3 декабря 2016, суббота

Адвокаты дьявола. Кто воспевает преступления Путина

комментировать
Как палач нуждается в топоре и удавке, так диктатура и тирания — в «беззаветных» и «преданных»

Я имею в виду не самоотверженных сторонников, чуждых расчета и доходящих до самозабвения, даже не «Верных Русланов» Георгия Владимова с их собачьей преданностью хозяину, а как раз наоборот — самых продажных, отпетых, одиозных, лицемерных, беспринципных холуев без чести и совести, торгующих «верностью» за мзду.

Аркадий Бабченко в замечательной статье «О лицемерии в России» назвал одного из «беззаветных», Лесина, человеком, «верой и правдой служившим Путину, вставанию с колен, величию, сакральности, духовности и православию; верой и правдой убивавшим телевидение, журналистику и свободу слова; верой и правдой насаждавшим мракобесие, ксенофобию, агрессию, ненависть, верой и правдой зомбировавшим и дебилизировавшим собственное население; верой и правдой превращавший свою страну в православный ИГИЛ и Северное Конго, ненавидящие пиндосов и гомосексуалистов; верой и правдой взрастившим Киселева с его радиоактивным пеплом и сердцами геев». Здесь всё верно, кроме — «верой и правдой». Детально изучив антропоморфный тип «беззаветных», я выяснил, что с древних времен этот экспонат кунсткамеры существует как раз вопреки «вере и правде» — исключительно в силу глубинной продажности, открытого проституирования, природного холуйства и абсолютного бесчестья.

Хотя институт адвокатов и прислужников дьявола, возвеличивающий деспотов и тиранов и никогда не испытывавший недостатка в инсургентах, — довольно древнее изобретение человечества, на полную мощь он заработал при тоталитаризме, когда многие «лучшие ученики» добровольно и даже с показным энтузиазмом пошли в услужение кровавым политическим бесам и ничтожным крошкам цахесам. Деспотическая власть и тоталитарная тирания были бы невозможны без услужливых холопствующих негодяев, поющих осанну и освящающих мерзости деспотов и тиранов.

Здесь опущена важная деталь — теснейшая смычка между первыми и вторыми. Первые щедро подкупали вторых не только привилегиями и льготами, — подкупали грубой лестью и воображаемой близостью к правящим бесам. В литературных салонах живодеров Менжинского, Ягоды, Агранова, Бокия прикармливали «элиту советских писателей»: в друзьях кровавых палачей ходили Горький, Маяковский, Райх, Третьяков, Мариенгоф, Луговской, Князев, Кольцов, Катаев, множество других литераторов, конкурировавших друг с другом в стремлении угодить новым господам жизни. Пиры с дьяволами во плоти неизменно сопровождались воплями на грани восторженной истерии: «Какое у нас сейчас замечательное правительство! Никогда в истории России не было такого замечательного правительства!»

Общество, терпимое к тиранам - это народ, запрограммированный на самоубийство

Сказавший эту мерзость «буревестник» вел жизнь «красного буржуа»: любил красивую жизнь с ежедневными «обедами» и «возлияниями», ценил дорогое вино и добрел от него. Вообще, он был сентиментален, падок до слез, но дружбу предпочитал водить не с жертвами — с палачами.

Накануне процесса уничтожения крестьянства Горький написал радостно-восторженное письмо Великому Вождю, в котором само это уничтожение квалифицировал как «переворот почти геологический», «неизмеримо больше и глубже всего, что было сделано партией». Именно благодаря Горькому и с его легкой руки первым куратором Союза Писателей стал «народный комиссар внутренних дел СССР», а одним из секретарей — генерал НКВД по делам инженерии человеческих душ. а саму «гвардию ретивых и подобострастных» возглавил первый Верный Руслан при Отце Народов, с конца 20-х принявший и славящий строй концлагерей и культ некрофила Сталина.

Горький не просто любил роскошь, но после революции возглавил Оценочно-антикварную комиссию (OAK), занимавшуюся бандитской экспроприацией ценностей, фактически — грабежом имущества репрессированных. По словам Аркадия Ваксберга («Гибель буревестника»), свезенные реквизиторами на склад антиквариата ценности личным распоряжением Горького безо всякого оформления «раздавалось» неким «нуждающимся лицам». Десятки тысяч произведений искусства, не говоря уже об огромном количестве старинной мебели, «уплывали» таким образом неизвестно куда и кому.

Впрочем, Горький был не первым и далеко не последним: в России столетиями культивировалось чинопочитание и жандармский менталитет населения — «мундиры голубые и послушный им народ». Просто с приходом большевиков производство «мундиров голубых» было поставлено на поток. Торговля честью, совестью, репутацией, человеческим достоинством стала выгодной профессией, конкурирующей с уличной проституцией. Видимо, не случайно в русском языке рекордное количество слов, характеризующих продажность, и, остерегаюсь, самое большое количество бесчестных «образованцев», как звал продажно-совковых «интеллигентов» Солженицын.

Нынешняя Россия, пожалуй, единственная страна в мире, где количество адвокатов живодера Сталина может конкурировать лишь с числом приспешников Гитлера. Православные священники ставят в храмах портреты кровопийцы на место икон, а массовые движения реставрируют черные сотни и провозглашают себя рьяными поборниками новой русской имперскости или фашиствующего рашизма.

Я еще могу как-то понять «беззаветных», движимых страхами или вожделениями. Поэтому мне не интересен бесчестный и мракобесный сервилизм кургинянов-прохановых-киселевых-соловьевых-мамонтових-леонтьевых-мединских-шевченок, даже иерархов РПЦ. Но какие чувства руководят пропутинскими восторгами Табакова, Калягина, Вассермана, Параджанова-младшего, Хазанова, Лунгина, Бортко, Анны Нетребко, Садовничего, Пиотровскиого, Башмета, Гергиева, Спивакова?

Полная утрата чести и совести — их замещение абсолютным бесчестьем, торжеством беспросветного мракобесия, соучастие в заказухах. Столь грандиозных масштабов растления писательского, журналистского, артистического и иных сообществ не знал даже гитлеризм-сталинизм.

У Ильи Репина есть малоизвестная копия «Бурлаков на Волге», называющаяся «Быдло империализма». Я не знаю, откуда взялось такое название, но для меня быдлом являются не столько представители черни, сколько нынешние прохановы-михалковы-кургиняны-шевченки. Почему? Потому что быдло — это специфически пахнущая система ценностей: необходимость верного служения Хозяину с громогласной демонстрацией личной преданности. Еще потому, что быдло — антоним благородства, совокупность «прикормленности» (рабского менталитета), идеологической дремучести, барского цинизма и одновременно сервильности (мы безропотно примем что угодно, наше терпение безгранично, загон для скота — вот наше место, мы — истинное лицо народа). Здесь уместно вновь вспомнить Солженицына: «И тот, у кого недостанет смелости даже на защиту своей души, — пусть не гордится своими передовыми взглядами, не кичится, что он академик или народный артист, заслуженный деятель или генерал, — так пусть и скажет себе: я — быдло и трус, мне лишь бы сытно и тепло».

Лично для меня единственный ключ к пониманию феномена «адвокатов и служителей дьявола в России» внеисторически-российское: «ниже поклонишься — выше поднимешься!»

Как сказал Виктор Шендерович, когда к власти приходят сукины дети, собачья жизнь начинается у всех. Любая форма поддержки бесовства порождает адекватную ей ответственность, когда нарывы лопнут. Интересно будет посмотреть в глаза «лучшим людям города», когда их ущербных патронов будут судить за политическим провокации, воровство, мошенничество, фальсификации, государственный терроризм и прочее.

Общество, терпимое к тиранам и принимающее их адвокатов и прислужников, — не просто больное общество, это самоубийственный этнос с отложенным суицидом. Что меня больше всего удивляет в рассматриваемом феномене, так это то, что нынешние прислужники сатаны совершенно не страшатся ни суда истории, ни зловещей репутации, с которой они войдут в свою темную, беспросветную вечность.

Вспоминается Третий рейх и поведение «рафинированной» немецкой интеллигенции с последующей расплатой и кровавыми слезами женщин, совсем недавно писавших под себя от эйфории радостных встреч с фюрером. Как-то забылось, что после Нюренбергского процесса над главными нацистскими преступниками последовала серия т. н. Малых Нюрнбергских процессов над нацистскими врачами, судьями, промышленниками, генералами, полицейскими, дипломатами, я уж не говорю о массовом остракизме служивой интеллигенции.

Впрочем, чего адвокатам Путина бояться, если самый живодерский режим в истории человечества не только не осужден, но чуть ли не освящен РПЦ, как одна из главных духовных скреп страны?

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.