11 декабря 2017, понедельник

Премьер Британии бросает вызов слабой Европе

комментировать
Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон озвучил условия, при которых его страна останется в составе Европейского Союза

Это хорошие новости. Все знают, что на самом деле Кэмерон не хочет, чтобы Британия выходила из ЕС.

В ходе выступления в аналитическом центре по международным отношениям Chatham House Кэмерон назвал четыре пункта, которые станут главной темой его переговоров с президентом Европейского совета Дональдом Туском.

Речь идет о защите единого рынка для Великобритании и других стран за пределами еврозоны; включении конкурентоспособности в ДНК всего Европейского Союза; освобождении Великобритании от «более тесного союза»; укрепления национальных парламентов через «юридически обязательные и необратимые изменения» и праве свободного передвижения, включая строгие условия миграции внутри и за пределами ЕС.

Понятно, почему Кэмерон хочет «справедливости» между странами, которые находятся внутри еврозоны, и за её пределами (как Великобритания). Он боится, что из-за этого его страна со временем отойдет на второй план. Он хочет, чтобы голоса всех членов ЕС были равны. Он хочет быть уверен в том, что невходящие в зону евро страны никогда не будут «нести расходы по операциям лишь потому, что официальной валютой является евро».

Союз был построен для того, чтобы сшить Европу воедино

Всё это хорошо. Однако снова поднимается вопрос солидарности – слова, которое, как уже поняла Германия, мало что значит, когда дело доходит до вопросов решения кризиса беженцев. Что если рухнет банковская система одного из членов ЕС, который не входит в еврозону? Эта страна будет обращаться за поддержкой к Международному валютному фонду, а ЕС спокойно закроет глаза на последствия, которые это спровоцирует для других стран Союза?

Страны ЕС, не входящие в зону евро, как Польша, могут только поприветствовать подобное требование Британии. Однако наиболее важные члены Евросоюза, как Франция и Германия, не хотят связывать себе этим руки, ведь они планируют двигаться в сторону двухуровневой Европы (первый уровень - быстро интегрирующаяся еврозона, второй - все остальные) – то, что давно было на уме у Германии, и чего так боится Британия.

Более того, негативные последствия кризиса еврозоны далеки от завершения. Нерешенным остается вопрос, хочет ли ЕС иметь бюджетный союз и другие формы более тесной экономической интеграции.

И тут Кэмерон столкнется с активным противостоянием со стороны его коллег по ЕС. Ведь более тесный союз всегда был одной из долгосрочных целей ЕС. Для отцов-основателей Евросоюза и его ярых сторонников, идея союза без более тесной интеграции была и остается противоречием в терминах.

Несколько стран-членов ЕС хотят защитить этот политический и философский принцип, направлявший развитие Союза в течение последних 50 лет. Четыре принципа ЕС о свободном передвижении товаров, капитала, услуг и граждан были частью этой интеграции. Кроме того, вера в то, что на этом Союз не остановится.

Тем не менее, приверженность дальнейшей интеграции ослабилась. Евроскептики и популистские партии все чаще призывают защищать и укреплять суверенные права своих стран против того, что они называют посягательством на независимость и отсутствие демократической легитимности.

Кэмерон прав, выступая за большую демократическую легитимность институтов ЕС. Однако категорическое отрицание более тесного союза закрывает двери на пути ЕС к безопасности и превращению в настоящего внешнего игрока. Даже Кэмерон признал, что «членство в Европейском Союзе… касается нашей национальной и экономической безопасности».

Настойчивое противостояние Британии дальнейшей интеграции между членами ЕС открывает фундаментальное отличие между островным Королевством и большей частью континентальной Европы. Британия воспринимает ЕС с практической точки зрения, а не с эмоциональной. «Голова, а не сердце. Я знаю, что некоторые европейские партнеры разочаруются подобным открытием о Британии. Но это именно то, кем мы являемся», - говорит Кэмерон.

И это трудно переоценить. ЕС зарождался на основе эмоциональной потребности в защите мира в разрушенной поствоенной Европе.

Сами основы ЕС зиждились на весьма эмоциональном пути к сближению между Францией и Германией, дабы предотвратить будущие войны. Союз был построен для того, чтобы сшить Европу воедино.

Каждое расширение ЕС от принятия Испании, Португалии и Греции до расширения на восток в сторону Центральной Европы и стран Балтии было подкреплено этой эмоциональной приверженностью, стремлением присоединиться к Евросоюзу, поскольку он представлял объединенную, безопасную и защищенную Европу. Предполагалось также, что со временем расширение ЕС приведет к большей интеграции.

Но Британия считает по-другому: расширение ЕС ослабит стремление к дальнейшей интеграции.

Эмоциональной привязанности к ЕС недостаточно, чтобы Союз справился с глобализацией, миграционным кризисом и кризисом беженцев, которые уже поставили крест на каком-либо понятии солидарности между государствами-членами ЕС.

Эти кризисы угрожают основным принципам Евросоюза, его способности справляться с проблемами.

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Джуди Демпси на Сarnegie Еurope. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.