20 августа 2017, воскресенье

Марш за мир или вторжение

комментировать
Почему украинцы настроены против крестного хода

«Не ходи в центр Киева в среду, – сказала моя девушка вечером в субботу. – У русских будет марш, и они хотят организовать провокации». Заинтересовавшись ее словами, я просмотрел новости и с удивлением обнаружил, что 30 000 российских православных христиан планируют собраться в Киеве 27 июля, посетить храм и провести, как они утверждают, мирную демонстрацию.

Это звучит вполне обычно – то же христиане могли бы сделать в США, в Италии, Германии или Испании – посетить храм, а затем воспользоваться случаем, чтобы выразить протест против войны. Масштабный марш за мир украинских и российских почитателей Иисуса Христа, идущих рука об руку, с крестами, песнями, да еще и привязанный ко Дню памяти (28 июля) – казалось бы, хороший шаг к заживлению ран и примирению.

В идеальном мире или даже глубоко несовершенном, но в принципе достойном мире, это значило бы то, что значило – люди с благими намерениями делают шаг навстречу друг к другу. Можно представить себе лютеран и представителей епископальной церкви, баптистов и конгрегационалистов, улыбающихся и радующихся расширению своей общины. Этот образ, столь знакомый многим американцам и европейцам, в данном случае не уместен. К сожалению, "марш за мир" омрачен двуличием: это пророссийская демонстрация, обозначенная терминами, призванными запутать жителей Запада. Шесть лет назад православные христиане в России начали отмечать крещение князя Владимира, первого киевского князя, обратившегося в христианство. Большинство украинцев никогда не принимали этот российский праздник, рассматривая его как попытку России и ее церкви присвоить историю Украины. По сути, десятки украинцев, с которыми я разговаривал, относятся к нему негативно и испытывают эмоции от беспокойства и страха до гнева.

Этот марш проводят люди, которые поддерживают Россию и ее национальные интересы

В большей части США и Европе, разумеется, вина за насилие возлагается на нападавшего. Здравый смысл (да и законодательство) защищают жертву преступления от последствий случившегося и ответственности. В нашем случае украинцы – жертвы этого марша, а все, кто участвует в «марше за мир» - все равно что хулиганы. Чтобы понять почему, нужно вернуться к кое-каким украинским событиям.

Россия в Украине: история насилия

Украина ведет с Россией масштабную необъявленную войну с марта 2014 года. За это время с каждой из сторон были убиты почти 10 000 человек, 20 000 получили ранения, 1,7 млн были вынуждены покинуть свои дома. На данный момент еще 2,6 млн живут в зоне поражения ракетной артиллерии, которая есть как у украинцев, так и у пророссийских, финансируемых и экипируемых Россией сепаратистов. Мне два года довелось жить под огнем ракетной артиллерии в Афганистане, и могу вас заверить, насколько сложно думать, спать или делать другие приминаемые нами как должное вещи в таких обстоятельствах. Разумеется, с приближением к передовой вариантов становится все больше: легкое оружие, минометы, танки, мины-ловушки, мины, ножи и кастеты.

Война началась, когда Россия отправила 6000 солдат сил специальных операций и ВВС в Крым, провела там (незаконные) местные выборы, а затем объявила о присоединении Крыма. Вскоре после этого Кремль послал свой спецназ и офицеров разведки в Донецк, Луганск, Харьков, Мариуполь, Одессу и другие города Украины, чтобы и там разжечь подобные конфликты.  Целью России, казалось, было создание «Новороссии», в которую вошли бы все русскоязычные и пророссийские жители Восточной Украины, а также сухопутный коридор из России в Крым.

В украинской армии на тот момент было 40 000 плохо обученных и плохо экипированных солдат. Когда Россия аннексировала Крым, у украинских военных было всего пять танков на ходу (из указанных в документах сотен). Сражаться было невозможно – только отступать. Украина годами зависела от российских гарантий ее суверенитета. По сути, Украина вместе с РФ, США и Великобританией подписала в 1994 году Будапештский меморандум.  В соответствии с условиями меморандума, Украина отказалась от своих запасов ядерного оружия – 1000 боеголовок – в пользу России. Взамен Украина получила, как ей казалось (по глупости), лучшее партнерство в области безопасности в истории. На деле же она попалась в ловушку: у нее осталась только потрепанная армия, неспособная защитить суверенитет страны. Украина – единственная страна в истории, отказавшаяся от таких запасов ядерного оружия. 

Путин просчитался. Присоединения к России хотелось лишь немногим русскоязычным, и большинство украинцев определяли себя через отличия от россиян, а не наоборот. Это удивило и экспертов в Америке и Западной Европе. Вместо того чтобы расколоться из-за появления масштабного пророссийского движения, на которое рассчитывала Россия и которого ожидали западные эксперты по данным от той же России, Украина объединилась.

Добровольцы с винтовками, дробовиками, а иногда даже со свинцовыми трубами собрались из Восточной, Центральной и Западной Украины, чтобы остановить ведомое Россией наступление сепаратистов – а потом и отбросить пророссийские силы назад. Государство бросило все, что у него было – плохо экипированные войска и полицейские силы – в бой с сепаратистами. В июне 2014 года беспрепятственный российский марш на Киев превратился в смущенное отступление: добровольцы отбили Мариуполь, Харьков, Славянск и другие значимые города Востока. Отчаянно пытаясь удержать выскальзывающую из его захвата Восточную Украину, Путин направил в Украину тысячи солдат регулярной российской армии, танки, артиллерию и зенитные орудия, чтобы остановить контрнаступление украинцев.

С тех пор прошло немало серьезных сражений. В целом, Украине тяжело даются наступления, да и сепаратисты с россиянами при попытках атаковать терпели катастрофические поражения. Необъявленная война не является тупиком – но активность с обеих сторон стала ниже. Стороны обстреливают друг друга и ходят в рейды, но масштабного перемещения войск замечено не было.

Но с обеих сторон растет желание разрешения конфликта – тем или иным образом. Россия понемногу начинает понимать, если раньше украинский патриотизм практически ограничивался западной частью страны, теперь огромное количество людей со всех уголков Украины гордо идентифицируют себя как часть нации с ценностями, языком и культурой, отличными от российских – и предпочитают их российской культуре. Разумеется, Россия предпочла бы, чтобы де-юре независимая Украина на самом деле была полностью подчинена РФ в политической, экономической и культурной сферах. Большинство украинцев, со своей стороны, хотели бы улучшения состояния экономики и шанса стать более похожими на Польшу – приблизиться к Европе. И тут в пространство военного тупика входит новая переменная: религия. Или, выражаясь точнее, российское православное христианство.

Тема религии всегда была непростой. Там, где вера пересекается с политикой, запутаться недолго. Сформулирую просто: 1) достойные доверия эксперты по российской истории и религии отмечают, что российская церковь подчинена российскому государству; 2) российская церковь была интегрирована со службами сбора данных КГБ в период Холодной войны; 3) религиозная иконография в России смешалась с пропагандой невообразимым для жителей Запада образом (религиозное почитание Сталина, Петра Первого, Путина и пр.). Иными словами, любовь к Христу в России означает любовь к Путину, а также является очень специфическим подвидом политической идеологии – тип авторитаризма, на который опирается Путин и его коллеги (как исторические, так и современные).

 Этот «марш за мир» - конкретно марш православной церкви Московского патриархата. Это не католический, христианский или не привязанный к вероисповеданию марш за мир. Его проводят верующие, поддерживающие Россию и ее национальные интересы, и живущие на неконтролируемых или спорных украинских территориях, или же там, где у российского православия по-прежнему есть влияние.

Появлялись многочисленные сообщения о том, что марш организовали российские агенты разведки и спецназовцы, планируя спровоцировать насилие вроде того, что произошло в Марселе на Евро-2016. И что цель их похода в Киев – начинать драки, портить имущество, ранить или убивать людей, или провоцировать правоохранительные органы для того, чтобы подогреть антиправительственные настроения и нестабильность в стране. Большинство украинцев (и почти все киевляне, с которыми я говорил) не хотят, чтобы этот марш за мир проходил в их городе. При этом запретить им войти в Киев  нельзя и, похоже, никак нельзя предотвратить то, что, как все опасаются, закончится отвратительной, политически опасной катастрофой.

Перевод НВ

Колонка публикуется с разрешения автора. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.