11 декабря 2016, воскресенье

Brexit – шанс или угроза для Украины?

комментировать
Сейчас многие пишут о результатах британского референдума. Хочу и я дать свою версию происходящего и последствий для нашей страны

Почему результаты британского референдума закономерны, хотя многие в Британии уже заявляют о своем несогласии с ним, и пытаются зарегистрировать законопроект о новом референдуме, надеясь, что его результаты будут другими? А потому, что эти результаты логичны. Большинство комментаторов, и у нас, и за рубежом, обсуждающие референдум, пишут обо всем, только не о том, что на самом деле является истинной причиной такого результата: писать нужно об идущей в мире новой технологической революции, и о том, как она преломилась в общественном сознании британцев.

Почему эта причина так важна и является, по моему убеждению, главной в объяснении результатов референдума? Если мы оглянемся вокруг, то мы увидим, что нас окружает мир, который буквально пронизан технологиями. Но мы настолько привыкли к этому, что не замечаем их. Технологии стали такими же естественными для нас, как те или иные явления природы. Хотя так было далеко не всегда. Еще 200 лет назад проблема темноты, которую мы решаем, включая вечером свет, решалась отнюдь не так просто. 200 лет назад мир был совершенно иным. Качество нашей жизни теперь намного больше отличается от качества жизни людей в начале XIX века. Значительно больше, чем качество жизни людей начала XIX века от жителей, скажем, начала нашей эры. Уровень технологий (кроме такого фактора, как этническая принадлежность) всегда в истории оказывал самое серьезное влияние на ту или иную форму государственного устройства.

Например, известный американский историк и социолог Уильям Макнилл связывает изобретение боевых колесниц с возникновением империй в Египте и Междуречье. Изобретение португальцами каравеллы, начиная с XV века нашей эры позволило им создать свою заморскую империю. По этому пути вслед за ними пошли испанцы, англичане, французы и голландцы. Потребности крупного мануфактурного производства (в рамках первой и второй волн технологических промышленных революций) в создании крупных внутренних рынков привели к образованию в Европе национальных государств - из «пестрого, лоскутного одеяла» европейских феодальных княжеств, которые доминировали в Европе после распада Западной Римской империи (V век нашей эры) вплоть до XIX века (нынешнее крупнейшее государство Европы -Германия была объединена только в 1871 году). То есть, Европа существовала в «разобранном» состоянии почти 1500 лет.

Британский референдум дает нам урок того, что не надо рассчитывать исключительно на внешние силы для наведения порядка у себя 

Теперь новая промышленная технологическая революция делает существование крупных государственных формирований, таких как ЕС (а далее, и национальных государств), совершенно избыточным. И это не случайный процесс, а закономерный. Он просто отображает текущий уровень развития технологий и не зависит, ни от поведения политических элит, ни от желаний народов. Энергетическая революция (возобновляемая энергетика), которая делает регионы Европы все менее зависимыми от централизованных поставок энергии, и возможности, которые предоставляет бурно развивающееся в мире аддитивное производство товаров (промышленная 3D-печать, которая экономит до 90% исходных материалов и энергии), делают возможным и рациональным политическое существование независимых регионов, как бы малы они нам сегодня не казались.

Кроме того, западный капитализм всегда отличала высокая низовая активность населения в том, что касается технологических инноваций. Нынешнее существование государств на Востоке оправдано сейчас, в том числе, и тем, что именно они были главным инициатором промышленных революций - в Японии, Китае, Корее и других промышленно развитых странах Юго-Восточной Азии. Из истории мы знаем, что Европе это было не нужно. Бурное экономическое развитие в малых политических анклавах Фландрии и Северной Италии, в XII-XV веках, было обеспечено в городах (бургах) именно «снизу», без какого бы то ни было участия политических элит того времени, а зачастую и вопреки им (например, вспомните противостояние северо-итальянских городов Ломбардской лиги и императора Фридриха Барбароссы, руководителя «прообраза ЕС того времени» - Священной Римской империи, в XII веке). По мнению британского социолога Джареда Даймонда, именно политическая раздробленность Европы и обеспечила в прошлом технологическое преимущество Запада над остальными регионами мира.

Современное технологическое развитие, его высокая степень непредсказуемости, в развитых странах Запада, нуждается сейчас в таком же «неучастии» государств в промышленных делах, как было тогда (сейчас речь идет о «неучастии» надгосударственных объединений). Но бюрократы из Брюсселя, и крупных национальных государств Запада, не способные к такому толерантному поведению в экономике, по-прежнему стремятся «возглавить» этот экономический процесс. И, в силу этого, из прогрессивной силы, какой они являлись в XIX веке, когда их влияние в экономическом смысле было позитивным, превратились в тормоз европейского экономического развития. Онтологический социальный Запад, в лице Британии после референдума, возвращается, таким образом, к своей «политической матрице» (раздробленности), которая когда-то прекрасно ему послужила. Послужит и сейчас. Современной экономике нужны разнополюсные суждения, и их перекрещивание в виде технологических инноваций. Вряд ли это возможно при современной организации принятия решений в ЕС, но будет возможно в национальных, и будущих субнациональных, политических формированиях.

Таким образом, произошедшее в Британии стало следствием того, что технологические изменения в промышленности просочились в массовое сознание британцев, для которых характерны, как минимум в последние 200 лет, высокие уровни низовой экономической и технологической активности (что и было причиной того что Первая промышленная революция началась именно в Британии, в первой половине XIX века). Теперь можно успешно жить и работать, принимая решения у себя дома, а не по указке наднациональных органов ЕС. Чем и воспользовались британцы. Я допускаю, что на очереди такие же референдумы в Нидерландах, Бельгии (в которой уже давно сложились напряженные отношения между двумя общинами - фламандцами и валлонами), Южном Тироле, Каталонии и других развитых экономически европейских регионах. Как говорил недавно ушедший от нас классик мировой литературы итальянец Умберто Эко, нас ждет «новое Средневековье» в политическом плане (такая же раздробленность политических образований.) Но на этот раз - «технологическое Средневековье».

Грозит ли в этой связи такая раздробленность Украине? На мой взгляд – нет. Украина еще не сравнялась (да сравняется ли с таким темпом экономических реформ?) в степени развитости со странами Западной Европы. А из истории мы знаем - в то время, когда Европа имела самые малые политические регионы мира, в регионах Востока, и в регионах, расположенных относительно близко к Востоку, всегда существовали отсталые в экономическом отношении империи, и политически крупные достаточно однородные этнические формирования. Будет также, я думаю, и в этот раз. Процесс политической деконструкции начнется с Запада, надолго там и остановится, и еще долго «не посетит» нас.

В связи с этим я хотел бы сказать, что британский референдум дает нам урок того, что не надо рассчитывать исключительно на внешние силы для наведения порядка у себя в стране, а надо рассчитывать преимущественно на себя - только наши, родные (а не привнесенные извне) экономические реформы, генерированные изнутри, могут обеспечить нам необходимый уровень жизни.

А нынешний ЕС, скорее всего, будет переформатирован, и в нем останутся только те страны и регионы, которые близки друг другу по истории, национальному менталитету и производственной этике. Мы сейчас не можем сказать, какие это будут страны и регионы, но Украина точно к таким не принадлежит.

Но одно можно сказать с уверенностью - технологический процесс необратим, и именно он, и ничто иное, будет определять формат и состав участников этого нового ЕС. Вполне возможно и вероятно, что будущее технологическое развитие сделает и наличие такого политического и экономического союза совершенно ненужным. В это сейчас с трудом вериться. Но, вспомните, например, когда вы разговариваете по скайпу с другом из Австралии или США, поверили бы вы в такое, скажем, лет 15 назад? 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.