4 декабря 2016, воскресенье

Гитлер, Каддафи, Путин. Откуда берутся «спасители нации»

комментировать
Задача диктатора - обратить раздробленную и многоликую толпу в единую пластичную массу, движимую мощным и зримым порывом

Характером люди обладают только в свободных странах. 
Клод Адриан Гельвеций

Тиран — это смесь трусости, тупости, произвола, 
безответственности и самовлюбленности. Таким образом, 
он действительно представляет собой большинство общества. 
Габриэль Лауб

Диктатура — это государство, в котором все боятся 
одного, а один всех.
Альберто Моравиа

Начну с серии занимательных, но риторических вопросов.

Может ли целый народ сойти с ума? Может ли массовая истерия или массовое безумие выглядеть патриотично? Может ли тиран, серийный убийца или разбойник стать «эффективным менеджером» или «созидателем»? Может ли великий вождь быть одновременно инфернальным преступником? Может ли мировая религия возводить в ранг святого палача? Может ли душитель-некрофил осчастливить нацию?

Что объединяет жертву и палача? Может ли мыслящий человек заставить себя поверить в нечто совершенно безумное? Можно ли полностью подавить человеческий критицизм? Чем объяснить широко распространенный феномен массовой народной любви к тиранам, клептократам и негодяям? Правда ли, что где народ — масса, там правитель — вождь?

Все вожди в новейшей истории представали перед очарованными массами как «спасители нации». Можно привести сокращенный перечень этих «спасителей», относящихся к новым временам: Ленин, Муссолини, Гитлер, Сталин, Бокасса, Ким Ир Сен и последыши, Чаушеску, Каддафи, Пол Пот, Иди Амин, Яхия Хан, Саддам Хуссейн, Энвер Паша, Мобуту, Менгисту Хайле Мариам, Рафаэль Трухильо, Франциско Масиас Нгема, Франсуа Дювалье.

Может ли тиран, серийный убийца или разбойник стать «эффективным менеджером» или «созидателем»?

В короткой заметке нет возможности входить в детали феномена затянутого из неолита вождизма, как и в психологию вождей и человеческих толп. Не буду также прибегать к трюизмам вроде того, что тиран творит то, что в детстве творили с ним. Не по душе мне сведение сложнейшей проблемы к однофакторным решениям.

Со времен Фридриха Ницше, Гюстава Лебона, Габриэля Тарда, Сержа Московичи, Зигмунда Фрейда, Эриха Фромма, Макса Шелера, Хосе Ортеги-и-Гассета мы знаем, что вожди, прежде всего, должны быть такими, как и масса, чтобы последняя чувствовала себя «своей в доску». Для этого необходимо очень немногое: демагогия, крикливые примитивные лозунги, напоминающие о еще более примитивной «великой коллективной вере». Вождь-демагог должен дать одномерному  человеку массы ощущение личной связи, близости, вынудить экзальтированного конформиста и неудачника разделить с ним, вождем, общую идею, мировоззрение, очаровать и обольстить его самым идиотским кличем типа «заводы — рабочим, земля — крестьянам», «даешь революцию!», «бей врагов!», «отечество в опасности!», «везде враги!».  

Иными словами, вождь должен, прежде всего, обратить раздробленную и многоликую толпу в единую пластичную массу, движимую мощным и зримым порывом. Слава Богу, со времен Макиавелли мы знаем, что, к чему бы ни стремилась личность, толпы стихийно и инстинктивно стремятся не к свободе и демократии, а к деспотизму.

В "Психологии толп" (1895) Гюстав Лебон пишет, что "главной характерной чертой нашей эпохи служит именно замена сознательной деятельности индивидов бессознательной деятельностью толпы" "В то время как наши старые убеждения, — писал Лебон, —  оказываются поколебленными и утрачиваются, прежние опоры общества рушатся одна за другой, единственной силой, которой ничто не угрожает и авторитет которой ширится постоянно, становятся выступления толп. Век, в который мы вступаем, будет поистине эрой толп".

Габриэль Тард говорит, что не бывает безголовых толп без обманщиков-вождей, причем в коллективной душе темной стадной массы нет ничего таинственного и загадочного: это просто душа вождя. Причем наиболее характерной чертой вождя является "безумство веры": вождь — хозяин толпы, а хозяин вождя — безумная вера в некую фантастическую идею, совращающую миллионы.

Независимо от идеи или клича этот порыв рано или поздно сводится к готовности и даже глубинному желанию «послужить родине», то есть погибнуть, отдать жизнь за идею и вождя.

Указанным целям служит огромное количество приемов: имитирование, суггестия, внушение, пламенные речи, бесперебойная обработка сознания недоумков средствами массовой информации, грандиозные церемонии, беспрестанные сборища, демонстрации силы, единства и несокрушимой веры, немыслимые, порой абсурдные, но обязательно грандиозные проекты "великих свершений", пробуждающие в сердцах  наиболее отсталых слоев населения, или, как я выражаюсь, — пьяни и рвани, самые заветные (то есть первобытные) чаяния. При вождизме все эти механизмы становятся главным механизмом общественной жизни плебса. Все они реализуются в современной России. 

Чрезвычайно важно полностью, абсолютно, окончательно задавить разум и мышление как таковые. Знание, правда и объективная информация — самые опасные противники всех вождей. Не случайно Фридрих Ницше предостерегал фюреров об опасности умничания. Фальсификации, подтасовки, дурь и опьянение победоноснее знания из-за краткости и примитивности формулировок. Толпе нужны исключительно единый порыв и чувство единства с "мудрейшим". Поэтому чрезвычайно важно воодушевить чернь (включая интеллигентскую, артистическую) идеями захвата власти, чужих территорий, обеспечения порядка и справедливости, грядущего благосостояния и неизбежности великих побед. Всё это неизменно завораживает тех, чья жизнь убога, бесцельна и безнадежна.

Это только начало, потому что тирания немыслима без иных рычагов воздействия, включаемых со временем — именно страха, беспардонной лжи, насилия, безальтернативности, физической ликвидации оппозиции и оппонентов, безвыборности, безальтернативности вождя и его «величайших целей». При этом доминирующим фактором снова-таки становится «единство вождя и народа» — насильника и насилуемых, если исключить эзопов язык. 

Самое важное в этом деле — лишить народ самостоятельности, здравости, инакомыслия, даже жалких проблесков критичности. Тирания и разномыслие, диктат и свобода абсолютно несовместимы, поэтому у наивных диссидентов шансов унести ноги тем меньше, чем крепче власть тирана. Потому-то, как я выяснил в другой работе, бегство интеллектуалов из путинской России начало просто галопировать.
 
Откуда берутся вожди? Эрих Фромм давно установил, что люди с некрофильским складом сознания кишат вокруг нас. А Серж Московичи нарисовал их психологический портрет: «Подобные люди, больные страстью, полные сознания своей миссии, по необходимости являются своеобразными индивидами. Аномальные, с психическими отклонениями, они утратили контакт с реальным миром и порвали со своими близкими».

И еще: «Вожди слывут долгожданными мессиями, пришедшими вести свой народ к земле обетованной. И, несмотря на предостережения некоторых светлых умов, масса видит себя в них, узнает и как бы обобщает себя в них. Она их боготворит и прославляет подобно сверхчеловекам, наделенным всемогуществом и всевидением, которые умеют служить людям, владычествуя над ними. Их могущество, родившееся поначалу под давлением обстоятельств, затем для удобства видоизмененное, принимает в конце концов вид системы. Эта система работает автоматически и универсально».

«Ни один вождь не обладает подлинной властью, если никто его самого не ассоциирует с его именем. Быть именем и сделать себе имя ничего не значит для разума, но значит все для эмоций. Это уверенность в продолжении — во славе или бессмертии — и наиболее ощутимый знак обладания властью и господством над другими. Стать образцом для них и центром внимания. Одним словом, проникнуть в их "Я" и господствовать над их воображением». 

Все вожди без исключения — невротизированные ублюдки в пограничном состоянии сознания. Главная их черта — параноидальная вера в свою избранность, «великую идею» или «миссию». А также глубинное, часто нескрываемое презрение к одураченным массам.

Вне всяких сомнений, вожди — это энергетический сгусток черни, отличающийся от отребья разве что несокрушимой авторитарной волей и бескомпромиссностью, а также фанатизмом, которым необходимо заразить эти чернь и отребье.

Кстати, практически все качества, которые необходимы для вождя, в силу своей разрушительности, так или иначе разрушают его самого и его дьявольскую власть.

Сам вождь, как правило, живет в атмосфере бесконечного стресса и страха. Поскольку ложь и насилие, на которых зиждется диктатура, рано или поздно переполняют чашу терпения даже зомбированных и темных масс, доживший до наших дней первобытный или неолитический вождизм обречен изначально, и это иллюстрируют новейшие времена, особенно ярко на судьбах расстрелянного под забором Чаушеску и Каддафи.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.