28 марта 2017, вторник

Поле брани. Как медиа превращают в орудия пропаганды

комментировать
Искривления информационного пространства, порожденные тиранией в Москве и революционным экстазом в Киеве, - самая серьезная угроза для свободы слова после распада СССР

В прежние времена Украина Виктора Януковича часто копировала худшие российские установки. Казалось бы, сейчас это должно прекратиться. Но традиция жива: наши страны - все-таки сиамские близнецы, сросшиеся самыми неказистыми своими частями.

Президент Владимир Путин наградил три сотни журналистов, в основном с контролируемых государством телеканалов и из прокремлевских Lifenews и Комсомольской правды, серьезными орденами и медалями - "за объективность". Указ о награждении непубличный: пропагандисты получают премии, как настоящие герои невидимого фронта.

В Украине это теперь невозможно? Но вышел же указ и. о. президента Александра Турчинова, предписывающий Кабмину "принять меры по обеспечению распространения объективных сведений об общественно-политической ситуации в Украине, в частности путем создания соответствующего медиахолдинга". Если он будет создан, в Украине появится не только своя Україна сьогодні в ответ на московскую Рашу тудей [международное информагентство Russia Today (RT), созданное Путиным], но и непременно - своя орденоносная Маргарита Симоньян, руководитель RT. То, что случилось с российской прессой при Путине, а с украинской - при Януковиче, еще может повториться.

Я перестал воспринимать всерьез новости об Украине, написанные на русском и украинском языках

Частные СМИ тоже легко превратить в орудия пропаганды (Lifenews и Комсомолка государству не принадлежат). Начинать можно с употребления "заряженных" терминов. Например, людей, захвативших Славянск, российская пропаганда именует "ополченцами" и "сторонниками федерализации", украинская - "террористами" и "сепаратистами". Маркеры необъективности считываются мгновенно, убивая доверие к тексту.

А вот для The New York Times нет ни "ополченцев", ни "террористов". Есть бойцы, украинские граждане, чувствующие сильную связь с Россией, но непонятно, управляемые ли из нее. Это не наивность, а честность: репортеры газеты читали и слышали, что говорят обе стороны, но написали не об этом, а о том, что увидели сами.

Для Financial Times в захваченных городках Донецкой области есть рассерженные на киевскую власть местные жители - а для многих украинских СМИ их нет, только вооруженные агенты Путина да спецназ российского Главного разведуправления. Эти СМИ участвуют в войне вместо того, чтобы ее описывать.

Я перестал воспринимать всерьез новости об Украине, написанные на русском и украинском языках. Из них можно разве что сложить единую шизофреническую ленту, в которой хунта будет доблестно сражаться с террористами, а кремлевские наемники - давать отпор карателям. Это месиво из слов - настоящая кровавая бойня, в которой гибнет правда, неуместны репортерская смелость и наблюдательность, а любая неожиданная для "своих" мысль подвергается даже не цензуре, а самоцензуре.

В России репрессии против неподцензурных СМИ, а в скором будущем - и против блогеров, мешают системно работать над нейтральным языком репортерского повествования, над "разминированием" словаря, над созданием картины событий, из которой будут отфильтрованы пропагандистские артефакты. Но есть еще возможность заняться этим в Украине.

Это будет неблагодарный труд, и решившаяся на него редакционная команда подвергнется нападкам с обеих сторон. Конечно, полностью закрыть уши от пропагандистского шума и открыть глаза на реальность могут только лучшие журналисты и редакторы. Но я знаю, что в Киеве таких хватит на несколько команд.

Те, кто решится, будут настоящими героями, хотя им никто не выпишет медалей: ведь правда обычно неприятна обоим враждующим лагерям. Читатели по этим лагерям уже разобрались: я знаю, например, к какому принадлежит большая часть аудитории этого журнала. Люди хотят слышать то, с чем согласны, но репортер вовсе не обязан предоставить им именно это. В жестких ситуациях вроде нынешней это было бы даже не ошибкой, а преступлением.

Команда, которая отважно создаст в нынешней Украине беспристрастное СМИ, будет сильнее, чем сторонние наблюдатели из The New York Times и Financial Times. Иногда, чтобы написать правду, нужно топтать собственные убеждения и, как может показаться, потакать врагу. Зато люди поверят.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.