, но, возможно, и дирижер мирового терроризма

Часто бывая в арабских странах, я с удивлением обнаружил огромную ментальную близость арабов и русских: необязательность, склонность нарушать слово, разгильдяйство, отлынивание от работы, созерцательное ничегонеделанье, чинопочитание, пофигизм, воровство, взятки, откаты. Даже предпочтение, отдаваемое арабскими мужчинами русским девушкам, часто взаимное, во многом объясняется сходством глубинных структур психики. Не случайно в Рунете так часто встречается выражение «братья-арабы», а однажды я даже набрел на статью «Россия и арабы. Естественные союзники».

Когда я задумываюсь о причинах того, почему в нынешнем мире главными источниками «чумы ХХI века», являются исламистские и православные экстремисты, то на ум приходит не только это «братство», но и общие причины арабского и русского терроризма: экономическая отсталость, бедность и безработица, умноженные на ненависть к тем, у кого всё хорошо. Впрочем, причин гораздо больше: социальная несправедливость и резкая дифференциация, отсутствие жизненных перспектив, правовая незащищенность, чувства зависти и обделенности по отношению к соседям, религиозный фанатизм и радикализм (борьба с неверными), «вражеское окружение», государственная милитаризация и репрессивность, зомбирование и распространение средствами массовой информации идеологии, ведущей к росту насилия и нетерпимости, граничащие с нацизмом национализм и ксенофобия, преклонение перед физической, а не духовной силой, поощрение терроризма на уровне государственной политики, как это делают Россия, Ливия, Иран, Ирак.

В этой статье я коснусь только русского терроризма по той причине, что на протяжении без малого столетия здесь государственный терроризм шел рука об руку с групповым и индивидуальным, а СССР возник и существовал на базе сначала группового революционного, а затем большевистского-гебистского террора. Кроме того, в путинский период РФ окончательно стала террористическим государством, все чаще устрашающим своих соседей и внутреннюю оппозицию большим или малым апокалипсисом.

Объявленная Путиным война с террором в Сирии — только очередное звено в бесконечной череде бессовестной нескончаемой лжи одного из главных террористов мира. Я не буду утверждать, что Россия — родина террора, но мне трудно назвать иную страну, где террор и особенно государственный террор развился бы до таких масштабов, как в России.

Чем российские «отпускники» и террористы-отморозки в Донбассе отличаются от джихадистов Аль-Каиды?

Определяющими чертами государственного террора являются: массовость, системность и целенаправленность насилия, организуемые государством погромы и массовые убийства и иные способы уничтожения гражданского населения, создание обстановки подавленности, страха, дестабилизации общества, разгром оппозиционных организаций и убийства их лидеров, элементы геноцида против определенных социальных страт, поддержка государством погромщиков и насильников, создание «государственных структур» организованного насилия типа ВЧК или общественных групп типа «идущих вместе», «ночных волков», «заединщиков» для борьбы с инакомыслящими.

Не касаясь таких специфически русских феноменов государственного насилия и террора, как опричнина, массово-садистское уничтожение новгородцев и псковичей Иваном Грозным (Новгородский и Псковский погромы), огненные палаты Малюты Скуратова, массовые сожжения и казни старообрядцев и Пустозерских страдальцев, перечислю главные вехи российского массового и государственного террора:

— революционный терроризм в Российской империи, направленный против царей и государственных чиновников высшего ранга;

— массовые казни восставших бунтовщиков, декабристов, фурьеристов и инакомыслящих;

— зубатовщина, то есть копирование полицией террористических методов революционеров;

— черносотенный государственный террор антисемитской направленности;

— Кровавое воскресенье, массовые преследования, расстрелы и казни после революции 1905 г.;

— Ярославский расстрел 1918 г.;

массовые расстрелы «Петроградской боевой организации Таганцева»;

— санкционированное властью уничтожение царской семьи;

— постреволюционный красный и белый террор;

— голодомор 1932-1933 гг., унесший в разных регионах СССР свыше 10 млн. человеческих жизней и еще 40 миллионов пострадали от голода и лишений;

— Большой террор, или сталинские репрессии (настоящее побоище русского народа, Православной церкви, крестьян, интеллигенции, ученых и военных);

— массовые казни польских офицеров в Катыни, Харькове, Калинине, лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии (1940);

— расстрелы заключенных НКВД и НКГБ, Медведевский и Орловский расстрелы (1941);

— насильственное переселение народов с огромным, неисчислимым количеством жертв;

— послевоенное уничтожение генералитета;

— расстрел массовых митингов и демонстраций в Тбилиси в марте 1956 года;

— насильственное подавление массовых беспорядков в Краснодаре 15-16 января 1961 года;

— Новочеркасский массовый расстрел рабочих электровозостроительного завода 1-2 июня 1962 года;

— карательная медицина и безумная психиатрия, жертвами которой стали многие тысячи диссидентов;

— Тбилисская трагедия 9 апреля 1989 г. с применением войсками саперных лопаток и отравляющего газа «Си-эс» против мирной демонстрации с более 4000 пострадавших;

— кровавый январь — расправа над политической оппозицией подразделениями Советской Армии в ночь на 20 января 1990 года в Баку, закончившийся гибелью более сотни мирных жителей;

— кровавые события в Риге в период с 13 по 27 января 1991 года, направленные ОМОНом на уничтожение сторонников независимости Латвии;

— военные преступления и преступления против человечества во время

столкновения с армией в Вильнюсе и других городах Литвы в период с 11 по 13 января 1991 года после провозглашения выхода Литвы из состава СССР;

— взрывы домов накануне Чеченской войны и физическое уничтожение неугодных политических деятелей и журналистов в период путинской диктатуры;

— государственный террор в кадыровской Чечне и на Северном Кавказе;

— системное преследование и убийство свободомыслящих журналистов участниц группы Pussy Riot, активистов петербургской «Другой России», фигурантов «дела о Болотной», Надежды Савченко, Синцова, Кольченко, представителей татарской общины в Крыму; корреспондентов «Звезды», массовое уничтожение оппозиционных журналистов;

— терроризм «отпускников» и пророссийских отморозков в Донбассе и других регионах Украины.

Москва — пожалуй, единственная столица мира, для которой составлена карта расстрельных мест, включающая 12 полигонов и 2 расстрельных двора. Только в одном из них, на Лубянке, за 36 лет большевиками убито от 10 до 15 тысяч человек. Но и это не рекорд: на территории подмосковного Бутовского полигона, названного «Русской Голгофой», в 1930-1950-е гг. были расстреляны десятки тысяч человек. Поименно известны 20 тысяч 761 человек, убитых здесь в 1937-1938 гг., в их числе около 1000 представителей духовенства.

Главным отличием государственного и группового террора в России является именно несопоставимая численность жертв и несравнимые масштабы психологического воздействия на общество: одно дело — это запугивание народных масс государством, вселение тотального страха и ужаса, и совсем иное — единичные диверсии или политические убийства, сплачивающие общество против боевиков. Одно дело — массовый паралич и угнетенное сознание широких масс и другое — локальная паника, мобилизующая народ на борьбу с упырями. Государственный терроризм призван запугать и обезоружить социум, индивидуальный или групповой — объединяет народ вокруг власти.

После распада СССР масштабы терроризма в РФ существенно увеличились: с 1991 по 2014 гг. я насчитал около 200 индивидуальных и групповых терактов, связанных, главным образом, с Чеченской войной и деятельностью бандформирований (в основном взрывы и захваты заложников) с количеством жертв от 1-2 до 334 человек. Суммарное же количество жертв этих широко известных «актов отчаяния» составило около 2 тысяч. Это в 3-4 раза меньше, чем количество украинцев, погибших от рук начатого и по сей день подпитываемого Россией террора в Донбассе.

Надо иметь в виду, что террористическая угроза исходит в России сразу сверху и снизу — от лживого режима и нагнетающих агрессивный психоз средств массовой информации, и от «солдат Аллаха», уже в достаточной мере подготовленных для джихада на стороне ИГИЛ. Ведь путинская Россия не просто один из главных спонсоров, но, возможно, и дирижер мирового терроризма. Здесь надо вспомнить, что многие руководители исламского терроризма в свое время прошли выучку в учебных заведениях СССР. Именно здесь десятилетиям взращивали исламистов-идеологических противников Запада. Я уж не говорю о нарушении Россией предоставленных Украине гарантий безопасности, аннексии Крыма и оккупации Донбасса, что во многом способствовало развитию глобального терроризма. И вообще: чем принципиальным русские «отпускники» и террористы-отморозки в Донбассе отличаются от джихадистов исламской Аль-Каиды или, скажем, кадыровцы от игиловцев? Лично у меня нет ответа. А вот ответ Михаила Ходорковского: «Страна, где хозяевами себя ощущают кадыровы, сама немногим отличается от ИГ».

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.