8 декабря 2016, четверг

Facebook-армии. Чем опасны соцсети

комментировать
Действительно ли социальные сети лучше справляются с задачей разрушения, чем созидания

За последние несколько лет мы наблюдали целый ряд Facebook-революций: от Арабской весны и Occupy Wall Street до площадей Стамбула, Киева и Гонконга. Все они подогревались соцсетями. Но когда дым рассеялся, лишь немногим из этих революций удалось построить прочный политический порядок, отчасти потому, что было объединено так много голосов, что достичь консенсуса стало практически невозможно.

Вопрос: действительно ли социальные сети лучше справляются с задачей разрушения, чем созидания?

В прошлом месяце прозвучал значимый голос в поддержку этого предположения. Этим голосом был Ваиль Гоним, египетский сотрудник Google, чья анонимная Facebook-страница в начале 2011 года помогла запустить революцию, свергнувшую президента Хосни Мубарака, но не сумевшую создать истинно демократическую альтернативу.

В декабре Гоним, который переехал в Кремниевую долину, опубликовал выступление на TED, посвященное тому, что же пошло не так. Выступление это стоит послушать. Начинается оно так: «Однажды я сказал: «чтобы освободить общество, нужен интернет». Я был неправ. Я сказал это, когда анонимно созданная мной страница в Facebook помогла разжечь египетскую революцию. Арабская весна открыла потенциал социальных сетей, но также и их недостатки. Тот же инструмент, который помог нам свергнуть диктаторов, в результате расколол нас».

Гоним объяснил, что в начале 2000-х арабы активно тянулись к интернету: «Мы жаждали знаний, возможностей, контакта с другими людьми по всему миру, мы бежали от наших разочаровывающих политических реалий в виртуальную, альтернативную жизнь».

Из-за социальных сетей дискуссии становятся все более поверхностными

Он отмечает, что в июне 2010 года «интернет изменил мою жизнь навсегда. Просматривая Facebook, я увидел фото… мертвого тела молодого египтянина со следами пыток. Его звали Халед Саид. Халед был 29-летним александрийцем, убитым полицией. Я увидел себя на этом фото. Я анонимно создал страницу в Facebook и назвал ее «Мы все Халед Саид». Всего через три дня у страницы было 100 000 подписчиков – египтян, разделявших мои опасения».

Вскоре Гоним и его друзья уже использовали Facebook для поиска идей, и «страница стала самой читаемой во всем арабском мире». Социальные сети сыграли ключевую роль в этой кампании. Они помогли подняться децентрализованному движению. Они дали людям понять, что те не одиноки. Благодаря им режим не смог остановить то, что происходило».

В результате египетские спецслужбы выследили Гонима в Каире. Его избили, а затем задержали на 11 дней. Но через три дня после его освобождения миллионы протестующих, которым его посты в Facebook помогли объединиться, снесли режим Мубарака.

Тем не менее, эйфория вскоре прошла, объясняет Гоним, потому что «мы не смогли достичь консенсуса, и политическая борьба привела к резкой поляризации». Социальные сети, отметил он, «только усилили» поляризацию, «способствуя распространению дезинформации, слухов и ненависти. Окружающая среда была попросту токсичной. Мой онлайн-мир стал полем битвы, заселенным троллями, хейтерами и лжецами».

Сторонники армии и исламистов использовали соцсети, чтобы лить грязь друг на друга, тогда как демократический центр, к которому относился и Гоним, был маргинализирован. Их революция была украдена Братьями-Мусульманами, а затем армией, которая впоследствии начала арестовывать молодых людей, служивших двигателем революции.

«Это было поражение, - сказал Гоним. – Я молчал больше двух лет, и все это время размышлял, как могло так получиться».

Вот что он думает о социальных сетях сегодня: «Первое: мы не умеем справляться со слухами. Второе: мы общаемся только с людьми, мнение которых разделяем. Третье: онлайн-дискуссии быстро превращаются в безобразные ссоры. Четвертое: нам очень сложно изменить свою точку зрения”. Пятым и наиболее главным моментом он называет то, что из-за социальных сетей дискуссии становятся все более поверхностными.

«Пять лет назад я сказал: «Чтобы освободить общество, нужен интернет. Сегодня я уверен, что сначала нужно освободить интернет», - заключает Гоним.

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Томаса Фридмана. Републикация полной версии текста запрещена.

Оригинал

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.