11 декабря 2017, понедельник

Как экономика зависит от поведения человека

комментировать
Решения в экономике принимают обычные люди ­— с эмоциями, пороками и недостатками

9 октября было объявлено, что премию банка Швеции по экономике памяти Альфреда Нобеля получил известный американский экономист Ричард Талер, являющийся одним из ведущих мировых специалистов в области поведенческой экономики. В последнее время награждение этой премией экономистов-бихевиористов происходит все чаще. Такие лауреаты, как Джордж Акерлоф (в 2001 году), Даниэл Канеман (в 2002 году), Томас Шеллинг (в 2005 году), Роберт Шиллер (2013 год) принадлежат к числу «поведенческих экономистов».

Как видим, внимание к поведенческой экономике в академической среде весьма высоко, что полностью объяснимо. Возьмем свежеиспеченного Нобелевского лауреата. Талер исследовал последствия «ограниченной рациональности, социальных предпочтений и недостатка самоконтроля». В Нобелевском комитете пояснили свой выбор в пользу Ричарда Талера следующим образом: «Он показал, как эти человеческие черты систематически влияют на принятие решений людьми, а также на рыночные результаты». Кто, кроме наиболее догматичных либертарианцев, поспорит с таким утверждением? Думаю, никто.

Пожалуй, основоположником концепции ограниченной рациональности является другой Нобелевский лауреат Герберт Саймон (он получил премию в 1978 году). Эта концепция впервые появилась в его книге «Модели человека» в 1957 году. С того момента и до сих пор она является одной из важнейших для экономической теории и практики. Концепция ограниченной рациональности базируется на следующих положениях.

  1. Решения, которые принимаются в бизнесе, могут иметь только ограниченную рациональность, потому у экономических агентов нет достаточных когнитивных ресурсов для полной обработки имеющейся информации и расчета всех возможных вариантов выбора.
  2. Экономические субъекты на самом деле стремятся не максимизировать прибыль, а стараются достичь некого варианта решения, который обеспечит приемлемый для них результат (который вовсе не является максимально возможным).
  3. Так как индивидам чаще всего приходится искать ответы сразу на несколько вопросов, объективно сокращается внимание, которое уделяется отдельным из них. В силу этого многие решения принимаются либо на основании интуитивных выводов, либо на основе шаблонов, ранее заложенных в поведение индивида.

Если мы подходим к экономике как к научной дисциплине и, одновременно с этим, как к сфере активной деятельности человека, то мы должны стремиться обеспечить системность знаний. Было бы большой ошибкой игнорировать достижения других научных дисциплин, например, таких, как культурология, психология, социология, медицина при систематизации уже имеющихся и синтезе новых знаний в экономике.

Одни школы реально смотрят на человека, другие — питаются иллюзиями

В известной мере подобную оплошность допускают представителям такой уважаемой в широких кругах экономической школы, как либертарианство, которая в значительной мере «вычеркивает» роль человека с его социокультурными особенностями и неполнотой знаний, оценочными суждениями и заблуждениями, эмоциями и переживаниями, нравственными установками и религиозными традициями. Homo economicus или «человек экономический», как его описывают либертарианцы, представляет собой едва ли не смесь человека и робота, снабженного сверхмощным компьютером, способным быстро принимать единственно верные решения на базе нахождения экономического оптимума. Доводилось ли вам хотя бы раз встречать такого homo economicus? Мне тоже не доводилось.

Еще в XVIII веке знаменитый французский мыслитель Жозеф де Местр писал своему оппоненту: «Вы желаете равенства между людьми потому, что вы ошибочно считаете их одинаковыми, вы толкуете о правах человека, пишете общечеловеческие конституции; по вашему мнению различий между людьми нет; путем умозаключения вы пришли к отвлеченному понятию о человеке и все приурочиваете к этой фикции. Это крайне ошибочный и неточный прием. Выдуманного вами «общечеловека» нигде на свете не увидишь, ибо его в природе не существует».

Почему многочисленные поклонники либертарианства игнорируют это? Предположу, что подсознательным мотивом является желание сузить вариативность, чтобы несколько упростить процесс своих теоретических изысканий. Ведь куда проще при помощи компьютерной модели рассчитать оптимальный момент, например, для покупки индивидом некого актива и заявить, что «человек рациональный», являясь высшей субстанцией математизации и информатизации, способен такой выбор сделать и поступить в соответствии с мгновенно и безошибочно проведенным расчетом. Я готов поверить в то, что подобная философия годится для компьютера, однако убежден, что она не работает, если ее применять к поведению человека, который принимает решения в сложных, динамично меняющихся условиях, включающих значительную степень неопределенности, и предъявляющих жесткие требования к его вниманию. 

Почти три десятилетия назад Даниел Канеман и Амос Тверски опубликовали экономическую «теорию перспектив». В ней был подвергнута обоснованному сомнению сама возможность рационального поведения субъектов при принятии решений в экономике. А Ричард Талер, Нобелевский лауреат этого года, впоследствии разделил подходы разных экономических школ в отношении экономических субъектов. Он пришел к выводу, что одни школы реалистично смотрят на человека в экономике, в то время как другие питаются иллюзиями. Первые экономические школы в своих теориях оперируют субъектами ­– «гуманами», вторые ­– «эконами». «Эконы» – абстрактные люди из экономических теорий, которых нет в реальном мире, а «гуманы» ­–  обычные люди, с пороками и недостатками, с эмоциями и заблуждениями. Именно «гуманы» в действительности и принимают решения в экономике. Именно такое поведение органично присуще человеческой природе.

Давайте бросим короткий взгляд на международную политику ­–  война США в Ираке. Ее идеологическое обоснование, подготовленное американскими неоконсерваторами, состояло в том, что якобы достаточно будет освободить жителей Ирака от Саддама Хусейна и те на демократических выборах приведут к власти светских демократов. Очень неловко за такую ошибку представителей авторитетного идеологического течения. По сути они уравняли социокультурные особенности иранца-шиита и англосакса. Последствия чего США (и весь мир) расхлебывают до сих пор. Вот и сторонники экономического либертарианства почему-то уверены, что достаточно максимально снизить роль государства в экономических процессах, и макроэкономические показатели страны рванут ввысь. Но этого недостаточно, что и демонстрирует украинский опыт — два с половиной десятилетия мы двигались в направлении дерегуляции и приватизации. Разве мы добились позитивного результата? Почему четверть века в Украине игнорировали тот факт, что социокультурные способности славян не располагают к внедрению рецептов, которые порой работают в странах эндогенного капитализма, но и там работают в сочетании с проактивной ролью державы? Может быть, в том числе и потому, что до недавних пор не считали важным обращать внимание на поведенческую экономику. 

Нобелевский лауреат 2017 года Талер известен как автор концепции «ментального учета», которая пытается объяснить мысли людей в момент принятия экономических решений. Эта концепция объясняет отсутствие пенсионных сбережений и медицинских страховок, но при этом активные потребительские расходы, недостаточным самоконтролем индивидов. Разве это не похоже на ситуацию, складывающуюся в нашей стране? Думаю, что в Украине концепция «ментального учета» должна быть обязательным предметом для изучения на экономических факультетах ВУЗов.

В этом же плане интересен и великий экономист XX века Джон Мейнард Кейнс, который уделял внимание вопросу, какую долю своего дохода граждане будут расходовать, а какую ­– сберегать. При этом он абсолютно справедливо был уверен в том, что на процесс и результат выбора влияют как объективные, так и субъективные психологические факторы людей. К последним он относил такие качества людей, как предусмотрительность, бережливость, осторожность, скупость, гордость, расчетливость. Совершенно очевидно, что эти качества не могут быть проигнорированы. Наоборот они подлежат тщательному изучению.

Гэри Беккер, еще один лауреат Нобелевской премии по экономике (получил ее в 1992 году) однажды так пошутил насчет рациональности homo economicus – «он будет ночью читать в постели только при условии, если ценность чтения (с его точки зрения) превышает ценность недосыпания его супруги». Сложно высказаться с большей иронией. Экономисты не должны игнорировать тот факт, что подавляющее большинство людей по своей природе иррациональны. Ответственные экономисты отдают должное мультидисциплинарности, которая указывает на связь экономики и психологии. Ричард Талер и ранее титулованные Нобелевской премией такие его коллеги, как Канеман, Шиллер, Шеллинг предвосхищают развитие практической экономики. Считаю, что при проведении реформ в Украине мы должны не только учитывать их наработки, но и активно пропагандировать изучение базовых основ поведенческой экономики гражданами нашей страны. 

Новое Время приглашает на лекции наших известных колумнистов Диалоги о будущем. Подробная программа здесь

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.