19 ноября 2017, воскресенье

Кризис европейского социализма

комментировать
Вполне возможно, что единственный путь вперед для основных левых партий – объединиться с правоцентристскими силами

Оригинал текста опубликован на Bloomberg View. Другие колонки Bloomberg View по ссылке

После воскресных выборов в Германии стало ясно, что электоральные неудачи устоявшихся социалистических партий в Европе – это не отдельные события, а тренд, экзистенциальный кризис для левоцентристов.

Есть несколько более подходящих иллюстраций этого кризиса, чем бесполезный гнев социал-демократа Мартина Шульца, направленный на канцлера Ангелу Меркель после выборов в воскресенье. Шульц назвал ее "самым большим лузером" гонки; он подвергал ее жесткой критике за "систематическое уклонение от политической борьбы", что создало вакуум для националистов и назвал ее предвыборную кампанию скандальной. Он выставил все так, словно это Меркель, чей Христианско-Демократический Союз работал в правительстве вместе с СДПГ последние четыре года, стала причиной плохих результатов его партии – только 20,5% голосов. Учитывая, что он выступил против нее, и что она выиграла выборы, обвинения Шульца звучали абсурдно. Понятно, что он не знает, что случилось с поддержкой его партии, так же, как французские социалисты понятия не имели, почему они потеряли поддержку в преддверии президентских выборов в этом году, так же, как голландская лейбористская партия изо всех сил пыталась понять причины своего падения в марте.

Непонимание может быть просто отрицанием. Некоторые из европейских левых убеждены, что это звезды встали против социалистических партий. Вот как Асбьорн Вал, глава норвежской кампании за государство всеобщего благосостояния объяснил проигрыш местной Рабочей партии:

"В золотой век социал-демократия основывалась на массовом компромиссе и балансе сил, который позволил социальным образом продвинуться в рамках регулируемого капитализма (т. е. государства всеобщего благосостояния). Материальная основа такой политики сейчас истощается, что проявляется в глубоком кризисе и стагнации капитализма и сопутствующим неолиберальным наступлением. Социал-демократическая попытка воссоздать классовый компромисс с его успешным трехсторонним сотрудничеством и социальным диалогом, даже без мобилизации классов и конфронтации, является иллюзорным проектом в нынешней политической конъюнктуре.

Социалистические партии могли попытаться уйти дальше влево, туда, где еще остались большие идеи

Каким образом «неолибералы» (такие как Меркель или премьер-министр Норвегии Эрна Солберг) получают прибыль от нынешнего «кризиса и стагнации капитализма»? Ну, вполне вероятно, они просто отреагировали быстрее на тектонический сдвиг в избирательной базе.

Джейн Гингрич из Оксфордского университета и Зилья Хойзерманн из Университета Цюриха в 2015 году писали, что левые партии начали терять свой электорат в 90-е годы, когда сократился рабочий класс. Их новая база избирателей требовала нового подхода. "Коалиция поддержки постиндустриального благосостояния, привязана к среднему классу, который, как правило, предпочитает социальные инвестиции и активную политику больше традиционной политики перераспределения", - говорится в их исследовании.

Правоцентристские партии все чаще играли на том же поле, и, возможно, они лучше подходят для ответа на призывы. Социал-демократический канцлер Герхард Шредер опередил свое время, подтолкнув партию к активизации и социальным инвестициям своим обновлением рынка труда. Но он потерял поддержку традиционной базы СДПГ, а партия позволила ХДС Меркель использовать их повестку. С тех пор СДПГ пыталась предложить что-то значимое для среднего класса.

Например, Шульц не смог сплотить избирателей вокруг идеи, что детские сады должны быть бесплатными: большинство немцев могут себе позволить небольшую оплату. Предложение СДПГ оставить пенсии на нынешнем уровне, а не делать ниже где-то на 5% от средней зарплаты к 2030 году тоже не очень взволновало людей. Как и во Франции, Нидерландах и северных странах, Германия в достаточной мере социалистическое государство, так что нет такого социального улучшения, которое могло бы заставить избирателей отказаться от ХДС в пользу СДПГ. Можно спорить о деталях, но в целом, у среднего класса все будет хорошо при право- или левоцентристском правительстве. Это не США, где партия у власти может изменить основные меры защиты, такие как медицинское страхование.

Социалистические партии могли попытаться уйти дальше влево, туда, где еще остались большие идеи – универсальный базовых доход или массовая национализация. Но, во-первых, в политическом спектре это место уже занято такими как "Непокоренная Франция" (France Insoumise) Меланшона и немецкими бескомпромиссными "Левыми" (Die Linke). Эти партии шумны, хороши в коммуникации и полностью отвечают за свою повестку. В этом году французские социалисты узнали, что идти плечом к плечу с этими партиями катастрофично опасно: их кандидат Бенуа Амон, который использовал смелые, радикальные левые лозунги растворился в тени Меланшона. К тому же, на дальнем левом фланге мало электората. В конце концов "Левые" получила меньше половины того количества голосов, которые отдали за СДПГ на выборах в воскресенье – а это был катастрофичный год для СДПГ. Те же представители среднего класса, которые вытеснили рабочих в электоральную базу левых, склонны отвергать радикальные идеи как утопические.

Лидер лейбористской партии Великобритании Джереми Корбин может достичь большего успеха, уводя партию влево. На британском политическом поле там больше никого нет, а в условиях двухпартийной системы Корбин может надеяться на протест голосованием, пока Консервативное правительство неубедительно машет руками.

Вполне возможно, что единственный путь вперед для основных левых партий – объединиться с правоцентристскими силами. Нечто подобное произошло после победы на президентских выборах во Франции Эммануэля Макрона. Его "Республика на марше" не левая и не правая, она свободна от бремени традиционных партий, таких как радикальные члены профсоюза или националисты. Он может протолкнуть центристскую политику – в том числе, социально ориентированную, не боясь, что кто-то заглядывает ему через плечо.

Становится все больше похоже, что политический центр имеет смысл для избирателей скорее в виде объединенной силы, чем места, где партии конкурируют между собой. Центристские партии, которые сейчас набрали силы, по большей части правоцентристские, станут центром притяжения для слияния или крепких союзов. Если достаточно сильной партии не найдется, то есть французский сценарий.

Злобный отказ Шульца работать в правительстве под управлением Меркель и решительное желание СДПГ уйти в оппозицию – пережиток того времени, когда не было принципиальной разницы между умеренными левыми и умеренными правыми, времени, когда у них была разная избирательная база. Сегодня же между собой конкурируют объединенный центр и экстремисты справа и слева. Если Меркель сможет создать коалицию с либеральными Свободными демократами и Зелеными, это станет неуклюжим ответом универсальной центристской силе Макрона. И еще неясно как перестроится СДПГ, чтобы стать альтернативой.

Новое Время приглашает на лекции наших известных колумнистов Диалоги о будущем. Подробная программа здесь

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу   Мнения Нового Времени

 

Зилья Хойзерманн

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.