17 августа 2017, четверг

Как реформы и прогресс становятся заложниками украинского Левиафана

комментировать
Правящая коалиция, недосчитывающая формального большинства, отсутствие обвиняемых по делу убийства Шеремета, война на уничтожение с политическими противниками – признаки контрреволюции

За последние несколько лет слово “власть” стало звучать чаще. Первые годы после Майдана украинское общество почувствовало самостоятельность. В воздухе витал дух страны, в котором государство подчиняется людям. Идеи важнее формы. Все можно изменить, перестроить, вдохнуть новую жизнь. Полиция, госзакупки, администраторы нового покроя, типа Ложкина и Саакашвили, чудесное горизонтальное телевидение во главе с Аласанией, новые законопроекты о госслужбе, децентрализации – грозили совершить революцию на среднем уровне чиновников. Больше полномочий, больше финансирования, качественно другие подходы к управлению.

Принцип “візьми і зроби” стал коронной фразой государственного и муниципального управления. Было ощущение, что сейчас в парламент должны прийти другие люди, во главе с условным Мустафой Найемом и скорость изменений перестанет фиксироваться на радарах. Приход к управлению экономикой литовца Айвараса Абромавичуса, Максима Нефедова и других в министерства стало символом новых стандартов политики, когда результат и корпоративная этика становились важными KPI государственного управления.

Свободная торговля с Европой и безвизовый режим

Первой победой общества стала ассоциация с Европейским союзом, которая означала переориентацию экономики на западные стандарты и рынки. Появилась целая волна программ для бизнеса, инициативы разных посольств по финансированию местных кооперативов, новых заводов, заговорили о новом Великом шелковом пути из Китая в Европу, активно поднимались вопросы строительства новой дорожной инфраструктуры.

Украинские министерства пошли в твиттер и фейсбук. Вместо совковых презентаций стали появляться нормальные инфографики, аналитические статьи на VoxUkraine о темпе реформ, IT и бизнес форумы стали важными инструментами коммуникации между потенциальными инвесторами и украинским бизнесом.

Другой важной целью стал обозначение свободы передвижения для украинцев в Европе. Это стало настолько значимым ориентиром, что полностью подчинило себе всю повестку дня украинского парламента. План законов для безвиза стал обязательной сводкой СМИ, где каждое уклонение от любого пункта программы сопровождался взрывом публикаций, протестами и бурными обсуждения в украинском фейсбуке. Безвизовый режим стал индикатором прогресса, приближения к цивилизованному миру. Хотя на фоне этого миграционный кризис практически разрушил шенгенское соглашение и договоренности между европейскими странами, для Украины получение возможности путешествий без виз оставалось ключевым фактором политики. Даже земельная реформа не имела такого веса и значения, как фактор свободных путешествий.

Поворотные точки в новой истории Украины

Война с президента с Коломойским, закончившаяся национализацией самого крупного банка Украины, мусорная блокада Львова, увольнение и лишение гражданства Саакашвили – стали символами нового темного времени политической нестабильности.

Правящая коалиция, недосчитывающая даже формального большинства, отсутствие обвиняемых по делу убийства белорусского журналиста Павла Шеремета, война на уничтожение с политическими противниками - это все признаки контрреволюции в стране. Общество стало обращаться к “власти”, аппелировать, возмущаться, не вставая с диванов. Возврат контроля за коррупционными процессами, полная остановка реформирования налоговой, таможни, управленческой вертикали - признаки Украины, в которой не чувствуешь себя комфортно. Сегодня стало смешно говорить об инвестиционном климате, а одно упоминание первых лиц повышает градус дискуссии в любом разговоре. Люди опять начали говорить о политике с интонацией обреченности и раздражения и это очень плохо.  

Будет ли в Украине свой Левиафан?

Идея Левиафана в общественном сознании - это заслуга англичанина Томаса Гоббса. Он считал, что “пока люди живут без общей власти, держащей всех их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной, и именно в состоянии войны всех против всех… Пусть сомневающийся сам поразмыслит над тем обстоятельством, что, отправляясь в путь, он вооружается и старается идти в большой компании; что, отправляясь спать, он запирает двери; что даже в своем доме он запирает ящики, и это тогда, когда он знает, что имеются законы и вооруженные представители власти, готовые отомстить за всякую причиненную ему несправедливость”. Недавно я был в командировке в Кишиневе и в разговоре с местными узнал, что они опасаются ездить в Украину, так как в последние годы уровень бандитизма серьезно вырос. Институт законопорядка снова начал вызывать недоверие у общества, как внутри страны, так и за ее пределами.  

Безнаказанность крупных экономических преступников, факты воровства и мошенничества которых постоянно фигурируют в прессе, стала символом вседозволенности. К сожалению, мы возвращаемся к государству, определяемому волевыми действиями руководителя, а не широкой, самоотданной работой низовых инициатив. Политика снова отдаляется от общества, в которой целью является сама власть, а не изменения, реформы, достижения ради, которых она была делегирована этим людям.

Публичная политика перестает быть мейнстримом

Ярким примером для меня является бюджет-участия местного городского совета, где абсолютное преимущество получают коммунальные предприятия, местные депутаты, в то время как низовые инициатвы, влиятельные местные деятели культуры и волонтерского сектора остаются в самом низу. Для меня этот пример является четким проявлением возвращения старой иерархии. В ней на верху находятся директора новых “колхозов”, способные за несколько дней собрать копии личных документов жителей и выбрать проекты, которые должны победить в общественном бюджете. Это миниатюра, моделирование, отражающее любые выборы, которые будут проводиться в Украине.

Как ни грустно это констатировать, безвизовый режим стал последней громкой победой на пути реформирования страны, после которой можно возвращаться в ручное регулирование путем договоренностей. Публичность перестает быть защитой от нарушения прав и свобод граждан.

Многие в Украине были убеждены, что ключевой реформой должна быть реформа судовой власти. В режиме реставрации старых порядков этого никогда не произойдет. После всего, что успело произойти за последний год никаких движений вперед не будет. Государственный монстр медленно точит зубы, а капитанский мостик давно забаррикодирован. Если ничего не измениться, скоро украинский Левиафан станет реальнее, чем мы когда-либо думали.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.