24 сентября 2017, воскресенье

Путину нужна победа, а не мир с Западом

комментировать
Российский президент хочет возглавить коалицию против ИГИЛ и добиться признания, что он был прав, поддерживая режим Асада

Оригинал текста опубликован на Bloomberg View. Другие колонки Bloomberg View по ссылке: http://www.bloombergview.com

После атаки ИГИЛ на Париж между западными странами и путинской Россией наметилось потепление.  Но в предложениях мира от Путина больше риторики, чем реального смысла. 

Запад делает осторожные шаги к объединению с Россией в борьбе против ИГИЛ. Французский президент Франсуа Олланд, месяц назад заявлявший, что «Россия – нам не союзник» в Сирии, пообещал поговорить и с Обамой, и с Путиным, об «объединении сил». На саммите G-20 в Анталии Барак Обама больше получаса разговаривал с Путиным наедине – изменение обычной для этих лидеров практики избегания друг друга.

Не следует принимать последние действия Путина, как заискивание. Российский президент предложил реструктуризировать $3-миллиардный украинский долг, хотя до этого Москва твердо стояла на том, что долг должен быть полностью выплачен в декабре. А на переговорах по Сирии, которые прошли в Вене, Россия согласилась позволить принять участие в урегулировании ситуации оппонентам ее союзника, президента Башара Асада.

Тем не менее, открытость Запада к «широкой коалиции» против ИГИЛ не означает, что она будет создана; нужно разрешить еще немало противоречий, а после этого поделить роли в конфликте. К тому же, Путин не пошел на уступки по Украине.

Западным лидерам нужно решить, объединяться ли с меньшим злом ради победы над большим

В Донбассе около шести недель царило затишье; Путин, похоже, заставил пророссийских боевиков прекратить огонь после того, как российские войска начали бомбить Сирию. Но уже в ноябре украинская армия начала сообщать о нескольких смертях в день. В воскресенье, например, стало известно о гибели еще трех украинских военных.

О достижении политического решения тоже мечтать не приходится: украинский парламент только сейчас начинает заниматься законом о выборах на оккупированных территориях, который позволит начать их реинтеграцию. Путин не перестанет давить на Киев, пока не будет доволен исходом для него и его ставленников. 

Предложение о реструктуризации – тоже не подарок. Путин готов позволить Украине разделить выплату долга на три этапа – по миллиарду в год, но только при условии, что гарантами выплат выступят западные партнеры Украины.

Реструктуризация долга, особенно при условии получения гарантий, для России намного выгоднее, чем сделка, которую заключили с Украиной частные кредиторы. Впрочем, Украина связана условиями этой сделки – она не может предлагать никому лучших условий, или же вынуждена компенсировать инвесторам разницу. Поэтому непонятно, как удастся договориться до установленного Путиным дедлайна 6 декабря.

Предложение – в первую очередь пропагандистский ход, призванный показать, что Запад и сам не уверен, что его программа поможет изнуренной коррупцией стране. Кроме того, Путин ничего не теряет, кроме призрачной возможности стребовать долг через суды: МВФ уже сообщил, что продолжит кредитовать Украину, даже если она объявит дефолт из-за российского долга.  Поэтому Путин пытается хотя бы получить политические дивиденды с неудавшейся экономической инвестиции.

Западные лидеры неоднократно давали Путину понять, что не пойдут на уступки по Украине в обмен на его помощь в Сирии. Путин же, в свою очередь, не готов отказаться от своей способности дестабилизировать Украину в обмен на шанс сотрудничать с США и их партнерами в Сирии. Он не заинтересован в покупке билета на войну, в которой и так уже участвует, причем с большими рисками.

Было бы ошибкой оценивать действия Путина в Сирии как попытку вернуть расположение Запада, получить прощение за действия в Украине и добиться того, чтобы санкции против РФ, срок действия которых истекает в конце января, не были продлены. Российский президент неоднократно повторил, что считает ИГИЛ угрозой России. Во вторник ФСБ официально объявила, что причиной крушения пассажирского лайнера над Египтом был теракт. Путин пообещал найти виновных, «где бы они ни прятались».

Это заявление – эхо обещания в сентябре 1999 года: «Мы будем преследовать террористов везде и, если мы поймаем их в сортире, мы будем мочить их в сортире». Путин сказал это, начиная вторую войну в Чечне, которую он в итоге выиграл, выбрав жестокого местного лидера, чтобы тот правил мятежным регионом за него.

С учетом этого опыта, Путин считает, что разбирается в борьбе с терроризмом лучше, чем кто-либо из нынешних мировых лидеров. Он хочет возглавить коалицию против ИГИЛ и добиться, чтобы все признали, что он был прав, поддерживая режим Асада.

Западный союз с Путиным против ИГИЛ, если он и будет заключен, не станет чем-то большим, чем ситуативный военный союз. Политического сотрудничество не будет; Запад готов был работать со Сталиным во время Второй мировой, но за этим незамедлительно последовала Холодная война.

Путин, который привел пример антигитлеровской коалиции, говоря о противостоянии ИГИЛ, это знает. Но он добивается не отмены санкций. Он хочет выиграть войну, хочет, чтобы его признали лидером, который принес миру победу. В этом плане теракты не изменили ничего: Западу все так же нужно решить, объединяться ли с меньшим злом ради победы над большим.

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Леонида Бершидского на Bloomberg View. Републикация полной версии текста запрещена.

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.