19 октября 2017, четверг

В жизни украинцев слишком много государства

комментировать
Украинцам пора пересмотреть отношения с властью. Ломать систему придется самостоятельно. И первый шаг: забыть фразу “государство меня не обеспечило”

В советских школах воспитывалось чувство глубокой благодарности к государству. Бесплатное образование, бесплатная медицина и гарантированная занятость делали советского человека пожизненным должником. Той страны уже давно нет, но миф о заботящемся государстве успешно передается от поколения к поколению.

События последних лет продемонстрировали, что государство давно не является тем оплотом, который может прокормить и защитить (чего только стоит война на плечах волонтеров и добровольцев). Но в украинском обществе продолжает доминировать понятие о неполноценности человека (гражданина) в отношениях с государством. Пора их пересмотреть.

Мы часто слышим, что существует общественный договор, в котором государство берет на себя обязательства производить блага для общества. Но это современная формулировка. В древние времена модель отношений между государством и обществом была несколько иной. Экономист Маркус Олсон назвал ее теорией “стационарных бандитов”.

Когда‑то давно вооруженные люди условно делились на два вида бандитов. Первые — “блуждающие бандиты” — нападали, грабили и не оставляли своим жертвам ни единого шанса на выживание. Цель была в том, чтобы награбить как можно больше и уйти дальше. Второй вид оказался прогрессивнее. Бандиты грабили, но сохраняли жертвам возможность снова что‑то создавать. Основной расчет был на то, чтобы заниматься грабежом (позднее это назвали сбором податей) как можно дольше. Это и были "стационарные бандиты", со временем легитимировавшие свою деятельность.

Фраза “государство меня не обеспечило” должна уйти в прошлое

В экономическом плане “стационарный бандитизм” был настоящим цивилизационным прорывом. Чтобы понять это, достаточно вспомнить нашу недавнюю историю. Когда в лихие 90‑е одна банда уничтожала всех конкурентов, в город приходили стабильность и процветание и “коммерсы” с удовольствием платили дань за поддержание этой стабильности. Отсюда и берет начало любовь жителей Донбасса к Виктору Януковичу.

Социальная функция государства, о которой мы любим говорить, появилась сравнительно недавно. Толчок к социализму дали идеи социального страхования, распространявшиеся в Европе в XVII веке. Все началось с так называемых вдовьих фондов (widows’ funds), собиравших взнос с мужчин ради пожизненной пенсии в случае смерти кормильца. После появления избирательного права идею социального страхования подхватили политики. Страховые взносы могли платить не все, потому вид “дармовой” соцзащиты приглянулся избирателям. В отличие от частных фондов, у государства больше возможностей мобилизовать страховые взносы (в принудительном порядке), а продвижение этой идеи давало хорошие политические бонусы.

Две мировые войны ускорили распространение социализма. Экономическое восстановление после разрушений позволило политикам думать, что все движется в правильном направлении. Но уже к концу 70‑х стало очевидно: с раздутыми социальными обязательствами пора xто‑то делать. И пошел обратный процесс. Реформы Маргарет Тэтчер и рейганомика стали ответом на этот вызов в развитых странах. Кризис в Греции — продолжение тенденции.

Но почему одни страны до сих пор могут себе позволить большие социальные обязательства (Дания, Швеция), а другие (как Украина) становятся банкротами после всех попыток жить как в Европе? Нобелевский лауреат Дуглас Норт описал такое состояние системой ограниченного доступа.

Все просто: некоторые стационарные бандиты осознали, что равные условия игры для всех — это выгодно. И создали систему открытого доступа, предоставив возможность своим гражданам присоединиться к “золотому миллиарду”. Но были менее сообразительные бандиты, посчитавшие, что основа благосостояния — всевозможные барьеры, позволяющие зарабатывать только своим. Такой уклад общества Дуглас Норт назвал “системой ограниченного доступа”, и в Украине сложилась именно эта система.

Правда, нобелевский лауреат не смог описать, как перейти из точки А в точку Б. У каждой страны был свой путь. Соединенные Штаты сразу формировались в духе свободного предпринимательства. Европа перешла к “открытому доступу” уже после Второй мировой с помощью кредитов США. В Сингапуре это сделал Ли Куан Ю.

Что делать в Украине? Полагаю, наш путь к открытости лежит через пересмотр отношений “гражданин—государство”. В нашей жизни слишком много государства и слишком мало личной ответственности. А должно быть наоборот. Сам чиновник добровольно не откажется от “ограниченного доступа”, поскольку это его власть и его заработок. Ломать систему придется нам. И первые результаты будут видны, как только фраза “государство меня не обеспечило” уйдет в прошлое.

Колонка опубликована в журнале Новое время от 23 октября 2015 года

Републикация полной версии текста запрещена

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.