19 августа 2017, суббота

Я был в шоке от убеждений украинцев

комментировать
Украина оказалась намного более развитой, чем я себе представлял

Впервые я приехал в Украину в 1997 году. Я работал в British Council — культурном представительстве Великобритании. Тогда я ничего не знал об Украине и выбирал не столько Украину, а работу на правительство Великобритании.

Попав сюда, я был искренне удивлен. Украина оказалась намного более развитой, чем я себе представлял. Мнение о постсоветских странах в Евросоюзе тогда было крайне негативным. Мое воображение рисовало бабушек, просящих милостыню на улицах, уродливую архитектуру, бедность и криминал. Реальность оказалась совершенно другой. Несмотря на все проблемы, люди, которых я увидел здесь, были европейцами. Мода, музыка, литература — все было вполне европейским.

С тех пор Украина шагнула далеко вперед. Некоторые перемены можно увидеть физически — появились новые магазины, рестораны, отели, ночная жизнь. Но главное изменение для меня — формирование национальной идентичности.

Первый год я жил во Львове. Патриотизм там был на том же уровне, что и в любой другой европейской стране. Переехав в Киев, я пришел в шок от убеждений местного населения, будто во Львове живут националисты и экстремисты. Люди тогда считали, что они такие же, как россияне, тосковали по Советскому Союзу. Сейчас все изменилось кардинально: Одесса и Киев — в основном все еще русскоязычные города, но у их жителей уже нет проблем с национальной идентификацией.

Одесса и Киев — в основном все еще русскоязычные города, но у их жителей уже нет проблем с национальной идентификацией

Именно Киев стал локомотивом оранжевой революции, как и локомотивом Евромайдана. Если бы не украинская столица, эти протесты не имели бы успеха. Во время Майдана, когда стало известно о первых убийствах, я шел по Крещатику и был поражен: все бежали на Майдан, хотя логично было бы допустить, что люди после таких событий начнут разбегаться кто куда. В 1997–98 годах такое вряд ли было возможно.

В целом я очень оптимистичен — даже более оптимистичен, чем большинство украинцев. Есть огромные изменения: речь не только о национальной идентификации. Я вижу критическую массу людей, которые вовлечены в развитие страны. Раньше этого не было.

При этом украинцы слишком пессимистичны. Разумеется, у них есть на это причины. Но мне не нравится тенденция видеть во всем негатив и чуть что кричать "зрада!".

Материал опубликован в журнале «Новое Время» за 19 августа 2016 года в рамках проекта «25 лет спустя». Републикация полной версии текста запрещена

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.