18 августа 2017, пятница

Смотр реформаторов: как создать рынок земли

комментировать
Неделя структурных реформ в честь Кахи Бендукидзе. День первый: аграрная реформа

Чуть больше двух лет назад один из авторов грузинских либеральных реформ и большой друг Украины Каха Бендукидзе в разговоре с автором этих строк сказал: «Быстрые реформы в Украине невозможны». Думаю, он имел в виду два обстоятельства: отсутствие на тот момент в обществе и политическом классе понимания глубины проблем, с которыми столкнулась Украина после двух десятилетий половинчатых реформ, и как следствие этого – дефицит идей и решений, способных вывести страну из ловушки, в которой она оказалась.

Этот прогноз, к сожалению, подтвердился. Два года после победы Майдана были потрачены на то, чтобы и до политиков, и до обычных граждан начало доходить осознание того факта, что мелкими улучшениями ситуацию не поправишь (Бендукидзе как-то обмолвился, что еще не видел такой нереформированной страны, как Украина, а он повидал немало стран). Политический кризис, по виду урегулированный на прошлой неделе утверждением нового правительства, - это, по существу, кризис содержательный. Идейный запас, с которым работали два «правительства камикадзе» истощился, и несмотря на прогресс в целом ряде сфер, вместе с ним истощился и политический капитал.

20 апреля Бендукидзе исполнилось бы 60 лет. Если бы он был жив, как бы он оценил перспективы украинских реформ сегодня?  Для Bendukidze Free Market Center, созданного прошлым летом для разработки и продвижения радикальных реформ, это не праздный вопрос. Чтобы ответить на него, мы организовали вместе с VoxUkraine и Киевской школой экономики Неделю структурных реформ в честь Кахи Бендукидзе. В течение пяти дней, с 18 по 22 апреля, мы проводим в Киеве нечто вроде смотра реформаторских идей (и, конечно, реформаторов, способных воплощать эти идеи в жизнь). Пять дней – пять сюжетов, от земельной реформы до перехода к свободному движению капитала и правовому государству.

Земельная реформа в Грузии, которую провел Бендукидзе, была одной из самых сложных в его карьере

В американской политике есть понятие «третий рельс». Так называют вопрос, от которого в ходе избирательной кампании нужно держаться как можно дальше, если, конечно, хочешь выиграть выборы. Аналогия понятна: третий, или контактный, рельс в метро – это то, к чему ни в коем случае нельзя прикасаться, если тебе дорога твоя (политическая ) жизнь.

Если и есть в украинской политике «третий рельс», то это, безусловно, запрет на продажу земель сельхозназначения. С него и началась наша Неделя.

Мораторий на торговлю сельхозземлями действует с 2002 года. Семь миллионов владельцев паев (сейчас уже меньше – многие умерли) не могут воспользоваться своим правом собственности, которое им гарантирует конституция. Несмотря на это, мораторий с завидной регулярностью продлевается. Так произошло и прошлой осенью. Несмотря на активную поддержку президентом Украины земельной реформы, политической воли на то, чтобы ветировать закон о продлении моратория на Банковой не нашлось.

Рациональные аргументы в поддержку архаичного правового режима подобрать не так просто. Даже эмоциональные аргументы – в пользу реформы. Тон дискуссии задала команда проекта EasyBusiness, показав короткий фильм про отношение жителей села Велика Солтанивка (Киевская область) к продлению мораторию. Пожилые крестьяне (отток молодежи из села – демографический фактор, с которым невозможно не считаться) рассказывают о том, что мораторий связывает их по рукам и ногам, не позволяя распорядиться собственностью, чтобы «помочь внукам».

Команда EasyBusiness впервые презентовала исследование, в котором проанализирован опыт аграрной реформы в 60 странах мира, разбитых на 8 региональных групп. Как и предсказывает теория, чем меньше ограничений, тем выше стоимость земли, тем больший выбор у собственников – продать, сдать в аренду по рыночной цене, заложить под кредит для развития бизнеса…

В случае отмены моратория средняя стоимость гектара сельскохозяйственной земли в Украине уже в 2017 году составит около $1120 за гектар, и если будет выбран путь максимальной либерализации, к 2025 году цена может достигнуть $5000, констатирует основатель Easy Business Дэн Пасько. Владельцы земельных паев за восемь лет смогут заработать на их продаже до $25 млрд, и до $15 млрд – на их аренде. Впрочем, для Пасько эти аргументы носят скорей вспомогательный характер. Главное – восстановить права собственности миллионов украинцев.

Член Высшей рады юстиции Анатолий Мирошниченко добавляет в эту картину правовой глубины. Тем, кто угрожает «правовым вакуумом» в случае снятия моратория, Мирошниченко отвечает иронической улыбкой: «Наш Гражданский кодекс прекрасно справляется с оборотом несельскохозяйственных земель и оборотом сельскохозяйственных земель, на которые не распространяется мораторий. Никаких пробелов я не вижу. У нас нет закона о рынке квартир, о рынке несельскохозяйственных земель, и никаких неудобств из-за этого мы не испытываем».

Мирошниченко, правда, не верит в наличие политической воли у украинского истеблишмента. Самый короткий путь к восстановлению конституционных прав граждан пролегает, по его мнению, через Страсбург, где находится Европейский суд по правам человека. Заявления украинских землевладельцев уже подготовлены, и «рано или поздно», констатирует правовед, «Запад нам поможет».

Почему украинские политики так боятся земельного вопроса? Ответ дает теория коллективных действий: узкая группа интересов, получающая выгоду от статус кво (вице-президент Ассоциации «Земельный союз Украины» Андрей Мартин оценивает численность бенефициаров крупного агробизнеса в 300 человек), сплочена, в отличие от фактически субсидирующих эту группу миллионов крестьян. 

«Идеальный арендодатель сегодня для крупного агробизнеса – забитая бабушка, – говорит Мартин, – которой уже за 70, которая подпишет вам любой договор аренды, в том числе пустой и незаполненный, и которая не будет смотреть, что вы делаете с той землей…»

Так что же делать? Требования полной свободы рынка земли, безусловно, оправданы, но скорей всего, придется искать компромиссную формулу. Денис Низалов из Киевской школы экономики полагает, что запуск рынка можно отдать на уровень районных советов: стоит одному из них принять решение о снятии ограничений, как это вызовет эффект домино по всей стране.

Кстати говоря, земельная реформа в Грузии, которую провел Бендукидзе, была одной из самых сложных в его карьере. В ее процессе реформатор применил тактику “разделяй и властвуй”, перетянув на свою сторону одни группы интересов и изолировав другие. Вот как описывал он свои действия в книге Ларисы Бураковой “Чому Грузїї вдалося”: “Під час цієї реформи... треба було діяти всіма можливими методами: створювалася коаліція політично або меркантильно зацікавлених людей, шляхом поступок нейтралізованих супротивників”.

Под занавес дискуссии я спросил участников панели, кто из них верит, что мораторий удастся снять уже в этом году. Пятеро из восьми подняли руки.

«А кто из вас готов работать над тем, чтобы реализовался именно этот сценарий?» - уточнил я.

Поднялось восемь рук.

Что ж, неплохо: контуры прореформаторской коалиции уже просматриваются. Осталось заинтересовать одних противников реформы и нейтрализовать других.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.