27 июня 2017, вторник

Сможет ли НБУ спасти банковскую систему от краха

комментировать
Процесс «чистки» банковского рынка, который Нацбанк проводит по непонятным ни для банкиров, ни для населения критериям, грозит опасными последствиями

Одной из «обязанностей» граждан СССР являлось изучение трудов Ленина. Среди изучаемых работ была и «Лучше меньше, да лучше». Фраза эта оказалась столь многозначительной, что из простого заглавия превратилась в крылатое выражение.

Именно оно вспомнилось после того, когда на днях прочитал о решении НБУ ликвидировать еще три банка – «Порто-Франко», «Аксиома» и «Демарк». Прибавим к этому очередные три банка («ПроФинБанк», «Укркоопспiлка», «Имексбанк»), признанные неплатежеспособными в конце января. Таким образом, за весь прошлый год и начало текущего года с банковского рынка Украины выведено 36 финучреждений, в 22 из них начата процедура ликвидации. 

Столь высокий темп вывода банков с рынка выглядит откровенно пугающим. Не потому, что нашу банковскую систему не нужно «чистить» – с этим НБУ даже опоздал: ведущие мировые державы начали данный процесс у себя сразу же после глобального кризиса 2008-2009 года. Все дело в принципах и подходах, которые, на мой взгляд, в НБУ попросту отсутствуют. Есть лишь твердая убежденность, что «больше 100 банков с экономической точки зрения Украине не нужно» (мнение первого зампреда Нацбанка), и в соответствии с ней финучреждения, не попавшие в «золотую сотню», выводятся с рынка, что, как показывает практика, почти автоматически означает их последующую ликвидацию. Без каких-либо  понятных и единых для всех критериев принятия такого решения.

Например, 20 ноября 2014 года НБУ признал неплатежеспособным «VAB Банк». Перед этим, в марте-октябре, лишь по кредитам на срок свыше 30-ти календарных дней это финучреждение получило почти 5,5 млрд гривен рефинансирования. В тот же день неплатежеспособным был признан и City Commerce Bank, но он, в отличие от «VAB Банка», не получил ни гривны кредитов от НБУ, хотя первую заявку на получение рефинансирования руководство City Commerce Bank подало в апреле, столкнувшись с массовым оттоком средств вкладчиков. На тот момент, по оценкам самого финучреждения, для восстановления нормальной работы ему требовалось около 300 млн грн. На фоне общего объема рефинансирования, щедро выделяемого Нацбанком, не так уж много.

За прошлый год и начало текущего года с банковского рынка Украины выведено 36 финучреждений, в 22 из них начата процедура ликвидации

Похожая ситуация с «БГ Банком» («Банк Первый») и «Всеукраинским Банком Развития», признанными неплатежеспособными 28 ноября 2014 года. В конце июля НБУ запретил «БГ Банку» привлекать депозиты. Тем не менее, по кредитам свыше 30-ти дней «БГ Банк» получил от Нацбанка почти 335 млн. грн. рефинансирования. Где логика? Во «Всеукраинском Банке Развития» на момент введения временной администрации были, по оценкам банкиров и экспертов, достаточная ликвидность и хорошее качество активов. Это же подтвердило Украинское кредитно-рейтинговое агентство: «По состоянию на 31 октября 2014 года финансовые показатели банка были на приемлемом уровне, обязательные экономические нормативы выполнялись». Но принадлежало финучреждение А.Януковичу, что, наверное, определило его дальнейшую судьбу.

Примеров, когда одним банкам достается кнут от НБУ, а другим – пряник, можно привести немало. Аналогичный бессистемный подход регулятора наблюдается и в отношении финучреждений, осуществляющим отмывание и обналичивание денег. По данным НБУ, из 33-х банков, выведенных с рынка в 2014 году, этой незаконной деятельностью занималось 7. В то же время, достаточное количество подобных финучреждений продолжают спокойно работать до сих пор, причем у некоторых «трудовой стаж» приближается уже к десяти годам.

Процесс «чистки» отечественного банковского рынка, который НБУ проводит по непонятным ни для банкиров, ни для населения принципам и критериям, грозит опасными последствиями. Выделю три основных. Первое – монополизация рынка вследствие резкого сокращения числа финучреждений и последующей концентрации клиентов в небольшом количестве оставшихся банков. Преимущественно - системных и крупнейших, поддерживать и, при необходимости, спасать которые НБУ будет вынужден априори. По принципу – «too big to fail».

Но утверждение «большие банки – самые надежные банки» нельзя считать аксиомой, что наглядно доказал глобальный кризис 2008-2009 годов. Зародился он как раз в банке-гиганте Lehman Brothers, после банкротства которого выяснилось, что на Lehman Brothers было «завязано» столько участников финансового рынка, столько сделок, что его банкротство вызвало эффект домино. Да, деятельность крупных украинских банков имеет ряд кардинальных отличий от деятельности их американских и европейских коллег. Тем не менее, последствия банкротства финучреждений–гигантов (если такое случится) могут быть столь же тяжелы. Главным образом – для их рядовых вкладчиков.

В рыночной экономике высокая степень банковской конкуренция никогда никому не мешала. Наоборот, борьба за клиента приводит к снижению тарифов и процентных ставок по кредитам, росту качества предоставляемых услуг, появлению новых банковских продуктов. При отсутствии конкуренции стимулы для совершенствования пропадают. Действительно, зачем особо стараться, если клиенты и так придут – выбора-то у них нет.

Налицо явное противоречие не только принципам построения конкурентной экономики, но и курсу на поддержку малого и среднего бизнеса. Его проблемы и нужды лучше всего понимают небольшие и средние банки, особенно, когда речь идет о менее промышленно развитых западных регионах страны. К тому же, у таких финучреждений активы и пассивы, как правило, достаточно сбалансированы и степень надежности таких банков сравнительно высока.

Второй момент – выплаты пострадавшим вкладчикам выведенных с рынка банков. Они осуществляются за счет Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ). Учитывая темпы выведения банков с рынка, объемы выплат приобретают колоссальные размеры, а денег для этого у ФГВФЛ нет. В 2014 году специально для Фонда: Кабмин выпустил ОВГЗ на 3,8 млрд грн, Минфин выделил 7,5 млрд грн, НБУ выдал кредитов на общую сумму 20,15 млрд, из которых 9,95 млрд – в декабре. На 1 февраля 2015 года объем финансовых ресурсов ФГВФЛ составлял чуть больше 16,8 млрд грн. Достаточная сумма? Отнюдь, поскольку 2-3 февраля было принято решение о начале выплат вкладчикам еще 5-ти неплатежеспособных банков. Общая сумма по ним превышает 15,8 млрд грн.

Не открою тайну, если скажу, что Фонд начал активно оспаривать в судах депозитные договора выведенных с рынка банков. Судебные процессы начались еще в декабре прошлого года, с января же нынешнего их количество стало стремительно увеличиваться. Тяжбы идут с клиентами «VAB Банка», «Терра Банка», CityCommerceBank, «Актив Банка», «Реал Банка», «Старокиевского банка», банка «Украинский финансовый мир» и других финучреждений. Чаще всего юристы ФГВФЛ пытаются доказать, что неплатежеспособному банку был нанесен материальный ущерб, поскольку вкладчик якобы применил схему вывода денег. Также они пытаются найти любые, даже самые незначительные ошибки в юридическом оформлении депозитных договоров, на этом основании оспорить их и не заплатить компенсацию. Как видим, делается все, чтобы не возвращать людям гарантированные законом деньги. Что косвенно свидетельствует в пользу версии о серьезном дефиците средств в ФГВФЛ.

Безусловно, власти сделают все для финансовой поддержки Фонда, поскольку это, в большей мере, политический аспект. Но и ОВГЗ, и кредиты НБУ – дополнительные эмиссионные (проще говоря, напечатанные) гривны. Ничего хорошего украинской экономике они не принесут. Кроме того, получившие эти деньги вкладчики обанкротившихся банков вряд ли понесут их в другие финучреждения, чтобы снова положить на депозит. Наученные своим горьким опытом, они, скорее, предпочтут вложить их в иностранную валюту, тем самым, еще больше увеличив на нее спрос, следствием чего станет рост валютного курса. Отдельно стоит отметить, что поддержка ФГВФЛ осуществляется, в том числе, за счет средств госбюджета, то есть за счет всех граждан Украины. Испытывая сочувствие к пострадавшим вкладчикам, все же не удержусь от вопроса – насколько справедливо спасать их за счет тех, кто не был клиентом обанкротившихся банков?

Третий момент, вытекающий из предыдущего, – формирование у наших граждан иждивенческой психологии. Будучи уверенным в том, что государство рано или поздно вернет средства, размещенные в неблагонадежных банках (главное - чтобы вклад не превышал гарантированной суммы возмещения), будут ли граждане уделять внимание вопросам надежности, финансовым показателям тех финучреждений, в которых планируют размещать средства? Вместо стимулирования повышения финансовой грамотности населения и повышения ответственности граждан за собственные решения, лишь укрепляется патерналистская модель государства, чего Украина объективно не может себе позволить ни сейчас, ни в обозримом будущем.   

В упомянутой работе вождя мирового пролетариата есть такие слова: «Надо вовремя взяться за ум. Надо задуматься над проверкой тех шагов, которые мы ежечасно провозглашаем, ежеминутно делаем и потом ежесекундно доказываем их непрочность, несолидность и непонятость». На мой взгляд, они удачно характеризуют нынешнюю деятельность НБУ по «чистке» отечественной банковской системе, когда во главу угла ставится не качество, а количество. В данном случае «меньше» отнюдь не означает «лучше».

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.