5 декабря 2016, понедельник

Почему депутаты дерутся и как их остановить

комментировать
Потасовки прямо в зале парламента – не уникальное явление. С этой проблемой в свое время сталкивались даже США

Украинский парламент повидал немало драк между депутатами. Недавно парламентарий Олег Барна вручил Арсению Яценюку букет цветов, когда премьер выступал с речью. Затем Барна вцепился в премьера, пытаясь оттащить его от трибуны. Другие депутаты бросились в драку. Несмотря на то, что драматические потасовки в украинском парламенте происходят часто, в этом Украина не уникальна. Недавно опубликованное исследование показывает, что драки в парламенте – явление, свойственное многим странам мира.


Рисунок 1. Случаи физического насилия между депутатами в парламентах с 1981 по 2012 год

Рисунок 1. Случаи физического насилия между депутатами в парламентах с 1981 по 2012 год


Украина явно выделяется, как страна, в которой драки происходят часто – но она в этом не одинока. Примерно такой же статистикой могут похвастаться Южная Корея и Тайвань. С 1982 по 2012 год парламентские потасовки имели место в более, чем 30 демократических государствах. Исторически насилием отметились даже страны, которые сейчас считаются продвинутыми демократиями. Особенно серьезный инцидент произошел в 1856 году в США, когда один депутат едва не забил другого до смерти тростью. Что же есть общего у этих настолько непохожих стран? Как поиск общих черт поможет нам понять, почему такие драки происходят, и как им помешать?

Во-первых, все вышеупомянутые страны являются новыми демократиями. Самые старые демократические режимы с примерами насилия – Италия и Япония. Оба политических режима были созданы после Второй мировой. Большинство стран с насилием – гораздо более молодые демократии, которым на данный момент не больше десяти лет или около того. Во-вторых, фактически все эти страны отличаются крайне диспропорциональными результатами выборов – количество отданных голосов не соотносится четко с местами, которые партия получает в парламенте.  

Почему же в таких странах случаи насилия более часты?

Так же, как в войны часто вступают страны, которым не удается договориться, по моему мнению, насилие в парламентах также связано с неспособностью депутатов искать действующие компромиссы. Проблема возникает, когда одна сторона не может убедить другую, что действительно будет придерживаться договоренностей, достигнутых мирным путем. Это делает маловероятным достижение мирного соглашения.

В 1856 году в США один депутат едва не забил другого до смерти тростью

Надежных договоренностей сложно достичь в странах с диспропорциональными результатами выборов, потому что высокая диспропорциональность означает, что изменение избирательного законодательства дало бы одной из сторон гораздо больше полномочий. Это дает им повод конфликтовать. В новых демократиях сложнее договариваться по ряду причин. Мирные законодательные нормы, которые укрепляют обязательства, еще не развиты. Партийные системы, как правило, еще гибкие, а политики занимаются проблемами электоральной координации. Новые демократии часто отличаются быстро меняющейся экономикой и демографией, что может еще больше дестабилизировать партийные системы. Новые демократии часто создаются в «новых» странах наподобие Тайваня и Южной Кореи, где из-за неопределенности границ депутатам сложно договориться относительно того, что входит в состав государства и как обеспечить эти границы. Заключать надежные договоренности по таким вопросам может быть непросто.

Как эти общие тенденции относятся к современной Украине? Украина – это новая демократия со стремительно меняющейся партийной системой и демографией. В основном эта нестабильность вызвана изменением границ страны в результате конфликта с Россией и сепаратистами на Востоке. Все эти характеристики подходят под общую тенденцию парламентского насилия.

Что насчет избирательной пропорциональности? Это может стать важным вопросом при размышлении о подходящих институциональных решениях для препятствования насилию. Избирательные системы, к примеру, изменить относительно легко, тогда как новую демократию старой просто так не сделаешь.

Нынешний украинский парламент, похоже, близко отражает голоса, отданные во время выборов 2014 года. 450 мест в парламенте были распределены при использовании смешанной избирательной системы. Половина была распределена по национальным партийным спискам, половина – по мажоритарным округам. Важно отметить, что из-за российской аннексии Крыма и конфликта на востоке Украины были заполнены только 423 места.

В состав первоначальной коалиции вошли пять партий. Они получили около 63% голосов по партийным спискам и получили 288 мест – 64% от имеющихся 450. Несмотря на то, что внешне все выглядит весьма пропорционально, на деле все совсем не так.

Во-первых, хотя общая доля голосов коалиции близко соответствует своей доле от официальных 450 мест, возможности, которые получила по большей части ориентированная на Запад коалиция, непропорциональна. От реального числа мест они получили 68%. Более того, избиратели в Крыму и спорных восточных регионах не голосовали. Так что доля голосов коалиции и количество полученных ею мест в парламенте выше, чем ее поддержка среди избирателей в Украине.

Во-вторых, внутри коалиции все также не слишком пропорционально. В частности, крупнейшая партия, БПП, получила всего 21% голосов по партийным спискам, но за счет успеха в мажоритарных округах ей досталось около 30% мест. Партнерам БПП по коалиции пришлось хуже. К примеру, Народный Фронт получил 22% голосов, но при этом ему досталось всего 18% мест в парламенте.

В-третьих, управляющая коалиция очень нестабильна. Смешанная избирательная система в сочетании с нестабильностью коалиции создает очень взрывоопасную ситуацию. Она дает партиям точную информацию об уровне их поддержки, но при этом реальное распределение мест от результатов выборов отличается. Именно в таких ситуациях политикам сложно заключать надежные договоренности, и вместо этого они прибегают к дракам. Неудивительно, что недавнее столкновение в парламенте между Барной и Яценюком было конфликтом между членом Народного Фронта и БПП. Хотя обе партии входят в коалицию, одна из сторон получила количество мест, не соответствующее реальному уровню ее поддержки, и они обе это знают.

Что можно сделать, чтобы помочь снизить уровень парламентского насилия в Украине? Одним из вариантов может стать отказ от смешанной избирательной системы, которая одновременно создает непропорциональные результаты и подчеркивает их непропорциональность. Альтернативой может быть пропорциональная избирательная система, которая поможет стабилизировать слабую партийную систему и будет давать более реальные результаты. Примером может стать система многомандатных округов с закрытыми партийными списками. Тем не менее, необходимо подчеркнуть, что, хотя избирательная система может быть разработана так, чтобы способствовать определенным результатам, гарантировать их она не может. Более того, причины проблем с надежностью обязательств парламентариев являются комплексными, и одним вмешательством их не решить.

VoxUkraine специально для Нового Времени

ПОДПИШИТЕСЬ НА РАССЫЛКУ   Кристофер Гандруд   И ЧИТАЙТЕ ТЕКСТЫ ИЗБРАННЫХ АВТОРОВ КАЖДЫЙ ВЕЧЕР В 21:00
     
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.