9 декабря 2016, пятница

В этом году США ждет трудный выбор

комментировать
Федеральная резервная система может продолжить поддерживать стабильность на мировых финансовых рынках – или наконец заняться внутренними вопросами

«В жизни может быть две беды, —  написал когда-то Оскар Уайльд. — Одна — не получить того, что хочешь, вторая — получить». Чем ближе подходит Федеральная резервная система США к достижению своих целей относительно внутренней экономики, тем больше на нее давят с тем, чтобы добиться нормализации монетарной политики. Но внутренняя экономическая ситуация уже не является единственным условием, которым руководствуется Федеральный резерв при разработке своей политики. Напротив, теперь ему приходится заниматься новым делом: продвижением глобальной финансовой стабильности.

Американский Конгресс создал ФРС в 1913 году как независимое агентство, удаленное от политики; его целью было обеспечение стабильности уровня цен внутри страны и максимальное увеличение уровня занятости. Со временем роль агентства росла, и ФРС, наряду с аналогами в других развитых странах, стал участвовать во все более нетрадиционной монетарной политике: количественном смягчении, кредитном смягчении и так далее – все это с момента мирового финансового кризиса 2008 года.

Теперь же нетрадиционное стало традиционным. Поколение участников глобального рынка знает только мир низких (или даже отрицательных) процентных ставок и искусственно завышенных цен на акции.

Но двойной мандат ФРС остается в силе. И несмотря на то, что в последнее время риторика Федерального резерва была «голубиной», основы американской экономики, в особенности те из них, которые предположительно имеют наибольшее значение для ФРС, намекают на дальнейшие скачки ставок.

Сначала рассмотрим задачу ФРС по обеспечению занятости. Уровень безработицы находится на уровне всего лишь 5%, рост рабочих мест идет активно и стабильно, а выплаты по безработице в последние годы продолжали сокращаться.

Стоящая перед ФРС дилемма только усилится

Что касается задачи по обеспечению ценовой стабильности, то падение стоимости нефти за прошлый год повлияло на цифры в новостных заголовках, но тренд базовой инфляции (без учета энергетической составляющей) свидетельствует о том, что ФРС отстает от кривой. Основной индекс потребительских цен находится на посткризисном максимуме, увеличившись на 2,3% в годовом исчислении в феврале и 2,2% в марте.

Кроме того, инфляционное давление в этом году, скорее всего,  будет нарастать. Соотношение задолженности к активам домашних хозяйств в настоящее время приближается к уровням, которые мы в последний раз наблюдали в 1990-х годах, у потребителей есть достаточно потенциала для наращивания уровня заимствований. В то же время, влияние затрат на инфляцию уменьшится, когда цена на нефть стабилизируется, а недавняя слабость доллара предполагает дальнейшее инфляционное давление.

Но этот прогресс в стране ставит ФРС в трудное положение. В результате, Федеральный резерв фактически оказывается в ловушке между американской экономикой, которая все больше оправдывает нормализацию монетарной политики, и заинтересованностью в хрупких глобальных рынках – а около 60% сделок в мире являются долларовыми - в дальнейшем «голубином» подходе.

Сигналы, поступающие с финансовых рынков, все больше влияют на принятие решений в ФРС. Любое предположение о том, что ФРС изменит подход стремительнее, или скорее, чем ожидалось, приводит к опасениям ужесточения финансовых условий. После многолетнего «бычьего» рынка акций и ценных бумаг с фиксированным доходом, которые стимулировались той самой монетарной политикой, от которой ФРС пытается отказаться, не оказывается никакой поддержки, направленной на ослабление ответной реакции. При отсутствии настоящего глобального экономического роста, на который в ближайшее время вряд ли стоит рассчитывать, финансовые рынки нуждаются в чрезвычайно мягкой монетарной политике, чтобы цены оставались на прежнем уровне.

Мартовское решение ФРС относительно ставок и комментарии председателя Федеральной резервной системы Джанет Йеллен – как раз такой случай. ФРС, по-видимому, не смогла переварить распродажи на мировых финансовых рынках в январе и феврале, вызванные в основном опасениями по поводу дальнейшего ужесточения.

Это странно, потому что воздействие на потребление изменений финансового благосостояния (акций и облигаций) невелико. Гораздо более важны цены на жилье, оставшиеся на прежнем уровне. Аналогичным образом, изменения стоимости капитала, в том числе затрат на собственный капитал, имеют незначительное влияние на инвестиции в бизнес.

Иными словами, с точки зрения своего двойного мандата ФРС не должна быть слишком обеспокоена волатильностью рынка, даже в январских и февральских масштабах. Но каждый сигнал, посылаемый Йеллен и ФРС, говорит, что политики были очень обеспокоены именно этим. И рост на рынках, начавшийся после того, как ФРС отказался от выбранных темпов повышения ставок, только укрепил петлю обратной связи между вероятностью повышения процентных ставок в США и глобальной волатильностью рынка.

Эта петля превратилась в новый мандат ФРС, и мировые политики упоминают его все более явно. Заместитель министра финансов Китая недавно похвалил Йеллен за ее осторожный подход, который "принимает нас во внимание."

Последствия этого вызывают тревогу. Если Йеллен и ФРС продолжат чувствовать себя обязанными финансовым рынкам, риск более резкого повышения процентных ставок впоследствии (так как ФРС все больше отстает от кривой инфляции) будет расти.

Помимо этого, существуют и важные долгосрочные соображения. С учетом очевидной осторожности ФРС, номинальные процентные ставки вряд ли ощутимо увеличатся до следующей рецессии в США. При недостатке традиционной мощи в «срезании» ставок, следующий спад может длиться больше, чем обычно, приведя к дальнейшему использованию нетрадиционный монетарной политики – вплоть до отрицательных номинальных процентных ставок, которые в настоящее время есть в Европе и Японии.

Предшественник Йеллен Бен Бернанке действительно заговорил недавно о такой возможности, в частности, в потенциале стабильного увеличения поставок денег. Оно может принять различные формы: количественное смягчение в комплекте с фискальным расширением (к примеру, увеличение затрат на инфраструктуру), прямые денежные переводы правительству, или, как самый радикальный способ, прямые денежные переводы домохозяйствам.

Такие экстремальные методы по-прежнему остаются предметом исключительно теоретических рассуждений, и их внедрение почти наверняка приведет к усилению напряженности в Конгрессе. Тем не менее, давление относительно поддержки глобальных финансовых рынков и других внешних экономик показывает, почему этот вопрос вообще обсуждается.

Поскольку на недавно закончившемся апрельском заседании ФРС было решено продолжить удерживать ставки на прежнем уровне, стоящая перед ним дилемма только усилится в этом году: нормализировать монетарную политику в соответствии с нуждами страны или же снимать давление на глобальные финансовые рынки. Первый вариант грозит большой волатильностью в будущем; второй только укрепит новообразованный мандат ФРС, ударяющий по какой-либо видимости независимости Центрального банка.

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Project Syndicate. Републикация полной версии текста запрещена.

Больше мнений здесь

Copyright: Project Syndicate, 2016.
www.project-syndicate.org

ПОДПИШИТЕСЬ НА РАССЫЛКУ   Александр Фридман   И ЧИТАЙТЕ ТЕКСТЫ ИЗБРАННЫХ АВТОРОВ КАЖДЫЙ ВЕЧЕР В 21:00
     
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.