25 марта 2017, суббота

Как не допустить инфляции в Украине

комментировать
Абсолютно выигрышных решений в плане методов монетарной политики не существует. Вопрос в пропорциях последствий будущих решений

В этой колонке я намерен затронуть тему, которая уже много лет является предметом ожесточенных интеллектуальных дискуссий — поговорить о некоторых важных аспектах монетарной политики, их влиянии на ценовую динамику и экономический рост.

В основе современной физики лежит познавательная программа, называемая редукционизмом, которая движима убежденностью в том, что весь материальный мир, во всей своей полноте, может быть описан теорией, небольшое число аксиом которой позволяет точно и конкретно ответить на любой практический вопрос. Однако методики, применимые для исследования природных явлений материального мира, не всегда в полной мере пригодны для оценок и прогнозирования явлений социально-экономического характера. Поэтому предлагаю максимально аккуратно относиться к вопросам прогнозирования последствий такого тончайшего инструмента, как монетарная политика.

Пожалуй, одним из наиболее ярких знаков несбывшихся надежд и ожиданий, равно как и одной из неоднозначных особенностей подъема экономики, бывает поведение процентных ставок. И этот вопрос активно обсуждается у нас — в плоскости зависимости экономического роста от уровня процентных ставок.

Обычно процентные ставки растут во время экономического подъема. Но интересно углубиться в детали и посмотреть на хронологическую взаимосвязь переломных точек в динамике процентных ставок и экономического цикла. Приведу несколько ярких исторических примеров из практики США.

Инфляция продолжала свирепствовать в странах, которые усердно проводили политику «дешевых денег»

Если посмотреть на циклы от 1857 года и до начала Второй мировой войны в 1939 году, рыночные процентные ставки зачастую снижались буквально через пару месяцев после того, как деловая активность миновала свой пик и начинала спадать. А после окончания Второй мировой войны почти полтора десятка лет поворотные точки процентных ставок в Штатах совпадали с поворотными точками циклов деловой активности. Например, во время экономического подъема в 1958-1960 годах, процентные ставки в США, после повышения с середины 1958 до конца 1959 года до уровней, на котором ставки не были с 1930 года, начали резко снижаться с первых дней 1960 года. И это произошло буквально за 4 месяца до того, как экономический рост в США достиг своего пика в этом цикле в мае 1960 года. Любопытно, что до этого в экономической истории Штатов не встречалось другого подобного периода подъема. 

Но исследователи этой взаимосвязи полагают, что поведение процентных ставок в указанных случаях не было реакцией на монетарную политику ФРС США. Дело в том, что превалирующим фактором было снижение спроса на кредитные средства. И как раз это оказывало влияние на действия ФРС — политика Федрезерва в этот период была более жесткой, чем ожидалось: в отличие от периода 1956-1957 годов, когда повышение учетной ставки ФРС отставало от роста рыночных ставок, пиковый уровень учетной ставки, достигнутый в 1959 году, сохранялся на протяжении 6 месяцев после начала снижения рыночных ставок, делая предпринятые Федрезервов мероприятия еще более жесткими, чем планировалось. Думаю, это повод задуматься о том, что реакция рыночных процентных ставок в Украине на снижение учетной ставки НБУ на практике может несколько отличаться от того, какой она должна быть согласно теоретическим выкладкам.

Кстати, результатом диспропорциональной динамики ставки ФРС и рыночных ставок было уменьшение объема денежной массы на 1,1% за 9 месяцев (довольно серьезное по меркам США), наступившее вопреки намерениям ФРС воспрепятствовать этому. Вряд ли это не внесло свою лепту в то, что с середины 1960 года деловая активность в США начала падать. Примечательно, что попытка ФРС изменить направление динамики процентной ставки и объема денежной массы, как стало понятно позже, была предпринята рановато. Специалисты отмечают некоторую схожесть с событиями, происходившими в экономике и монетарной политике США в 1953 году. Схожесть в том, что оба раза упреждающее изменение политики ФРС отображало осознание большей степени напряженности, чем намеревалась получить ФРС в результате своих действий.

Начиная с последних лет Второй мировой войны в США и некоторых других наиболее экономически развитых странах того времени на протяжении определенного периода доминировала точка зрения об относительно невысокой значимости роли монетарной политики. В результате преодоления Великой депрессии заслуженно и обоснованно широкое распространение получила точка зрения о безусловной действенности кейнсианских методов воздействия на экономику. Сторонниками этой точки зрения, с полным на то основанием, стали как многие представители академической экономической мысли, так и многие экономисты-практики. Даже произошел небольшой перегиб - опыт экономической политики, осуществляемый начиная с середины 1930-х годов, одной из составляющих которой было успешное подавление некоторых проявлений накопления чрезмерных денежных остатков, утвердил мнение о том, что «деньги не имеют большого значения», а объем денежной массы пассивно адаптируется к экономическим изменениям.

Исходя из этого, на протяжении некоторого времени считалось, что основной проблемой является предотвращение дефляции и депрессии, а не инфляции. Поэтому осуществлявшаяся аккумуляция ликвидности рассматривалась как мера, обеспечивавшая желанный источник восстановления покупательной способности. А единственная роль, отводившаяся монетарной политике в те времена в США и в большинстве наиболее экономически крупных государств Запада, сводилась к поддержке процентных ставок на низком уровне. Считалось, что низкий уровень процентных ставок приведет к устранению барьеров для инвестиций, следствием чего станет обязательный экономический рост. И во всем западном мире это привело к политике, сосредоточенной на низких процентных ставках, известной как «политика дешевых денег».

Однако действительность далеко не в полной мере оправдала ожидания. Инфляция терзала одну страну за другой. И под давлением инфляции изменялись как доминирующая политика, так и основанные на ней методы воздействия на экономику. Инфляция продолжала свирепствовать в странах, которые усердно проводили политику «дешевых денег». Но после того, как некоторые государства - Италия в 1947 году и Германия в 1948 году - отказались от такой политики, они добились успеха в сдерживании роста цен. После этого в западном мире стали придавать более серьезное значение антиинфляционной политике, а привлекательность политики «дешевых денег» стала несколько ниже.

Эта тенденция еще больше усилилась в результате развития экономического мышления, которое вызвало осторожное сомнение относительно отдельных наиболее радикальных выводов, сделанных некоторыми экономистами из кейнсианского анализа. В США возобновился интерес к монетарной политике, который, по своеобразной иронии, сначала стимулировался неспособностью рецессии 1948-1949 годов трансформироваться в серьезный спад. А потом этот интерес получил ощутимый стимул вследствие бессилия ФРС в плане принятия эффективных мер для сдерживания инфляции. А ставшее возможным в середине 1950-х годов в результате осторожного применения методов монетарной политики существенное замедление темпов роста цен в США повысило важность монетарной политики и придало ей серьезную роль в долгосрочной перспективе.   

Возвращаюсь к нашей текущей ситуации. Являясь сторонником неокейнсианских методов воздействия на экономику, я разделяю стремление тех специалистов, которые считают целесообразной трансформацию монетарной политики в направлении содействия экономическому росту. Понимаю, что нынешний уровень процентных ставок отнюдь не способствует выходу экономической динамики на восходящий тренд. Четко осознаю, что при таком уровне процентных ставок украинским предприятиям крайне сложно конкурировать не только на внешнем, но и на внутреннем рынке с иностранными производителями.

Однако при этом понимаю и то, что в нынешнем сложном мире не раз фиксировались случаи, когда опережающие индикаторы превращались в запаздывающие, не раз следствием обратной связи были последствия, которые невозможно было предсказать. Как и ситуации, при которых результаты экспериментов, которые, согласно ожиданиям, должны были подтвердить проверяемую гипотезу, неожиданно опровергали ее, причем категорически. Подобных примеров немало в науке. Вспомним, как американские ученые Альберт Майкельсон и Генри Морли в 1887 году решили провести эксперимент, призванный раз и навсегда доказать, что светоносный эфир реально существует, что он наполняет Вселенную и служит средой, в которой распространяются свет и прочие электромагнитные волны (в чем были безоговорочно уверены почти все ученые того времени). Результат эксперимента был ошеломляющим и опровергающим мнение подавляющего большинства ведущих физиков — было доказано, что никакого эфира не существует.

К чему я веду? К тому, что в условиях достижения определенных успехов по обузданию инфляции, которые стали возможны в том числе и благодаря политике инфляционного таргетирования, нам стоит максимально тщательно взвешивать возможные меры в плане задействования факторов, которые могут привести к возврату ценовой динамики в восходящее русло.

Опыт Майкельсона—Морли окончательно показал, что «абсолютной системы отсчета» в природе не существует. Думаю, что и абсолютно выигрышных решений в плане методов монетарной политики, которую сейчас стоит применять у нас, тоже не существует. Вопрос в пропорциях последствий будущих решений. Поэтому качественная дискуссия, предваряющая принятие решений, необходима.   

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.